90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Школы, вузы и научные комитеты Казахстана превратились в рассадники коррупции

16.07.2019 09:00

Общество

Школы, вузы и научные комитеты Казахстана превратились в рассадники коррупции

Злокачественное образование

10 июля бывшему замминистра образования и науки Казахстана вынесли приговор по громкому коррупционному делу. В качестве наказания Эльмира Суханбердиева получила денежный штраф чуть более $15 тыс. Лишения свободы чиновнице удалось избежать. Но на очереди уголовные дела в отношении ее бывших коллег. Если брать рейтинги коррумпированности госорганов, то сфера образования, начиная с 2016 года, неизменно оказывалась в этом списке. А в 2017 году и вовсе оказалась в топ-3 наиболее подверженных коррупции. Корреспондент «Ферганы» попробовал разобраться в причинах этого явления.

Школьный бизнес двух подруг

Для начала кратко напомним, за что судили бывшего замминистра образования Эльмиру Суханбердиеву. По материалам уголовного дела, чиновница сказала двум детям, что 1 июня на встрече с министром образования и науки им будут вручены Iphone X. Зная, что для этих целей в Минобразования денег не заложено, она потребовала смартфоны у подчиненного. Тот обратился за помощью к своему родственнику, который купил два Iphone X стоимостью $1673. Такую же схему чиновница провернула с покупкой 41 планшета, потребовав их от руководителей издательств учебной продукции. И все это преподносилось как поручение министра.

В итоге замминистра предъявили обвинения в превышении полномочий. Вместе с ней к миллионному штрафу приговорили ее близкую подругу, по совместительству директора школы-гимназии №3 столицы Елену Шеверняеву. Согласно материалам дела Суханбердиева предложила подруге создать ТОО в виде частной экономической школы, оказывающей платные услуги. Школе она обещала обеспечивать льготы со стороны ее министерства и общее покровительство. Затем Суханбердиева стала участвовать в управлении частной организацией. За два года ее доход составил 389 млн тенге (чуть больше $1 млн). Из них чистая прибыль — более 150 млн тенге (около $400 тыс.). Шеверняева, по информации прокурора, получила эти деньги из кассы.

Взятки, хищения и снова взятки

Чтобы понять масштабы коррупции в сфере образования, достаточно посмотреть, чиновники какого уровня привлекают внимание антикоррупционной службы. Рядовые взятки, чтобы получить место в садике для ребенка, мы сейчас рассматривать не будем.

Кроме замминистра, был задержан гендиректор Национального центра тестирования. Его подозревают в регулярном получении взяток в особо крупных размерах в 2017-2018 годах. Также в поле зрения борцов с коррупцией попал и исполняющий обязанности данного центра. Он подозревается в получении взятки в виде машины Toyota Camry стоимостью около $25 тыс. за лоббирование интересов аффилированных компаний при проведении государственных закупок.

Центр тестирования отвечает за судьбу выпускников школ, которые сдают единое национальное тестирование (ЕНТ, аналог ЕГЭ в России). Примечательно, что теперь по инициативе Минобразования это учреждение возглавляет бывший сотрудник Антикоррупционной службы.

Новый министр образования Асхат Аймагамбетов сообщил, что было принято решение привлечь к руководству центром человека с безупречной репутацией, который сможет обеспечить его работу и трансформацию на принципах законности. При этом он дал понять, что проблемы с соблюдением закона сотрудниками МОН связаны со старой командой.

К примеру, после задержания помощника министра (он подозревается в хищении с использованием служебного положения более 11 млн тенге, выделенных на организацию летней образовательной стартап-школы для студентов) Аймагамбетов заявил, что это не его помощник. «Возможно, он числился по штатному расписанию в нашем министерстве в качестве помощника. Если это так, то мы примем все необходимые меры по недопущению таких фактов», — добавил чиновник.

На прошлой неделе стало известно, что еще один помощник министра образования (хотя, возможно, он тоже просто числился таковым) вместе с ректором Павлодарского государственного университета подозревается в хищении средств. По версии следствия, подозреваемому незаконно начисляли зарплату. По документам он преподавал в университете с 2017 года, а фактически только получал за это деньги. Таким образом, сообщники незаконно растратили больше $18 тыс.

Также на прошлой неделе глава Фонда науки признался, что получил $5 тыс. от ректора вуза за положительное решение вопроса о финансировании научных проектов и общее покровительство.

Подобных примеров коррупции в сфере образования довольно много, мы вспомнили только самые свежие. И хотя в Антикоррупционной службе подчеркнули, что дела задержанных чиновников МОН не связаны между собой, общая картина коррумпированности данной сферы вырисовывается как довольно удручающая.

Кадры решают все

Возникает банальный, но логичный вопрос: в чем причина?

Экс-заместитель председателя Комитета науки МОН РК Лаззат Кусаинова убеждена, что причину коррупции стоит искать в том, что на ответственные должности в госорганах назначают аффилированных людей, несмотря на отсутствие опыта работы в конкретной сфере. Например, по словам г-жи Кусаиновой, даже на руководящие посты Министерства образования и науки назначаются люди, которые имеют всего лишь диплом бакалавра, то есть без каких-либо научных степеней и достижений.

«Так было задумано изначально, случайно назначенным людям оказалось позволено делать все, что запрещено законом. Это такая анархия на государственной службе. Когда так происходит, нужно понимать, что задача поставлена иного характера», — делится наблюдениями Кусаинова.

У бывшего зампреда Комитета науки осталось много вопросов к деятельности экс-министра образования Ерлана Сагадиева (занимал эту должность с 10 февраля 2016 по 25 февраля 2019 года).

«Все усугубилось тем, что отраслевые комитеты фактически оказались в управлении личных помощников и советников Сагадиева, которые даже участвовали в публичных обсуждениях ряда важных вопросов в парламенте», — резюмирует Кусаинова.

Она также заявляет, что при Сагадиеве были уволены многие профессионалы, оставлены без руководства профильные комитеты и департаменты. «Ведь при общем хаосе легко принимать выгодные для себя решения, а сегодня и спросить как будто не с кого», — отмечает Кусаинова.

Также она вспомнила жалобы ученых о несправедливом распределении грантов. Администрация президента должна была взять на контроль ситуацию, возмутившую ученых, но этого почему-то не произошло. «О готовящейся коррупционной схеме управления ННС (Национальных научных советов) и распределения грантов я лично предупреждала Сагадиева, Генеральную прокуратуру, Донакова, когда он был еще министром государственной службы, но они приняли обратное решение — уволили меня (с должности зампреда Комитета науки). Никто не стал проверять мои доводы, хотя имели на руках все документы», — заявила Лаззат Кусаинова.

В этом году Антикоррупционная служба заявила о выявленных коррупционных рисках в работе национальных научных советов и распределении финансирования. В частности, антикоррупционщики сообщили, что члены ННС присуждают гранты на миллиарды тенге своим организациям. «Прошло три года. Все, о чем я пыталась предупредить тогда, произошло», — с грустью констатирует уволенная чиновница.

Больше реформ — больше денег из бюджета

Еще один эксперт, знающий сферу образования изнутри, также считает, что коррупционные риски зарождаются, когда на высокие должности назначаются недостаточно компетентные кадры. «Люди, которые назначались сверху, ни дня не проработали ни в школе, ни в вузе, то есть не знали систему образования изнутри. И каждый по своему усмотрению устраивал реформы и был убежден, что реформы быстро дадут результаты. Но этого не произошло.

Любая реформа дает результат, если ее постепенно внедряют в течение 10-15 лет. А у нас пытаются все внедрить за 3-4 года. И так в любой части системы образования, хоть в школах, хоть в вузах», — замечает Ерсайын Еркожа, председатель общественного фонда «Ұрпақ тағдыры — бiлiмде» (в переводе означает «Судьба поколения — в знании»).

Одну из реформ бывшего министра вспомнила и Лаззат Кусаинова. «Народ с первых дней смеялся над заявлением Сагадиева о том, что за два месяца он обучит всех учителей английскому языку настолько хорошо, что они сразу смогут преподавать на нем физику, химию, биологию. Это в то время, когда уровень преподавания самого английского языка в школах был невысоким», — рассуждает она.

Ерсайын Еркожа тем временем отмечает, что проблемы в сфере образования начались еще в далеком в 1997 году, когда решили менять учебники школьной программы. «За два месяца начали готовить новые учебники без учебных планов, программ, без стандартов. Собрали людей чуть ли не с улицы и начали писать учебники за несколько месяцев. Какое может быть тут качество? Ведь учебник готовится три года, а не в спешке. Я считаю, что все новые программы, которые выполняются спешно, делаются для того, чтобы увести выделяемые из бюджета деньги», — уверен Еркожа.

Затем, через 2-3 года, продолжает он, чиновники с удивлением обнаруживают, что спешно внедренные программы не работают, и придумывают новые. «И на это тоже нужны деньги. И так по кругу. Они это называют реформами, новшествами. На самом деле нет никаких реформ и новшеств», — отметил глава общественного фонда.

Он добавил, что идея с внедрением 12-летнего образования провалилась с треском опять же из-за того, что не было подготовленных специалистов и материально-технической базы. «Я доложил об этом Назарбаеву (первому президенту РК), и он приказал разработчикам остановиться», — вспоминает собеседник «Ферганы».

Он также привел пример коррупции при проведении тестирования абитуриентов. «Почему происходит коррупция в тестировании? Потому что там есть что продавать. В тестах, как известно, все материалы должны быть школьными. Но тесты составляют преподаватели вузов, а они школьную программу знают? Не уверен, что да. Поэтому нередко попадаются вопросы, которых нет в школьной программе.

Я предлагал опубликовать вопросы до ЕНТ, чтобы ученики могли ознакомиться. Тогда они могли бы узнать, что тех или иных вопросов в программе нет, а в центре тестирования — внести коррективы. Но этого не делают, потому что надо продавать брошюры ученикам, которые сдают ЕНТ. Из таких мелочей собирается крупная коррупция», — размышляет бывший сотрудник Министерства образования.

В министерстве заявили об информационных войнах

Между тем после арестов ряда чиновников МОН в мессенджере WhatsApp начало распространяться сообщение якобы от имени советника министра образования и науки Майраш Тайкеновой. Оно дает ответы на многие вопросы, связанные с последними коррупционными скандалами. Майраш Тайкенова подтвердила корреспонденту «Ферганы», что данное сообщение действительно написано ею, поэтому мы приводим его полностью (орфография и пунктуация сохранены).

«Доброе утро всем. Сейчас начали распространять слухи, что арестовывают людей Сагадиева, что он сбежал с деньгами заграницу. Поясняю. Ерлан Кенжегалиевич в стране, вчера виделись с ним в Астане. Никаких допросов и преследований в отношении его не проводятся. Суханбердиева Э.А., бывший вице- министр, не его человек, как излагает в социальных сетях. Ни одного вице-министра он сам не назначал, это не его решения.

Амрина А.К. он пригласил, но в период его работы тот уволился по собственному желанию. К сожалению бывший ректор МУИТ Шыныбеков Д.А. сильно разочаровал лично меня. Не могу комментировать его арест, но скажу, что после финансовой проверки в МУИТ ректор попал под подозрение. Это в первую очередь стало неожиданным и неприятным для Ерлана Кенжегалиевича.

Он не является учредителем этого университета после того как пошёл на госслужбу. Сагадиев Е.К., будучи министром ввел ряд системных изменений во многих схемах принятия решений. Вы видели, что в период работы Сагадиева были организованы громкие информационные войны, целью которых было подрыв его репутации и программ в образовании. Самые крупные заказные инфо войны, а их четыре, и которые мне и моей команде пришлось отражать, возможно были связаны с финансовыми интересами некоторых людей.

Коллеги, обращаюсь к вам за помощью. Вы понимаете как быстро распространяются слухи. Поясните своему окружению и в соцсетях объективную информацию, которую я изложила. С уважением Тайкенова Майраш Гомаровна».

Нужны патриоты, а не бизнесмены

Как видим, примеров коррупции в образовании очень много, причины их проявления тоже проясняются. Но что делать, чтобы искоренить коррупцию?

«В первую очередь нужно пересмотреть Закон “Об образовании”, — считает Ерсайын Еркожа. — Надо конкретизировать, чтобы каждый работник образования имел свои функциональные должностные обязанности. Учителя не должны выполнять не связанные с учебным процессом указания директора, завуча, акима. Я еще в 2000-х годах предлагал определить статус учителя.

Только в 2018 году подняли этот вопрос, но что сделано-то? Пока ничего. Во-вторых, в Министерстве образования должны быть люди, которые болеют душой за образование. Бизнесмены не нужны! Если хотят зарабатывать, пусть идут в бизнес, а не в министерство. Мы (работники образования) даем конкретные предложения по обучению и воспитанию»,

В свою очередь Лаззат Кусаинова считает, что на госслужбу должны идти патриоты исключительно по принципу карьерного роста, а не ангажированные личности. «Иначе как бороться с коррупцией, когда на должности, где принимают важные политические решения, назначают марионеток», — заключает бывший зампред Комитета науки.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/108887/

16.07.2019 09:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Нурбек Мурпазылжанович Мурашев

Мурашев Нурбек Мурпазылжанович

Министр сельского хозяйства Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
170 см

рост президента Узбекистана И. Каримова

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31