90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Почему ЕАЭС стоит заимствовать европейский опыт трансграничного сотрудничества.

21.03.2020 12:00

Экономика

Почему ЕАЭС стоит заимствовать европейский опыт трансграничного сотрудничества.

Забытые интеррегионы

В процессе развития экономической интеграции на постсоветском пространстве часто используется опыт Европейского союза, который на данный момент является наиболее глубоко интегрированной региональной группировкой современного мира. Несмотря на целый ряд проблем, стоящих перед ЕС в XXI веке, нельзя отрицать факт того, что западным соседям удалось сформировать экономический, валютный, а во многом и политический союз. Важной составляющей европейской интеграции стало трансграничное сотрудничество.

В соответствии с Европейской конвенцией о трансграничном сотрудничестве (Мадрид, 1980 год) оно понимается как «любая совместная акция по укреплению и поощрению добрососедских отношений между территориально-административными единицами или властями в рамках юрисдикции двух или более участников». В ходе развития европейской интеграции значительная часть территории континента оказалась вовлечена в различные программы трансграничного сотрудничества, в основном еврорегионы, рабочие сообщества и иные подобные им структуры, что способствовало появлению концепции «Европа регионов».

Несмотря на то что эффективность трансграничного сотрудничества в Европе оценивается экспертами и политиками по-разному, неоспоримым фактом является то, что оно помогло укрепить контакты в таких отраслях, как сохранение культурного и природного наследия, развитие туризма, образования, здравоохранения и т. д. Кроме того, в странах Западной Европы оно особенно способствовало расширению экономических и политических контактов между регионами, что, безусловно, способствует развитию интеграции.

Страны Союзного государства также принимают участие в программах трансграничного сотрудничества. Например, белорусские административно-территориальные единицы являются частью еврорегионов «Буг», «Неман», «Озёрный край», «Беловежская пуща» и «Днепр». Калининградская область РФ, ставшая в силу своего географического положения и культурно-исторических особенностей главным в нашей стране участником такого рода сотрудничества, входит сразу в пять еврорегионов («Балтика», «Неман», «Сауле», «Шешупе» и «Лына — Лава»). Однако участие стран союза в трансграничных программах по-прежнему остаётся ограниченным, в особенности после обострения отношений РФ с ЕС в 2014 г. При этом развитие контактов между регионами может оказать позитивное влияние на экономическое и культурное развитие субъектов. Таким образом, странам СГ целесообразно уделять больше внимания трансграничному сотрудничеству и, возможно, обратиться к опыту Европейского союза.

Несмотря на существенную деградацию отношений ЕС — Россия, а также традиционное нахождение Беларуси на периферии европейской политики соседства (ЕПС) и её ограниченное участие в инициативах Европейского союза, трансграничное сотрудничество преимущественно осуществляется именно с западными партнёрами.

Причём представительство от РФ и Беларуси одновременно присутствует лишь в еврорегионе «Неман», куда с белорусской стороны входит Гродненская область, с литовской — Марьямпольский и Алитусский районы, с польской — Подляское воеводство, с российской — Черняховский, Краснознаменский, Озёрский, Гусевский и Нестеровский районы Калининградской области. И в программе «Интеррег. Регион Балтийского моря» (2014–2020) представители от РФ и Беларуси выступают лишь как партнёры программы, а не полноценные участники. Еврорегионы «Слобожанщина», «Ярославна», «Донбасс» и «Днепр» из-за украинского кризиса фактически прекратили свою деятельность.

Активное взаимодействие между ЕС и восточными партнёрами началось со стартом в 2004 г. ЕПС (Европейской политики соседства) и появлением в 2007 г. ENPI (ЕИСП) (Европейского инструмента соседства и партнёрства), трансформировавшегося в 2014 г. в ENI (ЕИС) (Европейский инструмент соседства), на средства которого финансируются совместные проекты. Ранее деньги на трансграничное сотрудничество из фондов ЕС получали лишь его страны-члены, в то время как помощь странам СНГ оказывалась по программе ТАСИС (Техническая помощь СНГ). По данным Европейской комиссии, на реализацию программ трансграничного сотрудничества со странами СНГ и Средиземноморья на 2007–2013 гг. ЕС было выделено 947,2 млн евро (итоговых данных по программам 2014–2020 гг. на данный момент не приводится), странами-партнёрами в этот же период предоставлено около 250 млн евро.

                             Источник: итоговый отчёт Еврокомиссии за январь 2018 г.

Самой успешной оказалась программа «Карелия», в рамках которой было принято и реализовано 35 % проектных предложений. Большая часть из них, как и в других аналогичных программах сотрудничества, посвящена экономическому и социальному развитию регионов, упрощению процедур пограничного контроля, защите окружающей среды и культурного наследия, поддержке туризма и т. д.

Трансграничное сотрудничество РФ с Финляндией в рамках программ «Карелия», «Коларктик» и «Юго-Восточная Финляндия — Россия» продолжает оставаться образцовым и после начала санкционного противостояния. По словам экс-главы Республики Карелии Александра Худилайнена, введение рестрикций кардинально не повлияло на отношение региона с западными соседями. Он отметил, что только за 2014–2016 гг. финны через механизмы ЕС смогли инвестировать 23,8 млн евро в еврорегион «Карелия».

Странами уже был реализован и продолжает реализовываться в рамках программы 2014–2020 гг. целый ряд локально важных проектов. Их совокупное финансирование, по данным министерства экономики и занятости Финляндии, составляет 179 миллионов евро.

В частности, на модернизацию пунктов пропуска в Светогорске и Иматре было выделено 23,47 млн евро, причём 18,8 из них — грант ЕИСП. Внимания заслуживает совместный проект в области возобновляемых источников энергии BLESK, бюджет которого составил 1,7 млн евро. В сфере туризма и сохранения культурного наследия был реализован проект Castle to Castle на который ЕИСП было выделено чуть более 1 млн евро, российской стороной было предоставлено около 300 тыс. евро.

Несмотря на санкции, идёт развитие сотрудничества и в рамках ППС «Коларктик», бюджет которой на 2014–2020 гг. был увеличен фактически в 2 раза и составил 63,4 млн евро. Финансирование осуществляется как по линии Европейского союза (24,7 млн евро), так и за счёт средств «Интеррег», который, как правило, финансирует проекты исключительно в рамках ЕС, как и за счёт стран-участников (взнос РФ — 12,36 млн евро).

Несмотря на в целом позитивную динамику трансграничных контактов РФ и Финляндии, говорить об отсутствии влияния на них санкций не приходится. Например, в приграничных областях сократился туристический поток. По данным агентства Global Blue Oy, в ноябре 2014 года россияне потратили в приграничных городах соседнего государства на 43 % меньше финансовых средств по сравнению с 2013 годом. Ситуация начала постепенно стабилизироваться только в конце 2016 — начале 2017 г.

Важность углубления трансграничного сотрудничества отметили также представители Калининградской области и приграничных районов Литвы и Польши. В рамках программы 2007–2013 годов с бюджетом 146 млн евро (доля РФ — 22 млн евро) было реализовано немалое число важных проектов. В частности, заложены 111 км водопроводных труб и канализации, построены и отремонтированы 13 очистных сооружений, положены 44 км автомобильных дорог, приобретены 20 машин скорой помощи для Калининграда и польского Эльблонга и т. д. Наиболее активное участие в программе с российской стороны приняли Советский, Черняховский, Гусевский и Озёрский городские округа, а также сам город Калининград.

На конференции в Гданьске в декабре 2016 г. была представлена программа Польша — Россия (2014–2020), которая стартовала в 2017 г. На данный момент программы Литва — Россия и Польша — Россия действуют, в отличие от предшествующего периода, в отдельности друг от друга.

Исходя из данных, приведённых в официальных документах, бюджет программы Польша — Россия (2014–2020) составляет 67,9 млн евро (41,6 млн из фондов ЕС, 20,6 млн — вклад РФ, 5,7 млн — совместное финансирование).

По данным Агентства по международным и межрегиональным связям Калининградской области, к настоящему времени одобрено 12 проектов в сфере «Наследие» с суммарным объёмом софинансирования 13 млн евро, 10 проектов в области окружающей среды и 4 по направлению «Доступность».

Бюджет программы Литва — Россия (2014–2020) существенно менее внушителен и составляет 27,2 млн евро. К настоящему моменту проведены 2 конкурса заявок, в результате которых отобрано 24 проекта. В частности, были выбраны несколько проектов по сохранению культурного, исторического и природного наследия Куршской косы и прибрежных районов, несколько проектов по сотрудничеству в сфере туризма, в т. ч. проект «Янтарный берег», а также здравоохранения. Обращает на себя внимание то, что, в отличие от сотрудничества с Польшей, здесь полностью отсутствуют транспортные и инфраструктурные проекты, которые, как правило, являются наиболее дорогими и требуют воли и доверия сторон.

Республика Беларусь также вовлечена в программы трансграничного сотрудничества с партнёрами из ЕС. В настоящий момент оно осуществляется преимущественно в форматах Польша — Беларусь — Украина и Латвия — Литва — Беларусь.

Особого внимания заслуживает первая из указанных программ, которая по объёму выделяемых ЕИС средств занимает 2-е место (и 1-е на восточном направлении). Бюджет программы составляет 202 млн евро, из которых 183 млн приходится на взнос Европейского союза. В рамках программы — 2014–2020, одобренной Европейской комиссией в декабре 2015 г., запланирована реализация целого ряда совместных проектов, причём к категории крупных инфраструктурных относятся 18, из них 5 реализуются на территории Беларуси. В общем же, по итогам двух конкурсных отборов гранты получили 64 проекта с белорусским участием на сумму 37 млн евро; они выдаются по приоритетам «Безопасность», «Наследие», «Доступность» и «Границы».

Несмотря на осложнение отношений РФ с Европейским союзом и весьма ограниченное участие Беларуси в инициативах ЕС, в т. ч. в «Восточном партнёрстве», программы трансграничного сотрудничества продолжают реализовываться.

Санкции не оказали ключевого влияния на успешность трансграничных проектов. Примером этого могут служить еврорегионы с участием РФ и Финляндии. Продолжает успешно развиваться и сотрудничество Калининградской области с соседними административно-территориальными единицами Польши.

Основным спонсором программ трансграничного сотрудничества ЕС со странами СГ выступают фонды ЕС, в первую очередь Европейский инструмент соседства. На российско-финские проекты средства поступают и от «Интеррег», который больше ориентирован на поддержку внутренних программ ЕС. Кроме того, доля финансовых средств ЕС в программах с участием Беларуси и Украины существенно выше, чем с участием РФ, и значительно превышает 80 %.

Представители стран Союзного государства совместно фактически не участвуют в трансграничных проектах с соседями из Европейского союза. Исключением является еврорегион «Неман» и программа «Интеррег. Регион Балтийского моря» (2014–2020), где РФ и Беларусь выступают лишь в качестве её партнеров.

Восточные страны ЕС выступают локомотивами в развитии трансграничных контактов; представители РФ и Беларуси, как правило, более пассивны в этом вопросе. Это обусловлено нехваткой финансовых средств и необходимостью согласования даже незначительных вопросов с центральными властями.

В трансграничных программах с участием Польши ключевая роль отводится крупным совместным инфраструктурным проектам, в то время как со странами Балтии приоритет отдаётся контактам в области сохранения культурного наследия, а также развитию образования и туризма.

Углубление трансграничного сотрудничества стран может стать шагом к снижению конфронтации и нормализации отношений РФ с Европейским союзом.

Трансграничное сотрудничество выступает достаточно эффективным механизмом «мягкой силы» ЕС. Финансируя различные проекты, страны ЕС укрепляют свой позитивный имидж в глазах населения приграничных регионов РФ и Беларуси. Особенно это касается депрессивных регионов, таких, например, как Псковская область или Республика Карелия.

Опыт трансграничного сотрудничества в рамках ЕС может быть полезен для союзной интеграции, однако, к сожалению, данный интеграционный инструмент остался без внимания как со стороны властей стран — членов ЕАЭС, так и самой Евразийской комиссии. Еврорегионы между Россией и Украиной с 2014 года прекратили своё функционирование, евразийские регионы как аналог европейской политики добрососедства так и не появились. Пожалуй, единственным активным лоббистом внедрения института интеррегионов в России является президент Российской ассоциации по связям с общественностью Станислав Наумов, который активно продвигает идею создания интеррегионов между Россией и Казахстаном.

Поэтому остаётся лишь надеяться, что на данный формат приграничного сотрудничества вновь обратят внимание, реанимируют и насытят его содержанием и финансированием, уделив особое внимание принципу субсидиарности, т. е. делегированию полномочий для отдельных контактов с партнёрами из соседней страны на региональный уровень. Это способствовало бы укреплению взаимозависимости между российскими и белорусскими регионами, а также позволило избежать вмешательства Москвы и Минска в локальные проблемы.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.sonar2050.org/publications/zabytye-interregiony/

21.03.2020 12:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Владимир Сергеевич Ким

Ким Владимир Сергеевич

Президент корпорации «Казахмыс»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
20 млрд рублей

вложит "Газпром" в развитие газовой инфраструктуры Кыргызстана

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30