90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан. Неудобные вопросы военной контрразведки

25.11.2019 15:00

Безопасность

Узбекистан. Неудобные вопросы военной контрразведки

Узбекистан и ситуация вокруг него были на этой неделе одной из основных тем весьма острой дискуссии на ежегодной рабочей встрече глав Советов безопасности СНГ. Поскольку встреча – рабочая, а присутствующие по большей части люди военные (и даже учившиеся вместе в одних и тех же вузах), разговор получился откровенный. Ввиду этого, несмотря на закрытый от прессы характер мероприятия, журналисты получили достаточно материала, чтобы обозначить в своих текстах самые горячие проблемы и самые горячие точки Содружества. Anhor.uz решил не отставать и сейчас тоже обозначит…

 Так кто же напал на таджиков…
 
Еще до того, как участники Рабочей встречи зашли в зал, в коридорах и вестибюлях участники обменивались новостями. У секретаря Совета безопасности при президенте Узбекистана Виктора Махмудова интересовались очередным громким скандалом внутри наших спецслужб – имеется в виду отставка и арест генерал-майора Дмитрия Пана. А наши таджикские коллеги спорили, отстаивая свою точку зрения  по поводу атаки ИГИЛ на  заставу на узбекско-таджикской границе.
 
Вот об этой атаке  и поговорим. Официальная точка зрения таджикских силовиков известна по многим документам: атаковали пограничников боевики-профи из формирований ИГИЛ. Главная цель – прорыв границы.
 
Но есть результаты расследования, которое провела  «нетаджикская» военная контрразведка. В силу своей дислокации в регионе – это тоже заинтересованное ведомство. Часть этого расследования странным образом попала к нашим таджикским коллегам. «Странным» - потому что попала через «знакомых» в другой стране.  Извините за такой «туман», но  не моё дело – ввязываться в разборки с этими уважаемыми структурами.
 
Авторы документа в общем солидарны с теми вопросами, которые поставил anhor.uz  в своей первой публикации с места событий. Уж слишком много неувязок.
 
Заставляют поразмышлять и сведения с афганской стороны. У администрации  афганского  уезда  Кала-э-зал, из которого боевики перебрались в Таджикистан, были известия через местный «узун кулак»:  еще за две недели до событий в уезд  прибыл некий «командир» ИГИЛ. Его задача:  вербовка и подготовка  боевиков  к форсированию афгано-таджикской  границы.  Глава уезда Кала-э-зал  Ахмад Фахим Карлук говорил после этих событий журналистам, что  к таким  разговорам  в администрации отнеслись спокойно: в  уезде  живут люди,  в бандитизме не замеченные. Урожай в этом году хороший, что еще надо…
 
Прибытие эмиссара ИГИЛ  коллегам anhor.uz  подтвердил начальник полиции Кала-э-зал  Мохаммад Наби Гочли. И даже добавил, что «люди говорили»:  этот высокопоставленный  эмиссар - из главного штаба ИГИЛ в Нангархаре. Но г-н Гочли высказал мнение, что, поскольку ИГИЛ враждует с талибами, а талибы в Кала-э-зал очевидная сила, вербовка боевиков успеха не имела. И они у себя в полиции очень удивились, что ИГИЛ все-таки набрало 20 человек…  А когда  главный полицейский  узнал, что его крестьяне не только форсировали границу, но и совершили марш-бросок по всему Таджикистану до узбекской границы, где атаковали профессионалов-пограничников, он махнул рукой: «Да ладно. Чушь это…»
 
Возможно, г-н Гочли прав: вышеназванный эмиссар ИГИЛ не сумел сделать из крестьян стоящих бойцов. Нападение организовано безграмотно: боевики подъехали  по сельской улице на своих четырех «Опелях»  к административному зданию погранзаставы и принялись его обстреливать. Если они хотели «прорываться» в Узбекистан, занятие совершенно бессмысленное.
 
Хотя нападавших было всего 20 человек, бой велся ожесточенно: все вы видели фотографии с места событий. Впечатление, что перед таджикскими силовиками стояла задача – уничтожить всех нападавших. Что, опосредованно, объясняет и странную фотографию  убитого  с руками, скованными  наручниками. Этот  снимок мы не дали по соображениям гуманности, хотя для понимания происшедшего он весьма важен. 
 
Дальше – больше. С опозданием на почти неделю (чего никогда раньше не было) ИГИЛ все-таки взяло на себя ответственность за нападение.  А потому можно было больше не рассуждать,  дело  закрывать и передавать в суд.
 
Но вот сейчас anhor.uz «все испортит». Потому что рано закрывать дело. Во всех отчетах таджикских силовиков речь идет о том, что боевики приехали на четырех «Опелях». Вряд ли военные могли спутать марки… Но! Посмотрите на фотографию в anhor.uz: на фото наполовину сожженная «Мазда». Ни в одном отчете – они очень подробные – о «Мазде» не говорится. На  «Мазде» - душанбинские номера.
 
Мы сделали очень простую вещь (вы можете её повторить) – выяснили в интернете, в каком гараже Душанбе основу автопарка  составляют  «Мазды». И такое узнали…   Пестрая непонятная мозаика сразу стала ясной картиной.  В ней и события в Горном Бадахшане, где территорию продали Китаю вместе с населением, и майский мятеж в тюрьме строгого режима, и запрет Партии исламского возрождения. И еще многое-многое  другое…
Но это – только версия…
 
Когда военные изучают биологию
 
А теперь перейдем в зал, где уже началась встреча глав Совбезов СНГ. Нам бы хотелось хотя бы тезисно изложить выступление Секретаря Совбеза при президенте Узбекистана Виктора Махмудова, но нам совершенно правильно указали – и спасибо за это! – что вначале надо проконсультироваться, согласовать, получить разрешение…
 
Потому – про биологию… Ровно год назад представители Министерства обороны нашей страны опровергли сообщения  прессы о том, что на территории Узбекистана работают биологические лаборатории под эгидой американских военных. 
 
Так вот, на нынешней встрече глав Совбезов СНГ тема американских биолабораторий  вновь прозвучала. И очень тревожно.
 
По словам секретаря Совбеза России Николая Патрушева, вызывает  озабоченность   создание Пентагоном  в странах СНГ  биологических лабораторий, в которых проводятся «исследования инфекционных заболеваний  и (вот что он дальше сказал, я даже произносить не буду)».
 
Выступивший затем начальник войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных Сил РФ генерал-майор  Игорь Кириллов  напомнил: «США — самый крупный обладатель химического оружия. Запасы США на 1 ноября этого года составляют почти 2 тыс. тонн отравляющих веществ». Но химическая атака всегда оставляет следы, можно установить происхождение отравляющего вещества. Зато  биологическое оружие – инкогнито. И со свойственной генералам откровенностью г-н Кириллов заявил: «По сути, Узбекистан принимает участие в военно-биологической программе США».
 
Так ли это – давайте разбираться.
 
Когда  военные чиновники опровергали существование на нашей территории чужих биолабораторий, они просто «забыли» факт, о котором писала вся пресса. В 2016-м  году в Ургенче открылась Хорезмская региональная диагностическая лаборатория. Поскольку церемония открытия проводилась при участии американских дипломатов, из их выступлений выяснилось, что еще с 2011-го года подобные лаборатории действуют также в  Андижане и Фергане. Тогда показалось странным, что оплачивает работу лабораторий вовсе не Минздрав США, а подразделение Пентагона -  Агентство по борьбе с биотерроризмом DTRA.  В прошлом году его бюджет составил $1 млрд.
 
Одна из главных задач DTRA – «сбор биологического материала моноэтносов».  Я вовсе не хочу проводить параллели, но вот в Грузии созданный DTRA Центр биологического здравоохранения имени Р. Лугара как раз этим занимается: анализирует данные о «предпочтительных» заболеваниях в данной местности и собирает биологический материал отдельных грузинских кланов (народностей).  На основе этих  данных, как считает глава Роспотребнадзора  Анна Попова, создаются микроорганизмы, способные бороться с вакцинами. Поясняю: чтобы  лекарства оказались  бесполезными для конкретного этноса в конкретный момент.
 
Не хочу обидеть наших американских друзей. Это все не про них. Но напомню, что где-то рядом с этой задачей стоит и другая – «этническое биологическое оружие». Еще раз, ради Бога – в нашей ситуации эта задача абсолютно не ставится, я говорю это для полноты картины. Для полноты картины и еще вот это: глава 8 Римского статута Международного уголовного суда называет некоторые биологические эксперименты военными преступлениями.
 
Снова перенесемся в Москву… Г-жа Попова выступила перед силовиками из стран СНГ весьма решительно: «Ближневосточный респираторный синдром, поражающий правительственную армию Сирии, геморрагическая лихорадка в Герате и других провинциях Афганистана, занятых талибами…» — она долго перечисляла список неожиданно возникших эпидемий…  
 
Нам в этом случае интересен Афганистан, все-таки иногда оттуда ветер дует. Так вот, это  одна  из 25 стран, на территории которых находятся  биолаборатории  DTRA. Компании, нанятые DTRA  для афганской программы, отрабатывали навыки  в  уже упомянутом  Центре Лугара в Грузии  - это «CH2M Hill» и Battelle. «CH2M Hill» имела до 2017 года  контракт на $ 10,4 млн. Более свежих данных нет. В Афганистане реализуются «грузинские наработки». И считается – с успехом.
 
В заключение г-жа Попова развернула две огромные карты: «Смотрите: первая карта - расположение по миру лабораторий DTRA. Вторая карта — зоны возникновения новых эпидемиологических угроз». Карты совпали…
 
А что думают по поводу лабораторий DTRA наши сенаторы?

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

25.11.2019 15:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Мурадыл Ганиевич Мадеминов

Мадеминов Мурадыл Ганиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
55,3%

населения Казахстана проживает в городах

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31