90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Факторы мира и войны в Центральной Азии

24.01.2020 13:00

Безопасность

Факторы мира и войны в Центральной Азии

Афганистан: зона постоянного риска

Употребляя термин Центральная Азия, мы обычно подразумеваем регион, включающий в себя Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан. Однако, согласно ЮНЕСКО, в Центральную Азию еще входят Монголия, северо-западный Китай, районы азиатской России южнее таёжной зоны, Афганистан, северо-западная часть Индии, северная часть Пакистана, северная часть Ирана. Таким образом, Афганистан относится к южной части Центральной Азии. Эта страна близка нам в первую очередь на этническом уровне, так как в ней проживают таджики, узбеки, туркмены, есть немного и казахов, и кыргызов.

Недавно представитель политического офиса радикального движения «Талибан» Мохаммад Сохаил Шахин заявил о готовности подписать мирный договор с США до конца января. Но пока никто не знает точную дату подписания соглашения между США и талибами. Министр иностранных дел России С. Лавров сообщил, что Россия поддержит соглашение между США и «Талибаном» и стремится «помогать этому процессу параллельно со своими усилиями по урегулированию ситуации».

Несколько дней назад министр иностранных дел Пакистана Шех Мехмуд Куреши заявил, что «даже в случае соглашения с «Талибаном» о выводе войск США должны продолжить содействие Афганистану», поскольку «страна будет по-прежнему нуждаться в иностранной поддержке». Специальный генеральный инспектор США по восстановлению Афганистана Джон Сопко тоже полагает, что после заключения мирного соглашения с талибами, существующие угрозы в Афганистане не исчезнут и необходимо последовательное решения данных проблемных вопросов. Словом, мирный договор между США и Талибаном может серьезно отразиться на нашем регионе.

Вашингтон сейчас заинтересован в том, чтобы, направляя политический процесс в Афганистане, минимизировать свои расходы на него, переложив их часть на соседей. В США стали понимать, что одними только военными инструментами невозможно урегулировать ситуацию в Афганистане, способствовать его развитию. Для этого необходимо также региональное экономическое, научно-образовательное и культурное сотрудничество. Тем самым Вашингтон стремится втянуть в этот процесс прежде всего страны Центральной Азии. США пытается запустить транзитно-транспортные маршруты из постсоветской Центральной Азии через Афганистан и далее в Индию, Пакистан. Впрочем, наш регион сам в этом деле заинтересован.

Так, Узбекистан является главным оператором железной дороги от Хайратона до Мазари-Шарифа, строящейся железнодорожной линии «Мазари-Шариф-Герат». Следует отметить, что через Герат можно будет выйти на иранские железные дороги и далее к портам Бандер-Аббас и Чабахар. С 2002 года Узбекистан поставляет в Афганистан электроэнергию, объемы которой существенно вырастут после запуска новой линии электропередач Сурхан-Пули-Хумри. В конце прошлого года Афганистан и Таджикистан «подписали соглашение о строительстве железной дороги между двумя странами». Правда, для его реализации нужны крупные инвесторы.

Это соглашение является частью проектов строительства железных дорог Туркменистан-Афганистан-Таджикистан и Китай-Кыргызстан-Таджикистан-Афганистан-Иран. В настоящее время реализуется проект CASA-1000, по завершению строительства которого Кыргызстан и Таджикистан будут поставлять 1300 МВт-1000 МВт в Пакистан и 300 МВт электроэнергии в Афганистан. Вместе с тем в Пакистане многие выражают сомнение в необходимости этого проекта для страны из-за его дороговизны. Тем не менее, наличие CASA-1000, газопровода ТАПИ и других проектов отражает большую экономическую значимость постсоветской ЦА для Афганистана. Но для получения экономических дивидендов от всех такого рода проектов необходимо установление в стране стабильности и безопасности.

В середине января специальный генеральный инспектор США по восстановлению Афганистана (SIGAR) Джон Сопко в докладе Конгрессу США сообщил, что противодействие американских войск «Талибану», наоборот, привели к росту влияния этого движения. Он сообщил о многочисленных злоупотреблениях американской стороны в этом процессе, включая коррупцию. Скопко указал на некомпетентность американских служащих в Афганистане, слабом знании ими местных реалий, преувеличение ими успехов и умалчивании об ошибках в официальных отчетах для Конгресса и президента США.

В конечном итоге, на его взгляд, для большинства афганцев «власть «Талибана» видится более уместной, чем коррупционная правительственная система». Хотя на прошедших в прошлом году парламентских и президентских выборах афганцы очень слабо голосовали за политиков из исламистского лагеря. В то же время на прошедших в сентябре 2019 года президентских выборах обнаружено 16,5 тысяч нарушений, что может повлиять не только на итоговые результаты выборов, которые еще не объявили, но и на устойчивость власти Ашрафа Гани, второй раз ставшего президентом страны.

Кыргызский эксперт Айбек Султангазиев считает: «Уход США может стимулировать противостояние между различными политическими силами в Афганистане, в том числе и на почве межэтнической розни на Севере страны. Помимо этого, уход США из Афганистана и возможный приход к власти Талибана (в коалиции с другими силами или же как основная политсила) поставит вопрос о присутствии на территории ИРА ряда джихадистских группировок, в том числе ИГИЛ и ИДУ. Если будет процесс выдавливания из Афганистана этих сил, то ЦА (постсоветская ЦА – наше примеч.) может столкнуться с угрозой попыток вторжения террористических организаций (Кстати, новым лидером ИГИЛ стал этнический туркмен Амир Мухаммед Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби – наше примеч.).

Есть и другой момент, который почему-то пытаются скрыть. Победа «Талибана» может стимулировать радикальные религиозные движения в ЦА, так как это будет успехом джихадистского движения. И здесь неважна позиция Талибана, который может говорить о выстраивании конструктивных отношений с соседями». Сложно сказать однозначно, состоится ли сделка США с талибами в заявленных рамках. Но Трамп настроен на существенное сокращение американского присутствия в Афганистане, что может стать одним из козырей в его победе на президентских выборах.

Если это произойдет, то в Афганистане усилится угроза возникновения войны талибов с некоторой частью бывшего Северного Альянса, фактическое возрождение которой, но в другом формате, состоялось 5 сентября прошлого года в провинции Панджшер под руководством Ахмада Масуда-младшего. Собственно, сам Масуд-младший прямо заявил, что эта его коалиция будет противостоять Талибану в политическом и военном плане. При этом он заметил, что действующее афганское правительство неспособно вести полноценную борьбу с талибами. Как известно, в Северном Альянсе ключевую роль играли таджики и узбеки, к ним, можно полагать, незамедлительно присоединятся и хазарейцы, когда Талибан по договору получит от США большие дивиденды.

В официальном Кабуле тоже сильны позиции таджиков и узбеков. Некоторые эксперты считают, что Талибан более лучше подготовлен к боевым действиям, нежели Кабул. Поэтому нельзя исключать, что Таджикистан и Узбекистан, разумеется, не напрямую, но вынуждены будут оказывать определенную помощь единокровникам в Афганистане. Да и сами США, наверное, после вывода основной части войск из Афганистана, обяжут страны региона оказывать разную помощь действующей афганской власти. А это очень зыбкая ситуация, с потенциально очень опасными последствиями для большей части Центральной Азии. Впрочем, вокруг ситуации в Афганистане чересчур много алармизма.

В частности, в конце прошлого года секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил, что ситуация в Афганистане продолжает ухудшаться, там усиливается ИГИЛ, особенно на севере страны, откуда он будет противодействовать талибам и готовить плацдарм «для вторжения в регион Центральной Азии через Таджикистан и Туркменистан». Патрушев тогда сказал, что «конечной целью боевиков является создание так называемого Великого Хорасана, включающего территории Афганистана и стран Центральной Азии». В то время как «Вилаят Хорасан», афганский филиал «Исламского государства», уже более полутора месяца «не подает признаков жизни». В начале января в афганской провинции Кунар сдался в плен полевой командир ИГ Шер Заман, что стало единственным появлением в информационном пространстве Вилаята Хорасан с ноября прошлого года.

Некоторые российские эксперты полагают, что «закат» ИГ в Афганистане начался благодаря Пакистану. Дело в том, что, согласно данным многих специалистов, пакистанские власти и спецслужбы оказывают поддержку «исламским» террористам в Афганистане и поэтому с ними трудно бороться. Другими словами, движение Талибан, последний оплот воинствующего исламского фундаментализма в Афганистане, только тогда прекратит боевые действия, когда этого сильно захочет Пакистан. Конечно, Исламабад вряд ли контролирует все группировки Талибана, но может оказать ключевое влияние на его идеологический центр. Как бы там ни было, для более-менее мягкого перехода Афганистана к «постамериканскому» периоду необходимы согласованные усилия всех заинтересованных игроков, начиная с Китая, России, Пакистана, Ирана…

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

24.01.2020 13:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Эсенгул Байдалиевич Исаков

Исаков Эсенгул Байдалиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$5 млрд 173 млн

объем золотовалютных резервов Туркменистана

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Апрель 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30