90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Русский и кыргызский языки – равные крылья одной птицы?

Русский и кыргызский языки – равные крылья одной птицы?

«Развитие языка и его внедрение – это кропотливая, последовательная работа на десятки лет с необходимыми ресурсами», —  отмечает в своей статье Эрмек Байсалов, редактор аналитических материалов CABAR.asia.

Краткое изложение статьи:

  • К концу 1980-х гг. языковое поведение кыргызской элиты можно было охарактеризовать как «диглоссией» – ассиметричным использованием в обществе двух языков в разных функциональных сферах;
  • Распад СССР в конце 1991 года дал дополнительный толчок к языковой индигенизации;
  • При каждом новом режиме Кыргызстана происходили последовательные попытки развития и укрепление государственного языка;
  • Основная систематизированная работа по правовой регламентации языковой сферы была начата в начале 2000-х годов;
  • По мнению некоторой части общества, наблюдается тенденция усиления роли гос. языка за счет ущемления положения официального русского языка.

В начале 2019 года общественный деятель, бывший Генеральный прокурор КР, Азимбек Бекназаров призвал привлекать к ответственности гос. служащих за незнание государственного языка. Бекназаров предложил штраф в размере пяти с половиной тысяч сомов (около 80 долларов США), как у аналогичного, на тот момент нового, довольно нашумевшего штрафа против плевков в общественных местах.

Позже политик заявит, что СМИ исказили его, сказанные «с сарказмом», слова, на встрече по итогам курултая общественно-политических сил «Кыргызстан: вчера, сегодня, завтра». Участники данной встречи выразили обеспокоенность положением и развитием кыргызского языка, которое, по их мнению, находится в плачевном состоянии.

По итогам курултая, одним из предложений было лишение русского языка конституционного статуса «официального» языка в Кыргызстане. Вместе с тем активисты предложили не отказываться полностью от русского языка, а придать ему статус языка международного значения и преподавать с детского сада как иностранный, вместе с английским языком. При этом публичные выступления чиновников и гос. мероприятия, делопроизводство и документооборот должны перейти и вестись на государственном языке.

 Общественность, СМИ и видные публичные люди страны выразили недовольство на данные предложения и обрушили шквал критики на инициаторов нововведений, назвав их акцию популистическим зарабатыванием очков в преддверии выборов в парламент в 2020 году.

В современном Кыргызстане тема реализации языковой политики остается достаточно острым вопросом. Инициативы по развитию гос. языка поднимаются время от времени на протяжении многих лет. Периодически общество делится на два лагеря относительно статуса русского языка, внедрению кыргызского языка на гос. службе, в образовании, науке, искусстве и т.д.

В связи с этим возникают резонные вопросы о том, почему развитие государственного языка в стране зачастую имеет связь и влияние на положение официального языка? Какие меры принимает руководство страны в сфере реализации языковой политики? Какова роль русского языка как официального языка? Как найти баланс в разделении сфер использования государственного и официального языков?

Выход из спячки

В сентябре 2019 года исполняется 30 лет со дня принятия Верховным Советом Киргизской ССР закона о государственном языке. Посредством данного закона, в 1989 году кыргызскому языку был придан официальный статус государственного языка.

В период «перестройки», принятие данного закона привнесло ощутимый вклад в будущее развитие кыргызского языка, поспособствовало повышению национального самосознания и стало существенным шагом в создании независимого государства.

В ряде советских стран в 1989-1990-х годах были приняты аналогичные законы о государственном языке. По сравнению с почти идентичными конституциями союзных республик, законы о языках в этих странах отличались по особенности ситуации с национальным языком, силе движения к суверенитету, различных культурных традиций и демократических процессов.

Следует отметить, что к концу 1980-х гг. языковое поведение кыргызской элиты можно было охарактеризовать как «диглоссией» – ассиметричным использованием в обществе двух языков в разных функциональных сферах. Например, когда важные вопросы решаются на более «высоком» русском языке, а частные, бытовые дела обсуждаются на «низком» кыргызском языке.

Картина тех лет показывает, что только 3 из 69 школ бывшего города Фрунзе использовали кыргызский язык в качестве основного языка обучения. В высших учебных заведениях Кыргызской ССР только 17% студентов обучались на кыргызском языке. Русский язык также доминировал в распространении культуры.

В национальной библиотеке только четыре процента книг было на кыргызском языке. У национальной оперы было только четыре работ на кыргызском языке из 50, а у государственного агентства по кинематографии было только девять процентов фильмов, дублированного или снабженного субтитрами на кыргызском языке.

В ответ на интенсивную национальную языковую политику в союзных республиках, статус русского языка был закреплен в законе 1990 года как официального языка межнационального общения на всей территории СССР.

Верховный Совет Союза ССР принял данный закон, пытаясь сформулировать принципы государственного регулирования взаимоотношений между языками народов СССР и официального языка. Однако, последующий «парад суверенитетов» и крах Советского Союза приведет к совершенно разной траектории развития национальных языков и статусу русского языка.

Распад СССР в конце 1991 года дал дополнительный толчок к языковой индигенизации. Кыргызстан начал возводить символы независимости и государственности, одним из которых был национальный язык. Cложно назвать те времена безоговорочно благоприятными для языковой реформы. «Ошские события» 1990 года, массовый отток русскоязычного населения из страны, устрашающий дефицита бюджета и обострение социально-экономических проблем не придавали оптимизма в реализации языковой политики.

Перед руководством страны, в лице Аскара Акаева, стояла жесткая задача: провести языковую реформу таким образом, чтобы удовлетворить желания кыргызов к национальному возрождению, в то же время убедить оставшееся русскоязычное меньшинство, что их достоинство, безопасность, а также образовательные, культурные и другие возможности сохранены.

В период ранней независимости были приняты ряд законов, постановлений и указов по последующему развитию и укоренению государственного и официальных языков, где каждый из них имел конкретную значимость. Если приводить наиболее важные вехи в истории языковой политики Кыргызстана, то стоит упомянуть конституцию, принятую в 1993 году, которая придала кыргызскому языку статус государственного языка уже в независимом государстве.

Статус русского языка закреплен законом 2000 года об официальном языке Кыргызской Республики. Этот закон определяет русский язык как инструмент межнационального общения и язык доступа к образованию, культуре, информации и технологиям в России и странах СНГ. Усилия по закреплению официального статуса русского языка были вызваны тремя факторами.

Во-первых, произошел резкий отток русского населения из Кыргызстана. Во-вторых, необходимо было поддерживать дружеские отношения с Москвой. В-третьих, это был способ заручиться политической поддержкой значительного неэтнического кыргызского населения страны (русских, узбеков и других).

В законе КР 2004 года «О государственном языке», продублирован статус обоих языков, с более детальными нормами, регламентирующими порядок использования государственных и официальных языков. Согласно закону, кыргызский, как государственного язык, должен использоваться в качестве рабочего языка всеми государственными органами.

Тем не менее, закон допускает использование русского языка (из-за его статуса «официального» языка) при необходимости. Закон требует, чтобы письменные документы в государственных органах были на кыргызском языке и при необходимости переводились на русский язык.

Кыргызстан является одной из немногочисленных стран бывшего Советского Союза, где статус русского языка официально закреплен в конституции и законах страны. Статья 10 действующей Конституции КР 2010 года все также обеспечивает определенный юридический статус обоим языкам.

Эта же статья имеет норму, которая гарантирует обеспечение языковых прав всем этносам, живущим на территории страны и образующим народ Кыргызстана. Новшеством данной конституции является переход от билингвизма к многоязычности, где государство берет на себя обязательство обучению граждан еще и третьему, международному языку.

Таким образом, можно отметить, что государственные и официальные языки имеют под собой закрепленную юридическую базу и между ними должна быть некая разграниченная гармония. Однако, почему до сих периодически происходят нешуточные споры вокруг использования двух конституционных языков?

П — Последовательность

Несмотря на политическую турбулентность Кыргызстана сначала 2000-х годов, анализ законодательной деятельности в сфере языковой политики показывает, что при каждом новом режиме происходили последовательные попытки развития и укрепление государственного языка. 

Например, стремление властей регулировать язык делопроизводства и документооборота на гос. службе. На заре независимости руководство страны пыталось поспешно перевести делопроизводство и документооборот на государственный язык.

Так, постановление правительства в январе 1993 года установило детальный график перехода на кыргызский язык в делопроизводстве между государственными учреждениями и предприятиями. Крайний срок для перехода в крупных городах как Бишкек и Ош варьировался до 1996-1997 годов. Однако, поняв, что затея остается безуспешной, власти продлили срок исполнения постановления до 2000 года.

Практика показала, что в 1990-х годах, кроме традиционно кыргызоязычных областей как Нарын, в столице и в других более-менее больших русскоязычных городах и районах, делопроизводство и документооборот по инерции велось на русском языке.

Проблема неэффективного использования государственного языка в учреждениях и организациях страны, в местных органах исполнительных власти объяснялась дефицитом средств и неимением четкой, спланированной координационной работы органов власти республики.

В 1998 году была создается Национальная комиссия по государственному языку при президенте Кыргызской Республики. По своему функционалу комиссия похожа на типичное государственное агентство с миссией реализации гос. политики в сфере развития государственного языка.

Комиссия приобрела наибольшую известность как «экзаменатора», «дополнительного барьера» для кандидатов на пост президента, во всех президентских выборах, начиная с 2000 года.

Исходя из не совсем радужных итогов по внедрению гос. языка в первой декаде независимости, руководство Кыргызстана в начале 2001 года принимает «Программу развития государственного языка Кыргызской Республики на 2000 – 2010 годы».  Данная программа развития языка состояла из нескольких этапов реализации и была рассчитана на довольно длительный отрезок времени.

Основными целями программы являлись разработка передовых технологий и методик обучения гос. языка и соответствующих учебников; переход к использованию гос. языка в документообороте и делопроизводстве во всех областях страны; унификация бланков и официальной документов; улучшение перевода и тд.

Большого прорыва в использовании кыргызского языка не замечено.

По окончанию срока поэтапной реализации данной программы к 2010 году, можно отметить работу по созданию нескольких центров по обучению кыргызскому языку в Бишкеке; установление и проведение дня и недель государственного языка, с соответствующими мероприятиями и конкурсами; разработку кыргызско-русского электронного словаря; выпуск специальных профессиональных словарей с более актуальными, точными терминами и тд.

Необходимо подчеркнуть, что программа развития гос. языка 2000 – 2010 годов провела неплохую работу по стандартизации, модернизации и обучению кыргызского языка, однако большого прорыва в использовании кыргызского языка во всех сферах общественной жизни не было замечено.

Языковые качели

Особая роль в юридической и организационной поддержке по использованию гос. языка предназначена для нынешней «Национальной программы развития государственного языка и совершенствования языковой политики в Кыргызской на 2014-2020 годы», принятой в 2013 году.

Прежде всего действующая программа известна по кардинальным мерам по внедрению гос. языка в среде чиновников и муниципальных служащих, а также в сфере образования, что вызвало неоднозначную реакцию в обществе.

По замыслу авторов, целью программы является достижение полномасштабного функционирования государственного языка во всех сферах жизни, как консолидирующего фактора для граждан страны, при сохранении и развитии языков всех этносов.

Среди более конкретных задач можно подчеркнуть комплекс мер над совершенствованием учебно-методической базы по обучению государственному языку; создание сети аккредитованных центров. По срокам реализации программа имеет три этапа, которые поделены по два года.

Помимо четких дат, необходимо отметить конкретную сумму средств для реализации, в объеме почти полумиллиарда сомов, и достаточно решительную позицию, и политическую волю прежнего руководства страны, в лице Алмазбека Атамбаева.    

В при первом подготовительном этапе 2014-2016-х годов была разработана и запущена, соответствующая международным стандартам, система определения уровня владения гос. языком  «Кыргызтест»; открыты специальные стационарные и мобильные центры по тестированию; выпущены несколько профессионально-тематических словарей и учебников, проведены обучающие курсы и семинары по делопроизводству на кыргызском языке и т.д.

 Также стоит выделить изменение закона о гос. службе в 2015 году, где статья 17 дополняется новым требованием, по которому работники государственной службы обязаны знать гос. язык в объеме, необходимом для исполнения своих обязанностей.

При последующем основном этапе, в 2017-2018-х годах началось активное, массовое тестирование гос. служащих и муниципальных работников на знание гос. языка по системе «Кыргызтест». В целом около 17 тысяч государственных и более 9,6 тысяч муниципальных работников должны были пройти тест по специальному графику.

Помимо выездных групп по тестированию, в самой госкомиссии по языку, в обычный день тестирование могли пройти около 200 человек. На заключительном этапе в 2019 – 2020-х годов, тестирование гос. служащих должно подойти к концу, запланированы необходимые корректировки и подведение итогов. 

Согласно ожидаемым результатам программы, в 2018 году гос. служащие, у которых кыргызский указан как родной язык, должны владеть им на профессиональном уровне (А1), а русским на среднем, продвинутом уровне (В2).

У второй категории чиновников, у которых кыргызский язык не является родным, следует знать его на пороговом уровне (В1), в то время как русским языком обязаны владеть на пороговом-продвинутом уровне (В2).

Следует отметить то, что независимо от этнической принадлежности, все работники органов государственной и муниципальной службы должны еще и владеть одним из международных языков (видимо одним из признанных языков ООН) на элементарном, предпороговом уровне (А2)

                                                                                                Шкала определения уровня владения языком

К концу программы в 2020 году, авторы поставили довольно амбициозные цели: все государственные и муниципальные служащие, вне зависимости от национальности, должны знать кыргызский и русский языки на профессиональном уровне (С1), а также владеть каким-либо международным языком на пороговом-продвинутом уровне (B2).

При этом авторы программы в аналитическом документе отмечают, что для большинства чиновников среднего звена требуется знание гос. языка на пороговом и на пороговом-продвинутом уровне, в то время как управленческое звено должно уже знать на профессиональном уровне.

Остается догадываться каким образом работники государственных и муниципальных органов смогут за два-три года подтянуть знания государственного и официального языков с минимального порогового уровня до профессионального уровня владения. Есть вероятность того, что государственных и муниципальных служащих за несоответствующее знание гос. языка могут привлечь к ответственности, вплоть до увольнения.

Стоит отметить то, что к 2020 году в первоначальном ожидаемом результате действующей программы упоминается владение госслужащими официальным русским языком на профессиональном уровне. Однако, в новостной сфере и в публичных ведомственных отчетах  зачастую речь идет только по деятельности о внедрении и тестировании на знание государственного кыргызского языка.

Авторы программы считают, что им удалось сохранить баланс между сферами функционирования государственного и официального языков.  Впрочем не все разделяют это мнение. Некоторые эксперты, журналисты и публичные люди выразили обеспокоенность требованием обязательного ведения делопроизводства и знания государственного языка на профессиональном уровне.

 По их мнению, наблюдается тенденция усиления роли гос. языка за счет ущемления положения официального русского языка. Языковая дискриминация на гос.службе может вызвать очередной виток миграции из страны и маргинализацию русскоязычных специалистов.

Среди других недостатков нынешней программы, некоторую озабоченность вызвали вопросы финансирования и сжатые сроки реализации. Во избежание правовых коллизий, нужно признать уже существующий запрос на упорядочения законодательства в целях равноправия положений государственного и официальных языков так, чтобы они гармонично дополняли друг друга.

Несмотря на вполне обоснованные страхи, следует признать высокую популярность и важность сохранения русского языка в стране. Трудовая миграция в Россию, востребованность русского языка в образовательной, в научной и в культурных сферах, а также возможность участия в больших интеграционных проектах делает русский язык привлекательным и необходимым средством коммуникации.

Кроме того, в отличии от большинства соседей по региону, где идут активные шаги по латинизации алфавита, в Кыргызстане, кроме некоторых спорадических заявлений, вопрос смены алфавита не стоит на повестке дня.

Выводы и рекомендации

Проанализировав реализацию языковой политики можно констатировать, что в позднюю советскую эпоху кыргызский язык был слабо развит в собственной стране, интеллигенция и элита предпочитала доносить высокие идеи на русском языке, а вопросы быта обсуждать на кыргызском языке.

«Свалившаяся на голову» независимость дала толчок развитию кыргызского языка, сделав его одним из символов государственности и нациестроительства. Однако экономические и социальные трудности начальных лет молодого государства не давали в полной мере реализовать языковую политику.

Для того чтобы заручиться поддержкой Москвы и русскоязычных меньшинств в Кыргызстане, власти страны придали официальный статус русскому языку. 

Стоит подчеркнуть, что основная систематизированная работа по правовой регламентации языковой сферы была начата в начале 2000-х годов. Меняющееся руководство Кыргызстана, несмотря на политическую конъюнктуру, шаг за шагом пыталось развивать и укрепить гос. язык.

Также следует выделить последующий отход от билингвизма к многоязычности. Одной из мер по полномасштабному внедрению гос. языка можно назвать обязательное требование знания гос. языка чиновниками, что вызвало определенное негодование и озабоченность.

Некоторые представители меньшинств увидели в этом усиление роли гос. языка в ущерб официальному языку, а также потенциальную возможность дискриминации по языковому признаку.

Однако, если посмотреть на опыт соседей по региону и некоторых стран СНГ по внедрению гос. языка, то становится очевидно, что Кыргызстан даже немного отстал и поздно начал подобные реформы. Стоит признать, что при большом желании работать на гос. службе, можно выучить кыргызский язык, как минимум порогового уровня.

На сегодня уже есть некая материальная и техническая база для изучения языка, существуют разного рода образовательные курсы, разработана система тестирования на знание гос. языка, разрабатываются и издаются словари. В истории современного Кыргызстана уже были чиновники и депутаты из числа этнических меньшинств, которые свободно владели государственным языком, что вызывало симпатию и уважение у большей части населения.

Нынешняя программа по развитию гос. языка подойдет к своему логическому завершению в 2021 году. Учитывая амбициозные планы и краткий срок реализации, а также цикличность данных программ, следует полагать, что нынешние цели и задачи будут частично перенесены уже в следующую программу развития языка 2020-2030 годов.

Развитие языка и его внедрение – это кропотливая, последовательная работа на десятки лет с необходимыми ресурсами. В следующей программе по развитию языка можно было бы отразить следующие моменты:

  • Владения языком следует стимулировать, а не насаждать. Например, при помощи системы поощрений, доплаты к заработной плате, премии за знание дополнительных языков.
  • Провести параллельно работу над гармонизацией законодательства по статусу и использования государственного и официального языка.
  • Следует отойти от практики принятия сугубо декларативных документов, где на бумаге происходит сильное расхождение идеального сценария от реального достижения целевых показателей;
  • Если государство ставит цель чтобы работники органов власти овладели гос. языком за короткий период времени, то соответственно следует работать над совершенствованием методики быстрого изучения кыргызского языка.
  • В целом поменять стратегию от принудительного насаждения гос. языка, к более трудоемкой и долгосрочной, но эффективной популяризации, путем издания книг, словарей, фильмов, игр и тд. В этом случае пропадет излишняя политизированность этого вопроса.    

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Данияр Токтогулович  Усенов

Усенов Данияр Токтогулович

Экс-премьер-министр Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

15%

сельхозпродукции перерабатывают в Кыргызстане

«

Июнь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30