90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

"Мягкая сила" Китая: на прицеле Центральная Азия – часть первая

25.01.2014 09:03

Политика

Мягкая сила Китая: на прицеле Центральная Азия – часть первая

Наверное, только ленивый сегодня не обсуждает Китай и все, что с ним связано. Особенно в последние годы резко возросло количество публикаций, освещающих те или иные подробности, касающиеся мировой торговой державы. И действительно, роль КНР на мировой арене неуклонно становится все более весомой и значимой. Наряду со стремительным укреплением экономических позиций Китая наблюдается заметное усиление КНР и в глобальной политике. В этой ситуации самоназвание китайцев и Китая "Срединное государство" (от кит. 中国), очевидно, уже не является столь неоправданным.

На фоне того, как сегодня многие развитые страны мира начинают ориентироваться на Азиатский регион, периодически возникают моменты, когда западные державы уже вынуждены учитывать интересы Китая. В этом плане уместно отметить возникновение концепции Chimerica или G2, которую активно предлагают многие аналитики мира. В том числе известный американский политолог Збигнев Бжезинский, в своей книге "Великая шахматная доска" утверждавший, что "Китай не мировая, но региональная держава", сегодня упорно выступает за объединение усилий США и КНР на глобальной арене. Это фактически означает, что Запад (в частности, США) открыто признает определенную степень своей зависимости от Китая, а также демонстрирует готовность к равноправному сотрудничеству с ним.

По всей видимости, сами китайские власти также стали понимать возросшую роль КНР в мире. Это можно видеть по тому, как заметно трансформируются внешнеполитические постулаты Китая. Так, мы сегодня являемся свидетелями того, как эволюционирует форма присутствия Китая в Центральноазиатском регионе. Если раньше (начиная с 1990-х гг. до сегодняшнего дня) Китай предпочитал наблюдать в сторонке и постепенно входить в энергетический сектор экономики стран региона, то теперь Китай уже претендует на равное соперничество с другими нерегиональными державами, предлагая свои идеологические стандарты и идеи.

Речь в данном случае идет об усилении компонентов "мягкой силы" во внешней политике Китая. Конечно, может возникнуть вопрос, в чем же новизна данной темы. Ведь для Китая политика "мягкой силы" характерна во все периоды истории, начиная со времен династий и до современности. Но в настоящей статье особый акцент делается на новые компоненты мягкой силы, при помощи которых КНР сегодня претендует на роль нового центра силы. Автором делается попытка рассмотреть новые формы и инструменты продвижения китайских интересов в центральноазиатских республиках.

Новая внешняя политика КНР и "мягкая сила"

В последние годы руководство Китая начало активно использовать "мягкую силу" при проведении внутренней и внешней политики. Впервые китайские власти серьезно начали рассматривать роль нетрадиционных инструментов воздействия на мировое сообщество с приходом к власти Ху Цзиньтао. С этого момента в работе по формированию позитивного образа Китая за рубежом появились новые акценты. Внешнеполитический курс Пекина был ориентирован на поддержку мирных деклараций, осуждение однополярного мира и политики с позиции силы.

В докладе Ху Цзиньтао на XVII съезде ЦК КПК тема "мягкой силы" была выведена в отдельную главу.В частности, говорилось, что "в наши дни культура становится все более важным элементом соперничества в совокупной государственной мощи, а развитие культуры внутри страны должно сопровождаться повышением ее международного влияния". Впоследствии руководство КНР выработало целый ряд внешнеполитических программ, призванных привлечь на свою сторону мировое общественное мнение, пропагандируя тезис о мирном пути развития Китая. К примеру, можно выделить такие новые политические инициативы, как "публичная дипломатия" (гунгунвайцзяо), "периферийная дипломатия" (мулинвайцзяо).

С момента включения концепции "мягкой силы" в программные материалы Компартии китайские власти приняли решение активно экспортировать китайскую культуру на сопредельные страны. На 6-м пленуме ЦК КПК 17 созыва, прошедшем в октябре 2011 г., был принят ключевой программный документ "Решения ЦК КПК о некоторых важных вопросах углубления реформы культурной системы, содействия развитию и процветанию социалистической культуры". В нем отмечается, что "культура занимает все более важное место в соперничестве между странами, крупные государства целенаправленно наращивают "мягкую силу" ради повышения своей международной конкурентоспособности". Также в постановлении пленума ЦК КПК было указано на необходимость "осуществлять стратегию выхода культуры вовне, повышать международное влияние китайской культуры, демонстрировать миру новый образ реформ и открытости Китая".

В концепцию китайской политики "мягкой силы" включены конкретные механизмы, направленные на формирование благоприятного имиджа страны за рубежом, среди которых можно выделить следующие моменты:

Во-первых,  проводить многостороннюю политику с целью обеспечения всеобщей безопасности, предотвращения обострения международной обстановки, а также укрепления глобальной политической и экономической стабильности. Таким образом, внешняя политика Китая напрямую подчинена принципу "гармоничного мира". Практика проведения внешней политики КНР в последние годы показывает, что Пекин всячески отстраняется от поддержки каких-либо действий, способных привести к возникновению новых военных конфликтов. Однако следует отметить, что когда дело касается территориальных вопросов, Пекин может занять достаточно жесткую позицию. Свидетельством этого могут быть споры о принадлежности нескольких островов в Южно-Китайском море между Японией, Вьетнамом, Филиппинами с одной стороны и КНР – с другой;

Во-вторых, налаживать сотрудничество в области оказания помощи в экономической и социальной сфере, здравоохранении, образовании, предоставлении гуманитарной помощи. При этом, выделяя большие кредитные средства, Пекин в отличие от большинства стран Запада не привязывает их к политическим и идеологическим вопросам;

В-третьих, проводить различные акции культурного характера, в которых необходимо наиболее полно представить положительные особенности китайской культуры с упором на достижения КНР. В данном контексте в рамках акций культурного характера Китай предлагает миру собственное понимание развития межгосударственных отношений.В целях перманентного продвижения китайских традиций и стратегической линии уже несколько лет реализуется проект создания по всему миру сети институтов Конфуция, первый из которых был открыт в 2004 г. в Сеуле. Ключевое значение придается деятельности таких институтов на территории США, где на сегодняшний момент функционируют около 400 институтов, центров и классов Конфуция.

Проект по созданию за рубежом институтов Конфуция курируется правительственной Канцелярией КНР по распространению китайского языка в мире (кит. Ханьбань). По данным за 2012 г. в 96 странах и регионах мира действовало 358 институтов и 500 классов Конфуция, в том числе в Азии - 65, Европе - 73, Америке - 51, Африке - 16, Океании – 6, в России - 12. К 2020 г. планируется довести общее число институтов Конфуция в мире до 1000. Институты Конфуция открываются при действующих за рубежом учебных заведениях. Благодаря широкой финансовой и кадровой поддержке из Пекина, институты Конфуция способны предложить привлекательные условия для желающих изучать китайский язык. Как правило, обучение там стоит недорого. По некоторым данным, Ханьбань ежегодно выделяет около 100 тыс. долларов на финансирование деятельности каждого института.

Однако в последнее время все чаще появляются негативные оценки деятельности центров Конфуция, особенно в западных странах. Так, в газете Globeand Mail авторы призвали канадские университеты и колледжи воздерживаться от партнерства с институтами Конфуция, обосновав это тем, что эти структуры пропагандируют элементы китайской политики, несовместимые с либеральным образованием. Их внедрение в учебный процесс способствует тому, что там начинают принимать позицию Пекина по таким деликатным проблемам, как тибетский и тайваньский вопросы, деятельности запрещенного в КНР учения "Фалуньгун". В итоге, по мнению канадских исследователей, институты Конфуция целенаправленно пропагандируют политические взгляды Компартии Китая в зарубежных учебных заведениях.

Таким образом, в настоящее время китайские власти прилагают усилия по проведению эффективной политики "мягкой силы". Основными направлениями реализации подобной политики во внешнеполитической концепции КНР являются Азиатско-Тихоокеанский регион, Африка, Латинская Америка и Центральная Азия.

При оценке перспектив проведения Китаем политики "мягкой силы" следует также учитывать такой немаловажный фактор, как прошедшая совсем недавно смена власти в Компартии Китая. По оценкам ведущих аналитиков, приход нового поколения руководителей может повлиять на внешнеполитический курс страны. В последние несколько лет среди экспертного сообщества Китая активно обсуждается вопрос о нецелесообразности  следования во внешней политике постулатам Дэн Сяопина, которые призывают "хладнокровно наблюдать", "вести себя скромно", "не претендовать на лидерство", "выжидать в тени".

Все большее число китайских исследователей предлагают сменить эти постулаты на более жесткие принципы, соответствующие новому статусу КНР как мировой экономической державы. Примечательно, что националистические призывы ряда китайских экспертов находят широкую поддержку как со стороны простого населения, так и со стороны военных, которые в течение последних двух лет стали играть более весомую роль в государственном управлении. В этих условиях руководству страны будет сложно придерживаться прежнего курса, и, скорее всего, Пекин начнет проводить более решительную внешнюю политику. Именно в этом контексте актуализируется вопрос о переосмыслении китайскими властями своего гуманитарного влияния в мире.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.radiotochka.kz/news/full/1581.html

25.01.2014 09:03

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Мирлан Исакбекович Бакиров

Бакиров Мирлан Исакбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
69 лет 6 месяцев

средняя продолжительность жизни в Кыргызстане

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31