90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Конец доминирующего положения Америки на Ближнем Востоке? (обзор)

08.01.2020 09:00

Политика

Конец доминирующего положения Америки на Ближнем Востоке? (обзор)

Новый 2020-й год встречает нас перспективой нового конфликта. Хотя мнения экспертов о потенциальной войне между Ираном и США, риски которой резко возросли после убийства иранского генерала Касима Сулеймани, предсказуемо расходятся, все согласны, что это опасная и малопонятная эскалация, где Иран грозит возмездием, а США высылают дополнительные силы в без того неспокойный регион. Потенциальная война может принять несколько форм, но почти наверняка затронет мировой рынок нефти и интересы России и Китая, двух ведущих стран, способных бросить вызов США, а значит может затронуть и гипотетически – наш регион Центральной Азии.

Если не географически, то культурно

Как указывается в статье Washington Post, «на протяжении всего своего президентства президент Трамп осторожно проводил черту между «замечательным иранским народом» и его «враждебным», «жестоким и коррумпированным» руководством. Но в своей последней угрозе он, вероятно, решил перестать видеть это различие. Предположив возможность нанесения ударов по «52 иранским объектам», в том числе по тем, которые важны для «иранской культуры», Трамп может нарушить договоренности последних десятилетий».

В 2017 году Ирина Бокова, бывший генеральный директор ЮНЕСКО, назвала подобную тактику ведения войны  «культурной чисткой», указывается в статье. «Умышленное уничтожение наследия – это военное преступление», – сказала она на Совете Безопасности США в 2017 году. Иран имеет 22 культурных объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе древние руины Персеполя, с дворцовыми зданиями и террасами.

В соответствии с Гаагской конвенцией 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта воюющие стороны должны принять все возможные меры для «защиты культурных ценностей», включая «памятники архитектуры, искусства или истории, будь то религиозные или светские». (При определенных обстоятельствах конвенция допускает отмену особой защиты культурных ценностей в случае «неизбежной военной необходимости»).

За последнее десятилетие международное сообщество стало еще более критически относиться к таким актам. В 2016 году Международный уголовный суд осудил боевика из Северной Африки Ахмада аль-Факи аль-Махди за «преднамеренное нанесение ударов по историческим памятникам и/или зданиям, посвященным религии». Махди был приговорен к девяти годам лишения свободы за участие в нападении на девять мавзолеев и одну мечеть в Тимбукту, Мали, в 2012 году.

Иран овладел искусством асимметричной войны

Аббас Милани, директор иранских исследований в Стэнфордском университете. указывает, что если «для внешнего мира Сулеймани был серым кардиналом, стоящим за террористической деятельностью режима за пределами Ирана, и хозяином своих марионеток по всему региону, включая ливанскую группировку «Хезболла», то для иранцев он был более сложной фигурой. Хотя сторонники жесткой политики режима считали его героем, многие иранцы, пострадавшие от мирных демонстраций или протестующие против нападок режима на иранских диссидентов, видят его в совершенно ином свете».

Политолог пишет, что Иран, все более изолирующийся на международном уровне, в последнее время решил поиграть мускулами на мировой арене. В декабре Тегеран провел свои первые в истории совместные морские операции с Россией и Китаем, и официальные лица объявили о планах сдать в аренду порт Бушер в Персидском заливе России. Трудно переоценить долгосрочные стратегические последствия мощного российского и китайского военно-морского присутствия в Персидском заливе, учитывая, что эти две страны наиболее вероятно бросят вызов США в предстоящие годы и десятилетия. С изменением настроя после смерти Сулеймани у иранского режима образуется шанс сделать свои связи с обоими режимами тесными.

Аббас указывает, что, позволив своим ставленникам совершить акцию около посольства США в Багдаде, режим в Иране явно переоценил себя и недооценил готовность президента США Дональда Трампа ответить силой. «Но, нацелившись на Сулеймани, США тоже могли просчитаться, недооценив собственные возможности и готовность Ирана к ответу. Иран овладел искусством асимметричной войны, и теперь у него нет другого выбора, кроме как как-то отреагировать на смерть Сулеймани. Можно надеяться, что внутренние проблемы и глубокое стремление к самосохранению заставят Хаменеи и его правительство ограничиться символическими актами возмездия, а не прибегнуть к эскалационным мерам».

Опасность исходит скорее от просчета, чем от безумия

Брайан Майкл Дженкинс, старший советник президента корпорации RAND, пишет, что убийство Сулеймани, по-видимому, забило последний гвоздь в крышку гроба ядерной сделки 2015 года, так как Иран объявил в воскресенье, что откажется от основных положений соглашения. Иран больше не будет ограничивать обогащение урана, количество накопленного урана или исследования и разработки в области ядерной деятельности – все это ключевые пункты, по которым соглашение лишало Тегеран достаточного количества материала для создания ядерного оружия. Иран заявил, что по-прежнему открыт для переговоров с европейскими партнерами, что оставляет возможность вернуться к соглашению в случае отмены санкций США.

Но как оптимистично заявляет аналитик, Иран мало заинтересован в том, чтобы начать тотальную войну, в которой сам же понесет серьезный ущерб. «В то время как иранские лидеры называют Сулеймани мучеником, режим не собирается обрекать себя на мученичество. Соединенные Штаты могут ожидать какие-то непосредственные спонтанные террористические акты, но руководство Ирана придерживается более долгосрочной точки зрения. Его первостепенная цель – выживание.

На другом конце спектра Иран может еще больше ускорить свою программу создания ядерного оружия. Атака на посольство – это красная черта для любой администрации. Но у Ирана уже имеется длинный список провокаций против Соединенных Штатов, и, к сожалению, этот список, вероятно, увеличится. Но было бы удивительно, если бы иранские лидеры, несмотря на все их угрозы после убийства Сулеймани, пойдут дальше и рискнут полноценной войной с Соединенными Штатами, которая опустошит их страну и может закончиться свержением их режима. Опасность исходит скорее от просчета, чем от безумия».

Конец доминирующего положения Америки на Ближнем Востоке?

Кристофер Дж. Болан, старший научный сотрудник ближневосточной программы в Институте исследований внешней политики США, считает: «Конечно, конечные результаты удара США непредсказуемы и зависят от действий, реакций и взаимодействий неисчислимого набора решений, которые еще предстоит принять сложной сети международных, региональных и местных государственных и негосударственных субъектов. Тем не менее, трудно не предвидеть, что недавние американские военные удары в Ираке по Сулеймани, какими бы они ни были вполне оправданными и эмоционально удовлетворительными, могут также ознаменовать конец доминирующего положения Америки на Ближнем Востоке».

Эксперт напоминает, что непосредственное начало конфликту положили действия 28 декабря поддерживаемой Ираном группировки «Катаиб Хезболла» (бригады партии Бога), которая нанесла ракетный удар по базе возле Киркука, убив одного гражданского подрядчика США и ранив несколько иракских военнослужащих. Эта атака была пресловутой соломинкой, которая сломала спину верблюда. Первым американским залпом стал ответный воздушный удар по пяти объектам в Сирии и Ираке, связанным с «Катаиб Хезболла», убивший по меньшей мере 25 человек.

В результате резкой эскалации президент Трамп распорядился нанести удары, направленные на Сулеймани и заместителя главы иракского шиитского ополчения Абу Махди аль-Мухандиса. Американские удары оправдываются как оборонительные и превентивные. Чиновники американской администрации утверждают, что эти лица координировали неминуемые нападения на персонал США в регионе и в любом случае несут прямую или косвенную ответственность за многие предыдущие нападения, убившие американцев в Ираке и в других местах.

Как указывает Болан, недавние американские удары не будут единственной причиной относительного упадка Америки на Ближнем Востоке. Они могут, однако, ускорить крах и без того разрушающейся позиции США после 19-летних дорогостоящих и нерешительных войн после 11 сентября и нестабильной политики США. Неубедительные и изнурительные военные кампании в США в Афганистане (2001 г.) и Ираке (2003 г.) стали первыми тревожными признаками неспособности Америки создать лучшее будущее для и без того неспокойного региона.

Нерешительное вмешательство Америки, а затем и отказ от Ливии в результате гражданской войны, разразившейся в результате предсказуемых последствий смерти Муаммара Каддафи (2011 г.), породили дополнительные сомнения как в мудрости, так и в способности американского руководства. Продолжающаяся экспансия исламских террористических группировок, в том числе «Аль-Каиды», Исламского государства и их ответвлений, несмотря на непрекращающуюся глобальную войну США с террором под руководством США, еще раз обозначила пределы того, чего могут достичь американские военные.

Неспособность положить конец катастрофическим гражданским войнам в Сирии и Йемене стала наглядным свидетельством того, что американские силы не могут предотвратить худшее, включая выход США из действующего международного соглашения, которое эффективно ограничивало ядерную программу Ирана, и частое обращение к введению экономических санкций как против союзников, так и противников.

Но и сами арабы устали от вмешательства Ирана, указывает автор, и поэтому могли бы сыграть более полезную роль в достижении важной американской цели – обуздать то, что официальные лица США называют «зловредным влиянием Ирана в регионе». Протестующие как в Ливане, так и в Ираке, недавно вышедшие на улицы десятками тысяч людей, выразили свое осуждение правительствам, поддерживаемым Ираном, и потребовали лучшего управления, экономического процветания и прекращения повсеместной коррупции и жестоких репрессий.

Что еще более важно, широкие протесты – первоначально вызванные экономическим недовольством, но также и нехарактерно критически настроенные по отношению к авантюристической внешней политике Ирана в Сирии, – охватили сам Иран. Учитывая их широту и масштаб, эти недавние протесты могут нанести удар по самому «сердцу революционной легитимности режима», согласно Сюзанне Малони из Института Брукингса. Но эта динамика может быть прервана последними действиями США, которые даже могут заложить основу для насильственного вывода американских войск из Ирака и Сирии, жертвуя основным источником региональных рычагов и влияния Америки в регионе».

Безмозглая иранская политика Трампа

Стивен Уолт в Foreign Policy открыто критикует «безмозглую иранскую политику Трампа»: «Что касается Ирана, убийство является стратегической ошибкой, совершенной лично самим Трампом. При поддержке Саудовской Аравии, Израиля, таких ястребов, как Фонд защиты демократий, и некоторых из его богатых покровителей, президент отказался от многостороннего соглашения, которое успешно ограничило ядерную программу Ирана, а также имело дипломатическое окно, с помощью которого более опытная администрация могла бы контролировать региональную активность Ирана.

Затем Трамп начал свою кампанию по так называемому максимальному давлению – всеобъемлющей программе санкций против Ирана, которая стремилась ликвидировать обогащающий потенциал страны, заставить Иран изменить свою внешнюю политику и, возможно, свергнуть сам режим. Обычные иранцы сильно страдают от санкций США, но режим не уступил требованиям Трампа и не потерпел крах.

Вместо этого Иран постепенно перешел к возобновлению своей ядерной программы, установил более тесные связи с Россией и Китаем и принял ответные меры против союзников США в регионе. Логика реакции Тегерана проста и совершенно предсказуема: если Соединенные Штаты хотят усложнить жизнь Ирану, их лидеры продемонстрируют, что они могут осложнить жизнь и Соединенным Штатам. Не надо быть большим стратегом, чтобы предвидеть реакцию Ирана и признать, что одностороннее давление не сработает. Проиранские иракские демонстранты действительно осаждали посольство США в Багдаде, но без человеческих жертв.

Статья приводит цитату политолога Уорда Томаса, что есть давно принятая мощная международная норма против убийств, санкционированных на высоком уровне, в основном потому, что лидеры могущественных государств понимают, что в их взаимных интересах воздержаться от попыток убийства друг друга. Конечно, табу не полностью исключает использование этой тактики, и Томас утверждает, что в последние десятилетия норма стала нарушаться.

«Но действительно ли мы хотим жить в мире, где убийство станет совершенно нормальным способом ведения бизнеса и все более и более обычным делом? Многие злодеи покинули этот смертельный виток в последние десятилетия, но политические проблемы, которые они воплощали, продолжают нас озадачивать. Усама бен Ладен, Муаммар Каддафи, Ким Чен Ир, Саддам Хусейн, мулла Мохаммад Омар, Абу Бакр аль-Багдади  и многие другие противники США ушли, но их смерти не смогли волшебным образом решить все внешнеполитические проблемы, с которыми они были связаны».

США не нужно было вступать в войну

Ричард Н. Хаас, президент Совета по международным отношениям, напоминает, что проблему Ближнего Востока пытался решить не один американский президент и все безуспешно. Фатальный выбор был сделан Джорджем Бушем, начавшем войну против Ирака в 2003 году. По широкому признанию,  США не нужно было вступать в войну; были и другие варианты сдерживания Саддама Хусейна.

Обама хотел вывести американские войска из Ирака и осуществить «перебалансировку» с Ближнего Востока и больше сосредоточиться на Азии, главном театре, на котором будет решаться траектория мира в новом столетии. Но кампания администрации Обамы/Клинтон против лидера Ливии привела к очередному провалу в регионе. Обама также высказался в поддержку смены режима в Сирии, хотя в этом случае его нежелание вовлекать США в дальнейшие действия на Ближнем Востоке победило.

Почему Трамп, критиковавший ближневосточное участие Вашингтоне, повторяет ошибки своего предшественника, остается неясным. Теперь США вполне могут оказаться без альтернативы, кроме как выделить больше военных ресурсов на Ближний Восток, что может привести к дополнительным иранским провокациям. И все это происходит в непростое время, когда интересам США бросают Россия, Китай и даже Северная Корея.

Антиимпериализм и национализм в Иране?

Согласно последним данным опросов, большинство американцев обвиняют политику Трампа в усилении напряженности в отношениях с Ираном. Некоторые подозревают, что милитаризм Трампа, который обещал положить конец «бесконечным войнам», объясняется его желанием улучшить свой рейтинг после объявленного импичмента.

Общественность США по всем признакам не хочет войны с Ираном, а внутри администрации Трампа выдвигаются противоречивые заявления. Так, Пентагон опроверг намерения атаковать культурные объекты, а также планы вывести силы из Ирака, о которых первоначально сообщалось в письме американских военных. Сообщается, что в воскресенье проиранские члены иракского парламента проголосовали за изгнание американских солдат из страны, согласно всем канонам демократии.

Это решение еще предстоит утвердить премьер-министру Ирака и в этом случае США придется согласиться, ведь согласно соглашению между странами, «временное присутствие американских сил в Ираке осуществляется по полной просьбе и приглашению суверенного правительства Ирака и при полном уважении суверенитета Ирака».

В то же время похороны Сулеймани показывают, что Трамп недооценил, насколько силен антиимпериализм и национализм в Иране. Иранцы собрались в огромном количестве на похороны генерала, заполнив улицы во многих городах по всему Ирану. Президент Ирана Хасан Рухани составил свой исторический ответ на угрозу Трампа нанести удар по 52 объектам Ирана в честь 52 американских заложников, захваченных в посольстве США в Иране в 1979-81 гг. «Те, кто ссылается на число 52, должны также помнить число 290. #IR655. Никогда не угрожайте иранской нации», – написал он.

Его хэштег «#IR655» напоминает об инциденте с иранским рейсом 655, самолетом, сбитом военными США 3 июля 1988 года, в результате которого погибли все 290 гражданских лиц и членов экипажа на борту, в том числе 66 детей.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/18911

08.01.2020 09:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Дамира Абаскановна Ниязалиева

Ниязалиева Дамира Абаскановна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
500

мечетей в Кыргызстане работает незаконно

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Январь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31