90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Энергетическое неравенство

21.03.2019 15:16

Энергетика

Ценовая политика в энергетическом секторе Узбекистана приводит к тому, что бедные становятся беднее, а богатые — богаче, пишет экономист Бехзод Хошимов.

Представьте, что министр энергетики сделал объявление о том, что теперь каждый житель Узбекистана будет получать пособия из государственного бюджета для личных нужд. Но с одним условием: чем богаче человек, тем больше размер пособия, и чем беднее человек, тем размер пособия меньше.

Если он очень-очень беден и буквально живет на улице, то размер пособия будет практически нулевым. А если человек очень богат, то размер пособия будет достигать нескольких миллионов сумов в месяц.

Несложно представить реакцию общественности на такое заявление. И у меня плохие новости: хотя никто ничего подобного публично не заявлял, но это и есть наша действительность. Мы не первое десятилетие живем под таким «общественным договором», при котором богатые жители страны получают пособия несоизмеримо больше, чем бедные.

О чем речь?

Речь об энергетических субсидиях. Почти все источники энергии субсидируются за счет средств налогоплательщиков. И бензин, и электричество, и природный газ продаются по цене ниже «настоящей», а разница в цене покрывается за счет денег налогоплательщиков.

Помимо банальной неэффективности энергетических компаний, связанной, в частности, со специфичными стимулами, и в целом с низкой эффективностью государственных предприятий, у этой проблемы есть очень много печальных последствий. Начнем, пожалуй, с главного тезиса статьи — с регрессивности этих мер.

Почему при субсидиях богатый получает больше денег, чем бедный?

Расскажу о жизни трех людей: Анвара, Ботира и Вали. Анвар работает завхозом в школе и ездит на работу на автобусе. Несмотря на то, что дистанция между домом и работой всего 5 км, добирается Анвар до работы за полчаса.

Анвар крайне редко пользуется услугами такси, потому что это дорого, но иногда ему приходится пользоваться услугами извоза, чтобы привезти покупки с рынка или срочно куда-то доехать. Допустим, в неделю он проезжает на малолитражном такси 20 км. В итоге при шестидневной рабочей неделе Анвар проезжает 5*2*6=60 км на автобусе и 20 км на автомобиле.

Если потребление автобусного топлива и бензина считать в литрах, то на Анвара в автобусе приходится примерно 3 л/40 (усредненное количество пассажиров) плюс 2 литра на такси. В итоге Анвар использует меньше, чем 2,5 л топлива в неделю.

Ботир работает директором компании и на своем большом внедорожнике каждый день ездит на работу, а по выходным — за город. Ботир в неделю проезжает 400 км. Учитывая, что внедорожник потребляет 20 л на 100 км, Ботир тратит 80 л бензина в неделю.

Вали — богатый бизнесмен, помимо четырех личных автомобилей разных марок, у предприятия, которое принадлежит Вали, имеется 40 легковых и грузовых автомобилей.

Давайте сравним, кто из этих троих получают больше субсидий из бюджета.

Наглядно видно, что чем больше потребляет человек бензина, тем больше субсидий получает. В данном примере бедный человек получает из бюджета на 8,13 млн сумов меньше, чем богатый. Конечно, это всего лишь гипотетический пример, и цифры в таблице варьируются в зависимости от того, кто сколько потребляет.

Но вывод однозначный: богатые потребляют намного больше бензина, чем бедные, и, соответственно, получают несоизмеримо больше государственных денег, чем бедные. Более того, учитывая, что в стране подавляющее большинство людей не владеют автомобилем (2 миллиона автомобилей), субсидии на бензин — это настоящий налог на бедность.

Точно так же можно посчитать объем субсидий на газ или электричество. Объем потребления газа и света сильно зависит от дохода человека: одно дело, когда однокомнатная квартира с шестью лампочками накаливания, другое дело, когда у человека в доме бассейн с подогревом. Богатый получает намного больше субсидий в денежном эквиваленте. Обычно в несколько тысяч раз больше.

Прежде чем читатель будет говорить о том, что, возможно, богатые «заслуживают» больше субсидий, потому что они больше платят налогов, позвольте сказать, почему субсидии — это плохой вид поощрения.

Большинство экономистов против субсидий на энергоресурсы (и в принципе на другие товары), потому что они способствуют неправильному распределению ресурсов в экономике, а именно — чрезмерному потреблению.

Если государство хочет поощрять богатых, то, например, выдача тех же денег наличными не уменьшит размер экономического пирога. Потому что трансферт денег — это всего лишь перераспределение. Но если делать это через субсидии, то уменьшается размер экономики. То есть, если государству так необходимо «поощрить» богатых, выдавать наличность выйдет дешевле.

На графике это выглядит так:

Логика этого графика такова: потребители потребляют больше бензина, чем нужно, так как реальная цена бензина и то, что платит потребитель, не равны друг другу. Другими словами, если бы государство выдавало бы эти же самые субсидии наличностью, а цена определялась бы свободно, то объем потребления был бы меньше. Математически доказуемо, что при субсидиях налогоплательщики всегда теряют больше, чем выигрывают потребители и производители.

Более того, производство энергии имеет экстерналии (внешние эффекты): ухудшается качество воздуха и качество жизни. Если сформулировать определение субсидий в этом контексте, то оно таково: государство спонсирует загрязнение окружающей среды богатыми, одновременно облагая налогом бедные слои населения.

Такое положение дел очень печально, особенно в свете того, что у нас и так слишком большая разница между доходами богатых и бедных, а страна достаточно бедная. То есть, вместо того чтобы работать над уравниванием существующего неравенства возможностей, мы даем в руки бедных людей в тысячу раз меньше пособий.

Плюс ко всему, из-за этих субсидий в стране ужасная нехватка энергоресурсов. Тогда как часть населения, в основном проживающая в столице, получает бесперебойную поставку горючего и электричества по заниженным ценам, почти во всех регионах задержки и дефицит стали обыденностью.

В некоторых регионах наболевший вопрос звучит так: «Получает ли этот дом электричество?» А стоять в очереди за газом и бензином давно превратилось в обыденное времяпрепровождение водителей в Ферганской долине.

В теории в рыночной экономике не может быть дефицита: цена всегда будет отражать ценность товара.

В нашем случае, если мы отпустим цены на энергоресурсы, не останется ни одного кишлака в стране, где не будет света или нельзя будет купить бензин.

Эта мера позволит предотвратить такие ужасные случаи, когда двухлетний ребенок сгорел заживо, потому что родители пытались приготовить еду, используя примитивные методы. Да, цена на энергоресурсы везде будет разная, возможно, она даже будет зависеть от сезона, но в наличии будет всегда и везде.

Получается, что вместо пустых обращений «Узбекэнерго», призывающего жителей столицы экономить энергию, дабы досталось и другим жителям страны, государству всего лишь нужно прекратить субсидии и выйти из рынков сбыта. И тогда все люди смогут купить и газ, и электроэнергию, и бензин, а рынок быстро «воспитает» транжир энергии.

А если кто и будет транжирить, то за это он будет платить. Ведь мы не осуждаем тех, кто транжирит деньги на книги или носки. При отсутствии субсидий слова «транжира» или «перепотребление» не имеют смысла.

Ну хорошо, субсидии — плохо. Но так ли это смертельно для экономики? Каков объем вреда?

По данным Международного энергетического агентства, Узбекистан в 2017 году потратил на энергетические субсидии 5,237 млрд долларов. Для сравнения: в 2018 году на образование из бюджета было потрачено 2,43 млрд долларов (19504,3 млрд сумов).

То есть, в год мы тратим на субсидирование энергии почти в 2 с лишним раза (!) больше денег, чем на образование 5184000 школьников и 2450000 детей̆ дошкольного возраста вместе взятых. Или в 4 раза (!) больше, чем на здравоохранение всех жителей страны. Или в 100 (!) раз больше, чем мы тратим на науку.

 

Говорить о том, куда тратить деньги бюджета, не является прерогативой экономистов. Это должен решать парламент страны. Конечно, будет неплохо, если в парламенте займутся расходами государства. Я всегда мечтал о парламенте, который серьезно смотрит на фискальную дисциплину.

В субсидиях проблема не в том, что средства идут не туда, а в том, что мы тратим деньги из бюджета, при этом причиняя урон экономике. Другими словами, мой аргумент не в том, что есть сферы, где можно потратить эти же средства получше, а в том, что трата их на субсидии наносит большой урон экономике страны и усугубляет неравенство.

Мне кажется, было бы целесообразно отменить субсидии и потом решать, куда общество предпочтет тратить сэкономленные средства. Даже можно выдавать сэкономленные средства наличными.

Очень примечателен тот факт, что Узбекистан тратит на субсидии на душу населения больше, чем Россия, доходы жителей которой в несколько раз выше. А Южная Корея и вовсе не тратит ни копейки на такие деструктивные «упражнения».

Отмена субсидий есть необходимое условие для фискальной дисциплины, уравнения возможностей и просто социальной справедливости, тем более что, отменив субсидии, мы не увидим сильного скачка цен на энергоресурсы. Даже с такими огромными субсидиями цена на бензин в Узбекистане выше, чем в Южном Казахстане. При свободном рынке цена бензина в Ташкенте и Шымкенте должна различаться лишь на цену транспортировки: то есть разница должна быть примерно нулевой.

У нас только недавно создали Министерство энергетики, понятно, что в этой области многое еще предстоит сделать. Но уже сейчас понятно, что нужно, во-первых, убирать субсидии, а во-вторых, приватизировать те виды деятельности, в которых присутствие государства деструктивно.

Каждый лишний день с субсидиями обходится нам чересчур дорого. Мы не настолько богаты, чтобы это позволять.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.gazeta.uz/ru/2019/03/19/unequality/

21.03.2019 15:16

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Рита Рахмановна Карасартова

Карасартова Рита Рахмановна

Директор ОО «Институт общественного анализа»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 15 тысяч

человек находятся в рабстве в Кыргызстане

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30