90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан. Нужно быть разборчивым в митингах

12.03.2020 10:30

Общество

Казахстан. Нужно быть разборчивым в митингах

«Когда сто человек стоят друг возле друга, каждый теряет свой рассудок и получает какой-то другой».                     Фридрих Ницше

В Казахстане количество и разнообразие митингов резко опережает разработку и принятие нового закона «О митингах». Пока нового закона нет, все массовые мероприятия с целью себя показать и с соратниками лозунги покричать подпадают под действие «старого» закона. А действующий нормативно-правовой акт составлен так, что собрание жильцов КСК запросто можно представить несанкционированным митингом со всеми положенными полицейско-судебными последствиями. 

На карте политической активности Центральной Азии Казахстан сейчас больше тяготеет по митинговым раскладам к Кыргызстану. До кыргызского апофеоза Нур-Султану еще далеко. В КР, например, дробность политического процесса дошла уже до того, что там проходят сугубо трайбалистские митинги, где за какого-нибудь депутата Жогорку Кенеша стоят с плакатами его родственники, земляки и профессиональные митингующие, чьи расценки уже достаточно давно устоялись. 

Последний митинг на центральной площади в Бишкеке вообще показательный. Ему предшествовал митинг 2013-го года в Караколе (бывший Пржевальск), где люди требовали национализации крупнейшего в стране золоторудного месторождения Кумтор, а по ходу мероприятия захватили в заложники губернатора области. Организатор того митинга Садыр Жапаров в 2018 году был признан виновным и приговорен к 11,5 годам колонии усиленного режима. В апреле 2019 года срок сократили до 10 лет, а в ноябре прошлого года политик подал прошение главе государства с просьбой о помиловании.

Митинг был призван лишний раз обратить внимание президента на то, что у арестованного внушительное количество сторонников. С другой стороны, отсутствие джигитов на конях свидетельствует о нехватке финансирования, поскольку конные протестующие в центре Бишкека стоят особенно дорого. Неконных же протестующих и полиции разгонять гораздо легче, что бишкекские стражи порядка и продемонстрировали.   

Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан сегодня выступают явными антиподами Казахстана. Вполне возможно, тамошним жителям есть, что сказать власти и остальному обществу на митингах, но они на них не выходят. В Узбекистане после Андижанских событий 2005 года выросло целое поколение, которое о несанкционированных акциях протеста понятия не имеет. В этом отношении Казахстан на оси координат явно ближе к Кыргызстану, но еще с дистанцией. 

При всей пестроте казахстанских митингов попробуем их классифицировать. Есть законные мероприятия. Например, в Алматы группа выступающих против точечной застройки города прошла все бюрократические согласовательные процедуры, (а они не простые), и в установленном законом порядке вышла на митинг. Очень символично, что митинг прошел в сквере имени Махатмы Ганди ­­­­– мирное сопротивление безобразиям во всем подобающем антураже. Но все-таки большинство митингов проходит без соблюдения формальностей, из-за чего автоматически превращаются в несанкционированные и незаконные. 

Еще митинги можно поделить на политические и социально-экономические. Когда митингуют владельцы автомобилей с армянскими номерами, то, ясное дело, речь идет о личном кармане обывателей. Митинги здесь выступают формой эффективного донесения недовольства, поскольку «дитя не плачет – мать не разумеет». Надо сказать, что на социально-экономическую проблематику верховная власть реагирует гораздо охотнее, чем на сугубо политические требования. Вероятно, помогает то обстоятельство, что сами митингующие выходят с предельно конкретной просьбой, и власти сразу погружаются в суть дела. Поэтому та же тема с «армянскими» авто сначала была взята президентом на карандаш и получила отсрочку, а потом Касым-Жомарт Токаев дал правительству указание решить проблему предметно и окончательно, ко всеобщему компромиссу. 

Куда сложнее с митингами ради митингов. На этой почве уже произошла трагедия с Дулатом Агадилом. Гражданский активист проводил акции ради того, чтобы право собираться у кого угодно было по любому поводу, а сами митинги носили уведомительный характер. Тогда новый закон «О митингах» законодательной ветвью власти никак не форсировался, а потому Агадил в полицейских сводках проходил как правонарушитель. Возможно, полицейские явно перебдели, когда находящегося под подпиской о невыезде активиста из дома в наручниках увезли в СИЗО, где он умер из-за больного сердца (официальная версия с предоставлением положенных медицинских документов). 

В случае с Дулатом Агадилом важно заметить, что смерть произошла в столице, где полицейские под каким-никаким присмотром общественности и вообще привычные к различным проявлениям несанкционированной гражданской активности. В провинции ситуация куда хуже, поскольку тамошние стражи порядка из всех установок по работе с населением знают только одну: сидеть на стуле ровно. На этой почве журналистов газеты «Уральская неделя» в городе Уральске, например, полицейские задерживают постоянно. Доходит до комических ситуаций. Журналиста могут задержать за то, что он снимает на сотовый телефон какой-нибудь пикет. На протесты работников СМИ, что нет такого закона, запрещающего съемку в общественном месте, полицейские отвечают, что закона, разрешающего подобную съемку, тоже нет. 

В казахстанском обществе стремительно повышается градус ксенофобии. Когда казахи активно выступают против русских или уйгуров, то неизбежно следует ответная недовольная реакция. Поэтому своего рода разрешенным каналом сброса пара для общественного недовольства выступают антикитайские митинги. Поскольку они направлены, вроде, как вовне, и власти не особо препятствуют их проведению. Эпидемия коронавируса дала антикитайскому проявлению недовольства дополнительный мощный импульс. Скоро республику ждет серия митингов с требованиями полностью перекрыть границу и сообщение с Поднебесной. И это все в условиях, когда местный бизнес уже вслух постанывает из-за нехватки широкой линейки китайских товаров на прилавках Казахстана, которые нет возможности оперативно заменить на другие источники поступлений. 

Власть не может быстро принять новый закон «О митингах», поскольку данная сфера многие годы целенаправленно вводилась в поле запретов и ограничений. Если посмотреть на требования правозащитников и сравнить их с действующим законодательством, то получится настоящая митинговая революция. Однако общество уже пришло в движение и явочным порядком устраивает несанкционированные митинги. Своего рода тараном здесь в свое время выступили многодетные матери, хотя полиция и их пыталась разгонять по устоявшейся привычке. 

Властям Казахстана требуется переворот в сознании. Нужно разрешить максимально возможное число митингов, чтобы в общей массе растворить «политически заточенные» акции. Тогда и полиции станет меньше работы, и общий имидж государства станет менее брутальным. Только в этом случае политический протест получится дробным и сравнительно безвредным. Как в соседнем Кыргызстане, где митинги трайбалистского типа основную массу населения не трогают и не волнуют, позволяя полиции спокойно пресекать подобные сборища, если они выходят за рамки дозволенного. Ну, а пока полиции приходится заряжать пушку на любого залетного воробья.       
 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

12.03.2020 10:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Кайрат Пернешович Кожамжаров

Кожамжаров Кайрат Пернешович

Генеральный прокурор Казахстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$5 млрд 173 млн

объем золотовалютных резервов Туркменистана

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31