90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Новая волна эмиграции: в Казахстан они уже не вернутся…

20.01.2020 09:00

Общество

Новая волна эмиграции: в Казахстан они уже не вернутся…

Мы привыкли рассматривать эмиграцию как негативное явление и воспринимать болезненно любую статистику, касающуюся количества выбывших из страны. А если посмотреть на этот процесс с другой стороны: какую пользу могут принести экс-казахстанцы своей родине?  Сколько из них готово вернуться обратно? И вообще, насколько комфортно им живется за рубежом? Об этом и многом другом мы беседуем с известным отечественным историком Нуртаем Мустафаевым.

- Нуртай Идиянович, бытует мнение, что из страны уезжает гораздо больше людей, чем учитывает статистика. Вы согласны с этим? И если да, то объясните, в чем тут дело?

- Да, официальная статистика эмиграции из Казахстана далеко не полная – в отличие от учета иммиграции, который более или менее близок к реальности. Это связано с тем, что люди, приезжающие в страну на длительный срок или навсегда, не могут долго жить в некоем параллельном пространстве и быть вне поля зрения органов власти. Речь идет даже не о контроле со стороны миграционной полиции в больших городах, где можно «затеряться» на некоторое время, и тем более со стороны участковых полицейских в селах, где каждый человек на виду.

Сегодня в Казахстане неизбежны взаимодействия с государством, учреждениями, фирмами, а они, в свою очередь, невозможны без справки о регистрации. Имеются в виду доступ к детсадам, школам, поликлиникам, больницам, открытие банковских карт, получение водительских прав, обращение в социальные службы и т.д.

Кроме того, численность иммигрантов корректируется в ходе переписей населения, проводимых раз в десять лет. Плюс реализуется программа цифровизации, формируются базы данных – не только экономические, технические, управленческие, но и персональные в рамках Big Datа. Мы давно живем под всевидящим оком Большого Брата, изображенного в романе Джорджа Оруэлла «1984», и, видимо, это неизбежная обратная сторона медали технического прогресса и информационного общества.

А вот реальные масштабы эмиграции оценить достаточно сложно. Поскольку многие наши граждане выезжают в другие страны на учебу, стажировку, на работу по контракту, да и чтобы просто пожить у родственников, то они не считаются эмигрантами. К примеру, немало алматинцев еще с начала 1990-х на постоянной основе живет в Лондоне, Москве, Санкт-Петербурге, Праге, Стамбуле, Анкаре, а также в небольших городках-курортах на побережье Иссык-Куля. Там они работают, некоторые ведут бизнес, а здесь сдают свои квартиры в аренду (часто иностранцам) и при этом остаются гражданами Казахстана. То есть формально эти люди не являются эмигрантами.

Проблема тут в следующем. Вопреки тому, что в нашей стране исключено (запрещено) двойное гражданство, и это я считаю правильным, многие из тех, кто давно живет в России, США, Великобритании, Германии, Чехии и т.д., даже получив паспорта этих государств или вид на жительство, не выходят из казахстанского гражданства...

Мифы и реальность

 - А есть статистика, сколько человек возвращается из эмиграции? Много ли у нас таких примеров? И почему о них так мало говорят и пишут?

- Такие данные отсутствуют. Столь углубленным учетом Комитет по статистике РК не занимается, да и в других странах учет реэмиграции не ведется.

Отдельные редкие случаи возвращения семей казахстанских немцев из Германии отмечались в относительно благополучные для нас 2000–2007 годы, когда были высокие цены на нефть, газ, сталь, цветные металлы, то есть когда жизненный уровень казахстанцев заметно улучшился. И хотя вернулось мизерное количество людей, о них много трубили в СМИ.

Как известно, исход немцев из Казахстана начался еще на излете так называемой «перестройки». Их эмиграция имела беспрецедентный характер. С 1989-го по 2019-й численность немцев в стране сократилась с 957 518 до 178 029 человек, или в 5,3 раза! Эпизодический, ситуативный возврат нескольких сот немецких семей никак не восполнит утрату людского потенциала, этнического многообразия Казахстана. Ведь люди – это главное богатство страны.

- Наибольшее беспокойство в обществе вызывает интеллектуальная эмиграция. Считается, что в основном из Казахстана уезжают квалифицированные кадры и молодежь. От чего они, по-вашему, бегут?

- Многие молодые казахстанцы выезжают на учебу в российские, американские, британские вузы, чтобы впоследствии остаться в этих странах на постоянное место жительства. То есть они изначально ставят себе цель – обосноваться там навсегда, поскольку полагают, что здесь им не удастся себя реализовать. И во многом они правы. У нас продекларированы равные права, но нет равных возможностей...

Проще говоря, толковые ребята не видят для себя будущего в Казахстане. Они прекрасно понимают, что не смогут добиться карьерного роста ни во властных, ни в силовых структурах, включая полицию, ни в нацкомпаниях, ни даже в бюджетных организациях образования, здравоохранения, культуры, ни тем более в крупном и отчасти даже в среднем бизнесе. Пробиться талантливой молодежи можно разве что в спорте и искусстве, где по блату не победишь, не станешь настоящей «звездой».

Существует также политическое измерение процесса эмиграции. У реальных и потенциальных эмигрантов сохраняются устойчивые мифы о значительном превосходстве западных политических систем по сравнению с казахстанской. Но формально это не так. Продекларированных прав, принципов в РК много. Наши проблемы связаны не с политико-правовой системой как таковой, а с правоприменительной практикой и системой ценностей.

- А что не так с нашей системой ценностей?

- Законы, постановления, направленные на реформирование правовой, политической, экономической, культурной и других сфер, могут приниматься достаточно быстро. Вспомните, как в марте–декабре 1995 года были приняты 134 указа президента, имевшие  силу закона, в том числе конституционные законы обо всех ветвях власти, о выборах и т.д., которые по сей день определяют архитектонику политической и правовой системы. А вот система ценностей инерционна и меняется медленно. Это нашло образное отражение в библейской притче о пророке Моисее, который 40 лет водил по пустыне свой народ, прежде чем он стал свободным. Как отмечают социологи, для трансформации системы ценностей требуется смена двух-трех поколений...

Стоит также сказать о том, что у реальных и потенциальных эмигрантов, особенно из числа молодежи, много мифов о якобы ущербности Казахстана, отсталости Советского Союза и совершенстве западной демократии. Но вот вам простое сравнение: мы избираем президента непосредственно (прямым голосованием), а в тех же США выборы являются  двухступенчатыми, и окончательное решение принимает Коллегия выборщиков от каждого из штатов. Да и присутствие иностранных наблюдателей на избирательных участках в США крайне ограничено – я бы даже сказал, минимально.

Или возьмите Великобританию с ее парламентом, состоящим из палаты общин и палаты лордов, причем последняя вообще не избирается, и многие из ее членов попросту наследуют власть. Чем не сословное общество, чем не архаика?! И подобных заблуждений, ложных стереотипов – не счесть!

Много мифов и о восточных странах – Китае, Сингапуре, других государствах Юго-Восточной Азии. Хотя там действуют очень жесткие законы. К примеру, контрабанда наркотиков карается смертной казнью, пожизненным лишением свободы, либо очень длительным сроком заключения. Причем на таможне в основном попадаются девушки, реже женщины. А потом нашим дипломатам приходится предпринимать невероятные усилия, чтобы вызволить их обратно в Казахстан и судить по своим, не столь суровым законам...

Билет в один конец

Но, может, в эмиграции нет никакой трагедии, и это естественный процесс? Например, так считает президент Касым-Жомарт Токаев. По его словам, «мы не теряем тех людей, которые получают образование и устраиваются на работу где-то на Западе, поскольку они все равно будут стремиться внести свой вклад в развитие экономики, процветание страны»…

Эмиграция казахстанцев в США, Великобританию, Канаду, Австралию, страны Западной Европы – почти всегда «билет в один конец». Подавляющее большинство их не вернется на родину и не внесет свой вклад в ее «процветание». Случаи возвращения в Казахстан – редкие, я бы даже сказал, единичные. Это исключения, лишь подтверждающие правило, а еще точнее - реалии.

Слишком разнятся условия в наиболее развитых государствах мира и в Казахстане. К примеру, в англо-саксонских странах существует жесткая конкуренция, зато там у всех равные возможности, минимум преград в бизнесе, других сферах. Главное – чтобы у человека были способности. А в Западной и Северной Европе - сильная социальная политика, поэтому эмигрантам живется там очень комфортно.  

Кроме того, в современном мире налицо жесткая конкуренция за талантливые, высокопрофессиональные кадры. Не случайно крупнейшая российская рекрутинговая компания именуется «Head Hunter» – «Охотники за головами». Выпускники школ и вузов, талантливые математики из России, Беларуси, Украины, Казахстана сегодня весьма востребованы в США, Канаде, Австралии.

Кстати, каждый третий из наших эмигрантов имеет высшее образование, каждый четвертый – среднее специальное.  И многие из них ценятся…

- Насчет охоты за головами. Буквально вчера Российский центр науки и культуры в Нур-Султане открыл очередной прием заявок от казахстанцев на получение образования за счет бюджетных ассигнований, выделяемых правительством РФ. Как можно объяснить столь повышенную заинтересованность северного соседа в нашей молодежи?

- Российские власти действительно заинтересованы в привлечении талантливых выпускников школ из Казахстана, в том числе в рамках образовательных программ. По численности иностранных студентов в РФ казахстанцы занимают первое место – их там, согласно последним данным, свыше 70 тысяч. Об этом официально сообщил российский посол в РК. Студенты из КНР – лишь на втором месте...

Причины такого интереса очевидны. России нужны образованные юноши и девушки в репродуктивном возрасте, отлично знающие ее язык и культуру. И наша молодежь в максимальной степени соответствует этим параметры. То есть в РФ человеческий капитал считается одним из важнейших стратегических ресурсов.

При этом учеба в российском вузе – самый простой путь к получению гражданства РФ. Большинство поехавших туда учиться обратно уже не возвращаются. По окончании вузов они пополняют ряды молодых и образованных граждан России, попутно решая и весьма актуальную (хотя и не столь острую, как для других европейских государств) демографическую проблему огромной соседней страны. В период обучения многие казахстанские студенты, а это по большей части этнические русские, заключают браки с россиянами. Для них и в целом для русскоязычных граждан из РК это весьма естественный вид эмиграции в РФ.

Другим категориям, в отличие от студентов, необходимо проходить долгий путь: сначала получить РВП (разрешение на временное проживание), затем ВНЖ (вид на постоянное жительство) и только спустя пять лет подавать заявление на гражданство. Естественно, все это сопровождается множеством изматывающих бюрократических проволочек. То же самое касается Госпрограммы содействия добровольному переселению в РФ соотечественников,  проживающих за рубежом, - там также множество трудностей, препон, кабальных условий в тех регионах, куда людей определяют на жительство.

Разумеется, не все наши студенты принимают российское гражданство. Часть их, в основном казахской национальности, имеющая возможности для самореализации в  Казахстане, возвращается. Но и это очень выгодно России, поскольку обучение иностранных студентов – одна из самых действенных форм «soft power» («мягкой силы»). Ведь именно в молодости человек быстро и прочно впитывает в себя не только знания, но и культуру, систему ценностей той страны, в которую он попадает. При этом вспомните опыт и США, и СССР: молодежь, прошедшая там вузовское обучение, по возвращении на родину занимала ключевые позиции во власти, экономике, культуре своих стран. В частности, это касается Китая, Индии, Египта, Сирии, ЮАР и т.д. – перечислять можно долго.

Почему-то бытует мнение, что советское образование значительно уступало западному. Я с этим не соглашусь. В начале 1960-х президент США Джон Кеннеди признал: «Советское образование – лучшее в мире. Мы должны многое из него взять. СССР выиграл космическую гонку за школьной партой». Именно тогда в США резко возросли расходы на школьное образование, возникло множество международных программ обмена для обучения иностранных студентов в американских университетах. Можно также вспомнить создание правительственной образовательной организации «Peace Corps» («Корпус мира»), сотни тысяч волонтеров которой наряду с гуманитарной деятельностью содействуют формированию позитивного  имиджа США во всех уголках мира.

Пик эмиграции впереди

- Каковы ваши прогнозы:  мы уже прошли пик эмиграции или он еще впереди?

- В постсоветскую эпоху были три этапа. В 1991-2003-х годах эмиграция превышала иммиграцию. В период с 2004-го по 2011-й, наоборот, в Казахстан людей больше приезжало, чем уезжало. Но затем снова началось усиление эмиграции. Причем отток населения продолжает нарастать. Хотя, конечно, его не сравнить с беспрецедентными масштабами первой волны. На ее пике в 1994-м из Казахстана уехали почти полмиллиона, а, если точнее, 477 068 человек. Тогда как в 2012-2018-х ежегодное количество эмигрантов составляло 32,5 тысячи.  

Сводных итоговых данных о внешней миграции за прошлый год пока нет. Но известно, что за три квартала 2019-го из Казахстана выехали 34,2 тысячи человек – на 8,3 процента больше, чем за соответствующий период 2018-го (31,6 тыс.). И если линейно экстраполировать, то за весь 2019-й эмиграция должна составить 45,3 тыс. человек – на 3,5 тыс. больше, чем в 2018-м. Но надо учитывать, что эмиграционное поведение – не линейный процесс. Вероятно некоторое расхождение, хотя и незначительное.

На мой взгляд, пик нынешней волны эмиграции мы еще не прошли. Очевидно, что она и дальше будет, пусть и медленно, но нарастать, поскольку ничего принципиально нового ни в реализуемой властями этнополитике, ни в плане создания цивилизованных социальных лифтов не происходит. А усиливающееся напряжение в языковом вопросе способно лишь приумножить миграционные настроения.

- Как можно остановить утечку мозгов или сделать так, чтобы уехавшие граждане стремились вернуться обратно?

- Для этого надо не только декларировать равенство прав, но и создавать по примеру англо-саксонских стран общество равных возможностей. Плюс наполнять написанное в статье 1 Конституции («Республика Казахстан утверждает себя социальным государством») реальным содержанием, то есть становиться действительно социальным государством, каким был в плане социальной политики Советский Союз и каким в той или иной степени пытается оставаться современная Россия.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

20.01.2020 09:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
50,9%

от ВВП составил внешний долг Кыргызстана в марте 2015 г

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Апрель 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30