90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Туркменистан-ООН: противостояние или «тесное сотрудничество»? (Часть I)

30.04.2015 16:45

Общество

Туркменистан-ООН: противостояние или «тесное сотрудничество»? (Часть I)

Туркменские власти закрыли ворота своего нейтрального царства, полагая, что таким образом им удастся сохранить в неприкосновенности столь обожаемый ими «турменчилик».

История, о которой мы хотим рассказать, началась более 10 лет назад, когда Туркменистаном правил известный под титулом «Туркменбаши Великий» бывший первый секретарь ЦК Компартии Туркмении Сапармурад Ниязов. Времена его правления оставили неизгладимый след в судьбах многих людей, по сей день вспоминающих о нем не как о первом президенте независимого нейтрального Туркменистана, но как о человеке, «благодаря» которому за страной на все последующие годы закрепилась слава репрессивного государства, от которой никак не может избавиться и новая власть.

Мы не раз возвращались к событиям 25 ноября 2002 года и последующих за ним событий. Мало сказать, что эта трагическая дата повлияла на жизнь тех людей, которых обвинили в терроризме и измене Родине, в то время как единственной их целью было избавление страны от диктатуры Ниязова и восстановление конституционного порядка, нарушенного нелегитимным установлением права на «пожизненное президентство». Эта дата перевернула представление о Туркменистане как о стране, благоденствующей под ласковым крылом любителя поэзии и философии, заботливого отца нации, автора бестселлера о туркменской душе пятикратного (или шестикратного?) Героя Туркменистана Сапармурада Ниязова. Мировая общественность увидела изнаночную сторону «золотого века туркмен». Увидела — и ужаснулась.

Стремясь как можно надежнее изолироваться от внешнего мира, туркменские власти накрепко закрыли ворота своего маленького нейтрального царства, ошибочно полагая, что таким образом им удастся сохранить в неприкосновенности столь обожаемый ими «турменчилик». В результате произошло обратное: Туркменистан в глазах мировой общественности превратился в одну большую тюрьму, обитателей которой надо было незамедлительно выручать. Речь шла и о реальных заключенных, сведения о которых были засекречены (и остаются таковыми поныне!), и о тех гражданах страны, которым довелось вдосталь хлебнуть специфической туркменской «демократии»: русскоязычных гражданах, представителях других национальных меньшинств, людях, исповедующих «нетрадиционную» религию, тех, кто хотел бы жить там, где им хочется, уезжать из Туркменистана, когда и куда хочется, и беспрепятственно возвращаться назад, читать литературу по своему выбору и по своему же выбору смотреть телепрограммы — словом, жить, как живут нормальные люди в десятках стран мира.

... Такого потока критики туркменские власти не испытывали со дня провозглашения независимости.

Первый залп был дан Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), включившей свой Московский механизм, даже несмотря на грубую отповедь со стороны МИД Туркменистана, посчитавшего, что назначение спецдокладчика ОБСЕ — это выражение недоверия и оскорбительно для Туркменистана, вследствие чего туркменская сторона заявляет о неприемлемости его направления и «выражает просьбу впредь не ставить этот вопрос перед Туркменистаном».

Доклад, подготовленный профессором международного права Эммануэлем Деко, обнажил все ужасы туркменского «правосудия» и стал мощным свидетельством нарушения прав человека в Туркменистане и отправной точкой для более масштабных мер по их защите со стороны ОБСЕ и других международных организаций. В нем изложены многочисленные данные о репрессиях, последовавших за событиями 25 ноября, приведены факты нарушений всех принципов правосудия, случаи незаконных задержаний и показательных судов, а также применения пыток для получения признательных показаний.

«Поражает воображение то, насколько декларируемое право отличается от реальности террора и страха. Только возврат к соблюдению принципов и обязательств по ОБСЕ позволит Туркменистану выбраться из пучины, в которую его затягивает», говорилось в докладе.

Вслед за ОБСЕ свой удар по ниязовской диктатуре нанесла ООН, причем залп был дан сразу из двух орудий. Первой выступила Комиссия ООН по правам человека (КПЧ). В резолюции, принятой на 59-й сессии 16 апреля 2003 года 23 голосами «за» при 16 «против» и 14 воздержавшихся, в частности, выдвигались требования обеспечить полное уважение всех прав человека и основных свобод, в том числе свободы выражения мнений, религии, ассоциации и собраний, а также права на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом. Резолюция настаивала на прекращении практики принудительного перемещения и призывала гарантировать свободу передвижения внутри страны, а также предоставить в срочном порядке доступ независимым организациям, в том числе Международному комитету Красного Креста, к лицам, задержанным после событий 25 ноября 2002 года. Кроме того, признавалось необходимым выполнение всех других рекомендаций, изложенных в докладе проф. Деко.

Спустя несколько месяцев, эти же требования были отражены в резолюции 58-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Ее поддержали 73 государства, 40 выступили против и 56 воздержались. Впервые в истории Объединенных Наций осуждению подверглась страна-член СНГ. В резолюции выражалась «глубокая обеспокоенность» по поводу серьезных нарушений прав человека, которые продолжают совершаться в Туркменистане. Генассамблея ООН призвала правительство Туркменистана полностью осуществить меры, изложенные в резолюции Комиссии по правам человека, в полной мере выполнить рекомендации спецдокладчика ОБСЕ, а также немедленно предоставить независимым органам, в том числе Международному комитету Красного Креста, адвокатам и родственникам доступ к лицам, содержащимся под стражей.

Постоянный представитель Туркменистана при ООН Аксолтан Атаева (замечу в скобках, что ранг «постоянного» представителя для г-жи Атаевой имеет и еще одно значение: она занимает этот пост вот уже 20 лет!) выразила несогласие с принятой резолюцией, подчеркнув, что «попытки ускорить процессы демократизации и преобразований в суверенных государствах такими методами не принесут желаемого результата». По ее мнению, весомым вкладом в продвижение прав человека была бы «активная техническая помощь и предоставление возможности для реализации совместных проектов». При этом постпред подчеркнула, что Туркменистан будет продолжать своих усилия в продвижении прав человека в стране и готов к сотрудничеству на любом уровне со всеми структурами ООН и другими международными организациями.

Особый смысл приобретала эта резолюция еще и потому, что была принята в годовщину событий 25 ноября, когда, с одной стороны, еще так свежи были раны, нанесенные их жестокими последствиями, а с другой — не утрачена надежда на восстановление законности и справедливости.

В это же самое время не прекращалась деятельность правозащитников по сбору и публикации фактов многочисленных нарушений прав человека в Туркменистане. Две ведущие организации Human Rights Watch (HRW) и Amnesty International (AI) одна за другой публиковали доклады, освещающие ситуацию и призывающие Туркменистан к незамедлительному выполнению международных обязательств, в частности, Международного пакта о гражданских и политических правах, чем оказывали неоценимую поддержку действующим в изгнании туркменским правозащитникам. Целый ряд зарубежных политиков также высказывался по поводу бесчинств наязовских спецслужб. Свою лепту в разоблачение диктаторских проявлений и политики массовых репрессий вносили независимые СМИ, сравнивая происходящее в Туркменистане с эпохой сталинизма.

«Резолюция Генассамблеи ООН полностью дискредитирует все попытки ниязовской пропаганды ссылаться на ''одобренный ООН нейтральный статус Туркменистана'', как на ширму, за которой Ашхабад скрывает от мировой общественности все ужасы своего режима. Еще несколько недель тому назад представитель Туркмении в ОБСЕ, отвечая на обвинения в адрес своей страны в нарушении прав человека, заявил: ''Если в ОБСЕ будет продолжаться политическая шумиха, Туркменистан продолжит конструктивное сотрудничество с ООН и ограничит свои отношения с международным сообществом только рамками ООН, которая признает Туркменистан как одного из самых надежных партнеров…'', и далее, что называется, по тексту. Подобный шантаж ОБСЕ возможностью выхода Ашхабада из этой организации и противопоставление ее ООН теперь, после принятия ''туркменской'' резолюции ООН, теряет всякий смысл. Более того, он выводит деспотический режим Ниязова на обочину цивилизованного сообщества». (Аркадий Дубнов, газета «Время новостей»).

15 марта 2004 года в Женеве начала работу юбилейная 60-я сессия Комиссии ООН по правам человека, на которой планировалось рассмотрение ситуации с соблюдением прав человека более чем в 20 государствах, включая Туркменистан, который к началу работы сессии обязан был отчитаться о выполнении сделанных ранее рекомендаций. Особенностью данной сессии было то, что вопрос соблюдения прав человека рассматривался в плане борьбы с терроризмом и недопустимости применения принципов «двойных стандартов», когда под предлогом этой борьбы в некоторых странах происходило откровенное попрание гражданских свобод и нарушение прав человека, как, собственно, и произошло в 2002 году в Туркменистане. Проект резолюции был подготовлен странами Евросоюза и внесен на обсуждение Комиссии совместно с делегацией США. Об этом сообщил в Женеве американский представитель в КПЧ, посол Ричард Уильямсон. Он заявил, что «демократические государства, соблюдающие права человека, обязаны привлекать другие страны к ответственности за недопустимое поведение».

Естественно, туркменские власти были в курсе предстоящего обсуждения и поэтому готовились к нему, правда, весьма своеобразно: по сообщениям правозащитных организаций, туркменским правоохранительным органам было дано указание на время сессии КПЧ усилить контроль за гражданами страны, особенно за теми, кого власти считали потенциально нелояльными режиму. В более ужесточенной форме продолжались обычные для туркменских спецслужб противоправные действия: прослушивание и отключение телефонов родственников и знакомых заключенных, проходивших по делу «25 ноября», запреты на свидание с другими осужденными, увольнения с работы инакомыслящих и их родственников и т.п.

В Резолюции КПЧ (уже второй за последний год!), принятой поименным голосованием при 25 «за», 11 «против» и 17 воздержавшихся, выражалась глубокая озабоченность постоянным характером правительственной политики, основанной на репрессиях политической оппозиционной активности, произвольными арестами, преследованием инакомыслящих, ограничениями свободы на получение информации, преследованием членов независимых религиозных объединений, дискриминацией русского, узбекского и других национальных меньшинств в сфере образования и трудоустройства, невыносимыми условиями содержания в тюрьмах. Также подчеркивалось, что правительство Туркменистана по-прежнему не ответило на критику, содержащуюся в докладе проф. Деко, в отношении процедур расследования, суда и содержания под стражей обвиняемых в попытке государственного переворота и покушения на С. Ниязова, а также тем, что туркменские власти не разрешили представителям независимых организаций, членам семей и адвокатам доступ к осужденным и не предоставили никаких доказательств, опровергающих или подтверждающих слухи о том, что некоторых заключенных уже нет в живых.

Кроме того, Комиссия ООН по правам человека вновь настаивала на незамедлительном предоставлении доступа независимым организациям, включая Международный комитет Красного Креста, а также адвокатам и родственникам к заключенным, в особенности к лицам, арестованным после событий 25 ноября 2002 года, а также на незамедлительном и безоговорочном освобождении всех узников совести, на прекращении насильственных переселений и обеспечении свободы перемещения внутри страны, на обеспечении защиты прав лиц, принадлежащих к этническим и религиозным меньшинствам и на предоставлении независимым общественным организациям и представителям гражданского общества возможности беспрепятственно осуществлять свою деятельность.

Если на зарубежные СМИ, на международные правозащитные организации туркменские власти, что называется, плевать хотели, то на массированные атаки со стороны ООН надо было как-то реагировать…

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://gundogar.org/?0120515779000000000000011000000

30.04.2015 16:45

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
80 000

сомов - пенсия Розы Отунбаевой

«

Февраль 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28