90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Бизнес оценил преимущества евразийской интеграции

09.03.2020 13:30

Экономика

Бизнес оценил преимущества евразийской интеграции

Как отмечал председатель Коллегии ЕЭК Михаил Мясникович, ключевой задачей развития евразийской интеграции на ближайшие 5 лет станет ликвидация всех видов препятствий. Цель этой масштабной работы – создание максимально комфортных условий для ведения бизнеса. Поскольку наднациональные акты ЕАЭС во многом определяют условия работы предпринимателей, в 2019 г. ЕЭК опробовала новый механизм, который позволяет оценить влияние принятых наднациональными органами Союза решений. О том, как работает новая методика.

– Галия Тагибердиевна, в 2019 г. была проведена апробация нового механизма оценки влияния решений Евразийской экономической комиссии на условия ведения бизнеса в ЕАЭС. Чем обусловлена такая необходимость?

– Прозрачность и понятность обязательного регулирования для достижения баланса между обеспечением безопасности жизни граждан и интересов бюджета с необременительностью для ведения бизнеса на протяжении долгих лет остается мировым трендом формирования и функционирования регуляторных механизмов как на национальном уровне, так и в рамках интеграционных объединений.

На примере функционирования Евразийского экономического союза очевидно, что достижение позитивных эффектов от процессов региональной экономической интеграции невозможно без реального вовлечения в интеграционные процессы не только государств – членов ЕАЭС, но прежде всего, основных экономических акторов – субъектов предпринимательской деятельности.

При этом бизнес как адресат регулирования может и должен подсказывать регуляторам, что необходимо сделать для повышения уровня понятности не только планируемых к внедрению, но и уже действующих норм, а также для создания более комфортных условий для ведения предпринимательской деятельности. Началом внедрения в практику работы ЕЭК такого направления деятельности как оценка фактического воздействия принятых решений стала реализация по данному направлению пилотного проекта. Отмечу, что поручение о его проведении было дано Евразийским межправительственным советом в 2018 г.

– Имеется ли у членов ЕАЭС опыт проведения подобной оценки на внутригосударственном уровне?

– Конечно, такой опыт есть. Оценка влияния действующего регулирования на бизнес в различных форматах проводится во всех странах ЕАЭС.

В Республике Армения был успешно реализован проект «Регулирующая гильотина» для пересмотра и упрощения национальных нормативных правовых актов, влияющих на экономическую активность. В рамках реализации данного проекта был применен механизм ускоренного упрощения регуляций, направленный на устранение положений, препятствующих развитию бизнес-среды и рыночной экономики, а также на сокращение экономически неэффективных, затратных и нецелесообразных правовых норм.

В Республике Беларусь принимались меры по кардинальному сокращению количества административных процедур в отношении субъектов предпринимательской деятельности и переходу к преимущественному использованию профилактических мер в отношении субъектов хозяйствования при осуществлении контрольной (надзорной) деятельности.

В Республике Казахстан Предпринимательским кодексом предусмотрено проведение анализа регуляторного воздействия введенных и действующих регуляторных инструментов в соответствии с планами их пересмотра, утверждаемыми регулирующими государственными органами ежегодно. Эти планы формируются с учетом обоснованных предложений уполномоченного органа по предпринимательству (Министерства национальной экономики Республики Казахстан) и Национальной палаты предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен».

В Кыргызской Республике успешно реализован проект «Системный анализ регулирования» («регуляторная гильотина»), осуществленный в целях устранения барьеров и искусственных преград для бизнеса, создания благоприятных условий для инвесторов, устранения излишних требований для ведения бизнеса.

В Российской Федерации введенная с 1 января 2016 г. процедура оценки фактического воздействия представляет собой основанный на фактах анализ того, насколько эффективно нормативные правовые акты в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности достигают поставленных при их принятии целей, в том числе с учетом результатов оценки регулирующего воздействия на стадии проекта акта и того эффекта, который повлекло введение регулирования.

– Расскажите, как проходила реализация пилотного проекта по проведению оценки воздействия принятых ЕЭК решений.

– В качестве объектов оценки фактического воздействия были выбраны 3 решения ЕЭК:

1) порядок ввоза на таможенную территорию ЕАЭС продукции, для которой установлены обязательные требования;

2) единые карантинные фитосанитарные требования ЕАЭС;

3) порядок регистрации и изменения статуса действия деклараций о соответствии продукции требованиям техрегламентов ЕАЭС.

По всем трем актам проведены открытые консультации с бизнес-сообществом с использованием официальных сайтов ЕАЭС и ЕЭК, а также специально разработанных анкет. В консультациях без ограничений могли принять участие любые заинтересованные лица: как субъекты предпринимательства, так и эксперты, в том числе от некоммерческих организаций, например, общественных объединений потребителей.

Большинство респондентов отметили позитивное влияние указанных актов на условия ведения бизнеса в ЕАЭС. Вместе с тем, поступило немало предложений по их совершенствованию и устранению «белых пятен» и излишней зарегулированности.

На основе поступивших заполненных анкет были подготовлены заключения о том, какое реальное воздействие оказывают рассмотренные решения ЕЭК при их непосредственном применении на практике.

– Какие основные замечания и предложения были даны по итогам «пилота» и как это может в дальнейшем повлиять на условия ведения бизнеса в ЕАЭС?

– Например, в отношении порядка ввоза бизнесом подтверждена актуальность для предпринимателей ряда изменений, которые разработчик включил в новую редакцию проекта данного документа. В частности, обращено внимание на отсутствие четкого понимания терминов «единичный экземпляр продукции» и «собственное использование». Это актуально, поскольку товары таких категорий при ввозе в страны ЕАЭС освобождены от необходимости подтверждения их соответствия, но отсутствие четких критериев в отношении этих понятий приводит к их различной трактовке и создает неравные условия для предпринимателей.

Кроме того, с учетом значительного количества обращений бизнеса, поступивших в ЕЭК, в заключении предложено решить в праве ЕАЭС вопрос о возможности маркировки товаров единым знаком обращения на рынке после пересечения таможенной границы Союза. Теперь важно обеспечить учет этих предложений в итоговом документе и ускорить его принятие, поскольку порядок ввоза был принят в 2012 г. и в настоящее время юридически несколько устарел.

В заключении об оценке фактического воздействия на Единые карантинные фитосанитарные требования ЕАЭС основное внимание было уделено тому факту, что во многих государствах-членах, несмотря на наличие унифицированных норм, продолжают действовать правовые акты национального уровня. Их содержание отличается от права ЕАЭС, что создает риски возникновения препятствий для внешней и взаимной торговли подкарантинной продукцией, неравных условий ведения бизнеса.

В отношении порядка регистрации и изменения статуса действия деклараций в заключении содержатся многочисленные предложения бизнес-сообщества по упрощению и ускорению данной процедуры, в том числе «вытекающие» из практики применения документа.

– Что планируется делать дальше в рамках работы по оценке действующего наднационального регулирования в рамках ЕАЭС?

– Следующим важным этапом работы по оценке фактического воздействия станет учет тех предложений, которые содержатся в заключениях, непосредственно в рамках внесения изменений в рассмотренные решения ЕЭК, о чем были достигнуты договоренности при рассмотрении результатов пилотного проекта на заседании Коллегии ЕЭК 14 января этого года.

Как показал пилотный проект, процедура оценки фактического воздействия позволяет получить реальную «обратную связь» от бизнес-сообщества, представители которого напрямую сталкиваются с применением наднационального регулирования в рамках ЕАЭС.

При этом, если хотя бы на пилотной основе, по «болевым» точкам, не вести работу по оценке фактического воздействия принятых решений ЕЭК, увеличиваются риски того, что в какой-то момент может быть накоплена «критическая масса» обременительных для бизнеса актов и возникнет потребность в проведении так называемой «регуляторной гильотины», как это уже неоднократно было в странах ЕАЭС.

В этой связи в ближайшие годы планируется продолжить работу по внедрению инструмента оценки фактического воздействия действующего наднационального регулирования в практику работы ЕЭК, в том числе путем продолжения реализации пилотного проекта.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

09.03.2020 13:30

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Сайдилла Канболотович Нышанов

Нышанов Сайдилла Канболотович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
117

место занимает Кыргызстан по уровню развития инноваций

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31