90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Ввозные пошлины – камень преткновения евразийской интеграции?

03.12.2018 15:49

Экономика

Ввозные пошлины – камень преткновения евразийской интеграции?

В конце ноября стало известно, что Александр Лукашенко отказался согласовывать предложение продлить сроки действующих нормативов распределения сумм ввозных таможенных пошлин в рамках Евразийского экономического союза. По словам главы Белорусского государства, «предложение в очередной раз продлить сроки действующих нормативов (мы об этом часто говорим, справедливо отмечаем, исходя уже из наработанного опыта) абсолютно невыгодно для Белоруссии», а значит, и согласиться на это в Минске не могут. При этом А. Лукашенко отдельно подчеркнул, что в решении данного вопроса не должно быть политики, а его страна не должна оказаться в неравных условиях по сравнению с другими партнерами по Союзу.

Исходя из требований белорусского лидера, официальный Минск предложил пересматривать нормативы распределения сумм ввозных пошлин между бюджетами стран каждые три года с учетом объема импорта. При этом обосновали такую позицию в белорусской столице тем, что «со времени предыдущего распределения пошлин прошло достаточно много времени, к тому же у стран – участниц ЕАЭС есть обязательства в связи с их членством во Всемирной торговой организации».

«Мы должны актуализировать информацию и принимать взвешенные решения по нормативам распределения, исходя из импорта: сколько кто ввозит на территорию государств извне», – заявил во время проведения Евразийского межправительственного совета в Минске первый заместитель министра финансов Белоруссии Юрий Селиверстов. Как отмечают аналитики, такая позиция белорусской стороны преследует единственную цель – увеличить поступления в бюджет республики из расчета того, что Белоруссия станет активным участником реализуемого сегодня Китаем проекта «Нового шелкового пути». При этом стоит отметить, что с данной инициативой Пекина связывают свои надежды и другие участники ЕАЭС, однако ни в Астане, ни в Ереване, ни в Бишкеке, ни тем более в Москве не акцентируют свое внимание на данной проблеме, отдавая инициативу в руки белорусских партнеров.

Необходимо напомнить, что проблема распределения ввозных таможенных пошлин в рамках ЕАЭС существует не один год. Белорусская сторона поднимала этот вопрос не единожды, а с вхождением в состав Евразийского союза Киргизии данная тема только обострилась. Можно вспомнить, что в конце прошлого года белорусские чиновники заявили, что республика в ЕАЭС стала терять гораздо больше, чем приобретать. Так, отмечалось, что по итогам 2016 года в бюджеты стран Союза поступило от ввозных пошлин более 9,8 млрд. долларов США в эквиваленте. При этом Белоруссия получила только 449 млн. долларов, Армения – 104,9 млн., Казахстан – 696,8 млн., Кыргызстан – 185,8 млн., а России – 8 371,8 млн.

При этом после проведенной проверки оказалось, что снижение объема поступлений в белорусский бюджет оказалось более существенным, чем в целом для всего ЕАЭС, – почти минус 9%, а сальдо взаиморасчетов по ввозным таможенным пошлинам сложилось отрицательным – 41 млн. долларов. По итогам 2017 года картина для Белоруссии оказалась не намного лучше. Всего в бюджеты стран ЕАЭС поступило в эквиваленте 11,6 млрд. долларов ввозных таможенных пошлин, а РБ получила от этого около 530,7 млн. (на 15% больше, чем в предыдущем периоде, что связано с общим увеличением сумм пошлин в странах ЕАЭС). Именно поэтому уже в декабре 2017 года Минск был единственным, кто заявил, что «назрела необходимость более оперативно реагировать на изменение условий внешнеэкономической деятельности: а именно – пересмотреть нормативы распределения сумм ввозных таможенных пошлин в национальные бюджеты».

Принимая во внимание то, что Белоруссия действительно больше перечисляет в бюджеты партнёров по ЕАЭС, чем получает, необходимо сделать небольшое замечание. Если проанализировать поступления за 2015-2017 год в белорусскую казну от вывозной и ввозной пошлин, то окажется, что в первом случае наблюдалось постепенное снижение показателей с 17,9% до 11,3%, а во втором, наоборот, – увеличение. Так, в 2015 году они составили 5,17% бюджета государства, в 2016 году – 5,40%, а в 2017 году – 5,71%. При этом в целом доля таможенных пошлин в формировании госбюджета за последние три года существенно снизилась – с 23,07% в 2015 году до 17% в 2017-м. Таким образом, говорить о том, что Белоруссия серьёзным образом теряет от перераспределения ввозных пошлин в рамках ЕАЭС, по мнению ряда экономистов, преждевременно.

Более того, если сравнивать показатели в общем объеме поступлений в бюджет всех стран ЕАЭС, то процент у всех оказывается приблизительно одинаковым, за исключением Киргизии. Например, по итогам 2016 года ввозные пошлины в структуре доходов составили: в России – 4,2%, Казахстане – 3,1%, Армении – 4,6% и Киргизии – 11,3%. Таким образом, больше всех от имеющихся на сегодня механизмов перераспределения выигрывает Бишкек, в то время как Астану данный вопрос интересует в меньшей степени.

 Стоит напомнить, что при создании ЕАЭС изначально расчет производился по принципу «государства – члены ЕАЭС как единое целое плюс новое государство». После присоединения в 2015 году к союзу Киргизии такая формула перестала быть объективной, и стороны приняли решение пересмотреть распределение, что и произошло за счет уменьшения доли России и Казахстана. На сегодняшний день пошлины между странами-членами ЕАЭС распределяются согласно протоколу о внесении изменения в договор о присоединении Кыргызстана к Договору о ЕАЭС, подписанному 11 апреля 2017 года в Москве. Согласно нему, до августа 2018 года устанавливались следующие размеры: Армения – 1,22%, Белоруссия – 4,56%, Казахстан – 7,055%, Кыргызстан – 1,9%, Россия – 85,265%.

В дальнейшем предполагалось разработать более совершенную методику, в которой будут учтены «лучшие международные практики и опыт других крупных интеграционных объединений», а также «зависимость между макроэкономическими показателями развития экономик стран ЕАЭС и суммой распределяемых между бюджетами ввозных таможенных пошлин».

В мае текущего года в Сочи стороны продлили срок применения действующих нормативов до 31 декабря 2019 года в связи с тем, что после присоединения к ЕАЭС Киргизии Бишкек не смог предоставить необходимой статистической информации для пересмотра нынешних норм. Причем ныне действующие принципы официально устроили все стороны, кроме Белоруссии. Так, доля Армении в распределении таможенных пошлин только возросла на 0,11%, вследствие чего Ереван согласился на продление существующего механизма. В России также не выступили против, и 25 октября Госдума ратифицировала протокол о внесении изменения в договор о присоединении Киргизии к договору о ЕАЭС, а также протокол о применении отдельных положений этого договора, продлевающий действие принятых ранее норм.

Казахстан тоже не усмотрел ничего крамольного в существующем механизме перераспределения, согласившись с ним еще в начале марта. По мнению Астаны, реализация данного протокола и вовсе «позволит обеспечить равный подход к распределению таможенных пошлин между странами Евразийского экономического союза и стабильное распределение, зачисление пошлин в бюджеты государств». И это несмотря на то, что нормативы для Казахстана и России были уменьшены примерно на 0,05-0,06% для каждой из стран. Более того, в Астане не стали скрывать, что в результате пересмотра 2017 года «предполагаются условные потери республиканского бюджета, которые составят 1,8 миллиарда тенге – в 2017 году, с учетом инфляции составят 1,9 миллиарда тенге – в 2018-м, два миллиарда тенге – в 2019-м».

Примечательно, что такие потери (по среднему курсу – ежегодно более 4,8 млн. долларов) совсем не пугают руководство Казахстана, так как, по официальным данным, на конец прошлого года казахский бюджет с момента создания Таможенного союза и ЕАЭС получил более 1,7 триллиона тенге ввозных таможенных пошлин, после распределения которых у Астаны сложилось положительное сальдо в 145 миллиардов тенге (более 388 млн. долларов).

Так почему же именно в белорусской столице ратуют за пересмотр как самих норм, так и механизма их определения? По мнению ряда аналитиков, такая позиция руководства республики связана в первую очередь с ростом транзитной роли Белоруссии в рамках ЕАЭС и, как уже указывалось выше, китайского проекта «Новый шелковый путь». Именно поэтому Минск и предлагает внедрить новую методику перераспределения на основе не только объема импорта, но и по потреблению и сборам пошлин на границе. Подобное предложение на сегодняшний день не устраивает ни Киргизию, ни Армению, где транзитная способность стран гораздо ниже, чем белорусская.

Да и в Астане не изъявляют особого желания что-либо менять, так как исходят из совершенно иной позиции. В Казахстане сегодня делают упор на то, что страна является членом Всемирной торговой организации, что в разы увеличивает товарные категории, которые поступают в страну по импорту. Например, раньше таковых позиций было около 400, сейчас более 3500. Белоруссии же, которая только ведет переговоры о своем вступлении в ВТО, рассчитывать на подобное пока не приходится, что и подталкивает руководство республики искать иные способы защитить собственные интересы в рамках ЕАЭС.

Кроме того, при невозможности наращивания собственного импорта официальный Минск вынужден искать иные пути пополнения бюджета, в том числе и при помощи своего выгодного географического положения. В белорусской столице прекрасно осознают, что основным рынком ЕАЭС является Россия, с которой ни на Западе, ни тем более на Востоке никто не собирается прекращать торговать. Это означает, что не использовать Минску существующие и намечающиеся в перспективе транзитные товаропотоки попросту нерационально. Более того, исходя из наблюдающейся сегодня тенденции, белорусские власти не могут спокойно реагировать на недополучение доходов от растущего в последнее время импорта. За январь - сентябрь нынешнего года ввоз иностранной продукции в РБ увеличился на 16,7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года и, по мнению экспертов, тенденция эта сохранится и дальше. При сохранении существующих норм перераспределения ввозных пошлин увеличение импорта не будет приносить Минску дополнительных доходов, чего допустить там, конечно же, не могут.

В связи с вышесказанным в ближайшее время стоит ожидать дальнейшего давления белорусской стороны на партнеров по ЕАЭС с целью принятия выгодного ей механизма распределения ввозных пошлин. При этом, скорее всего, её предложение будет принято, а увеличение норм для Белоруссии произведут за счет России. Подобный шаг вполне способен стать дополнительным механизмом урегулирования вопроса, связанного с компенсациями белорусскому бюджету из-за завершения в РФ налогового маневра в нефтяной отрасли.

Это означает, что вопрос перераспределения таможенных пошлин сегодня не только не станет камнем преткновения в процессе постсоветской интеграции, но и превратится в один из инструментов решения побочных вопросов в белорусско-российских отношениях. При этом стоит отметить, что всем членам ЕАЭС, если они и дальше планируют расширять количество участников объединения, в любом случае придется решать данный вопрос. И сделать это лучше в самое ближайшее время, чтобы не растить ком проблем в будущем.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

03.12.2018 15:49

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Дни рождения:

45

кыргызстанцев погибли в боях в Сирии и Ираке

«

Декабрь 2018

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31