90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан-2014: РК может стать ближе к Китаю?

14.04.2014 19:49

Политика

Казахстан-2014: РК может стать ближе к Китаю?

Информационно-аналитический центр МГУ продолжает опрос экспертов по теме событий на Украине и будущего многовекторной политики Казахстана. На вопросы редакции согласился ответить заместитель генерального директора Института национальной стратегии Александр Костин.  

ИАЦ МГУ: В связи с очередным витком кризиса и напряженности на Украине,  останется ли позиция официального Казахстана на прежнем уровне или претерпит изменения?

Александр Костин: Вообще позиция никогда не бывает монолитной. Как раз сущность политики – быть гибкой в зависимости от ситуации. Не меняются принципы. На мой взгляд, и это неоднократно подтверждалось правительством Казахстана, одним из ключевых принципов международной политики РК является функция посредника. Ни Казахстану, ни его соседям не выгодно, если РК полностью попадет в орбиту влияния той или иной страны. Поэтому я считаю, что Казахстан в отношении России выполнил все свои обязательства, что, к сожалению,  у нас не было замечено, не был подан сигнал, что это оценили – ни в медийном, ни в политическом пространстве. А это очень плохо.

Казахстан будет не то, что поддерживать позицию России, он будет поддерживать стабильность постсоветского пространства. В данном случае Казахстан является очень хорошей площадкой для переговоров. Причем, переговоры могут быть разновекторными, а не только по ситуации на Украине, потому что, на мой взгляд, текущий режим вообще не договороспособен. Но, прежде всего, по геостратегической перспективе – открытие новых горизонтов отношений с Китаем, с Юго-Восточной Азией. В данном случае роль Казахстана сильно недооценена.

По сути, проблема России – в почти полном отсутствии  неформальных каналов коммуникаций, в первую очередь, с Китаем, хотя это наш один из крупнейших партнеров. У казахстанской элиты эти каналы есть. Здесь уместно вспомнить недавний визит принца Великобритании. Это как раз показатель очень сильных коммуникационных позиций казахстанской элиты. В данном случае, роль, например, того же Масимова сложно недооценить – это очень сильный и качественный переговорщик не только с Китаем, но и с другими центрами силы.

ИАЦ МГУ: А в случае обострения ситуации на Востоке Украины и более активных действий России на этом направлении, какова будет позиция Казахстана?

Александр Костин: Во многом позиция Казахстана будет определяться  позицией президента. Мне кажется, что это в любом случае будет позиция нейтралитета. Назарбаев прекрасно понимает, что Россия в данном случае является заложником неадекватных действий Киева и заложником положения масс русскоязычного населения Востока Украины. Москва их просто не может бросить и в Астане это прекрасно понимают. Я думаю, Казахстан будет и дальше будет выступать вектором на сохранение стабильности. Может быть, это будет переформатирование в какой-то неформальный канал коммуникаций.

ИАЦ МГУ: Какие действия предпримет казахстанское правительство в том случае, если поле для маневра в проведении многовекторной политики сократиться настолько, что данный внешнеполитический курс станет неэффективным?

Александр Костин: Данный сценарий, на мой взгляд, маловероятен, потому что он не выгоден всем сторонам. Конечно, в каких-то тактических коротких ситуациях Запад старается переманить партнеров России, но по сути это игра в одну сторону. Я глубоко убежден, что казахское руководство обладает стратегическим мышлением, и оно на это не пройдет. Поэтому я не вижу ситуации, когда поле для маневра может сократиться настолько, когда внешнеполитический многовекторный курс станет неэффективным.

Ведь, по сути, вектора не могут исчезнуть, вектора – это крупнейшие державы мира – это Китай, Россия, ЕС, США. Если бы это произошло, то был бы мир во всем мире.

Кроме того, сверхсильного давления на Казахстан я не предполагаю, потому что это не в интересах западных держав. Ведь у Казахстана есть все возможности в короткие сроки переориентироваться на Китай и на их деньги. Наоборот, сейчас Казахстан открывает двери для западных инвесторов, чтобы сохранить баланс отношений, баланс влияний. Не думаю, что США пойдут на разрыв связей, на ликвидацию всего своего влияния, которое они создавали годами, ради краткосрочной выгоды. Это не в стиле их стратегического мышления. Да, будет давление, но все прекрасно понимают уровни и меры этого давления.

ИАЦ МГУ: Можно ли ожидать, что напряженные отношения России и Запада подтолкнут Казахстан к переориентации внешнеполитического курса на Китай?

Александр Костин: Переориентация Казахстана на Китай возможна только в том случае, если будет очень жесткий сценарий противостояния России и Запада. Если мы посмотрим на условную карту влияний держав на Казахстан, то увидим, что Россия фактически обладает только политическим и геополитическим влиянием на Казахстан. Мы довлеем через демографические, социально-экономические, территориально-инфраструктурные связи.

Если посмотрим на Запад, то он, прежде всего, влияет через свои общественные организации, инвестиции, т.е. через экспертно-политическое поле. Страны Запада являются одними из крупнейших инвесторов Казахстана. Это их ключевой вклад.

Китай является самым крупным кредитным банком всего этого полушария. Китай для Казахстана может стать гарантом не только финансового благополучия, но и политического. Поэтому переориентация произойдет только в случае угрозы безопасности Казахстана. Хотя я не вижу таких сценариев.

Китай сейчас становится сильным центром силы, и Казахстан этого боится. Ориентация только на Китай не входит в модель многовекторной политики РК. В этом и суть, чтобы не подпадать ни под чье сильное влияние.

Я думаю, что переориентация может произойти только  в том случае, если Запад в каком-то фантастическом сценарии пойдет на недипломатические меры воздействия. Но опять же, нет даже гипотетических признаков такого развития событий. Особенно с учетом нестабильной ситуации в регионе, с учетом «открытого конца» истории Афганистана и дальнейшей дестабилизации обстановки после вывода войск. США вовсе не заинтересованы в дальнейшем нарастании хаоса в регионе. Наоборот нужны центры силы, чтобы этим хаосом управлять. 

Казахстан и Узбекистан как раз являются этими центрами силы. США через военное сотрудничество как могут наоборот укрепляют и Казахстан и Узбекистан. Насколько я знаю, в РК в год проходит шесть учений с американскими военными, а с Россией в рамках ОДКБ только одно.

Поэтому я не вижу тут каких-то радикальных сценариев, т.к. нет к этому никаких предпосылок.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ia-centr.ru/expert/17946/

14.04.2014 19:49

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Марат Аскерович Аманкулов

Аманкулов Марат Аскерович

Председатель Бишкекского городского кенеша

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
35 183

тенге - размер средней пенсии в Казахстане

Парламентские выборы в Кыргызстане: пойдете ли Вы голосовать?

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31