90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Зазеленеет ли древо евразийской энергетики?

12.04.2020 12:00

Энергетика

Зазеленеет ли древо евразийской энергетики?

Современная экономика зашла в тупик. Поощрение безудержного потребления, подстёгиваемого кредитными деньгами, технологиями производства быстро изнашиваемого товара, который нет ни смысла, ни возможности ремонтировать, поставило мир снова на край, за которым – череда кризисов и разочарований.

Нельзя сказать, что никто не задумывался об этом. Много лет, даже десятилетий экологи кричат с трибун международных организаций о том, что пора остановиться, пересмотреть те принципы, на которых строилась доселе мировая экономика, в сторону использования щадящих природу методов.

И нельзя сказать, что их не слышат. Практически все экономически развитые страны раньше или позже приняли собственные программы охраны природы и ресурсосбережения. Страны Евразийского континента, объединённые в ЕАЭС, также достаточно активны в экологической повестке. Принимаются программы, национальные проекты, разрабатывается законодательство.

Что же конкретно предпринимается Российской Федерацией и её ближайшими соседями и партнёрами по экономическому союзу? На какие технологии сделана ставка уже сегодня, что будет воплощаться в самом ближайшем будущем, а что – в далекой перспективе?

Прежде всего, следует обратить внимание на энергетику и энергосберегающие технологии, которые получили развитие на протяжении последнего десятилетия в государствах ЕАЭС в сфере обеспечения развития «зелёной» экономики.

Хочется напомнить, что 2017 год в России был объявлен Годом экологии, основные задачи которого – ускорить внедрение таких технологий, как использование возобновляемых источников энергии, рециклинг, «зелёное» строительство, выработка электричества из тепла и мусора, внедрение в повседневный быт экологически чистого транспорта, замкнутого цикла очистки стоков. В 2019 году «Экология» стала одним из национальных проектов, что недвусмысленно заявляет о её важности для государства.

То, что может обнаружить в этой сфере даже не погружавшийся в изучение вопроса гражданин России, – активное внедрение энергосберегающих технологий. Прошли кампании по замене обычных ламп накаливания на энергосберегающие. Ещё в 2009 г. был принят Федеральный закон «Об энергосбережении» № 261-ФЗ, который стал стартовой площадкой для внедрения энергосберегающих технологий в быт и массовое использование россиянами. Причём не слишком удобные в применении и совершенно небезопасные в плане утилизации и переработки люминесцентные лампы, пришедшие первыми на замену лампам накаливания и не слишком популярные ввиду своей дороговизны и капризного нрава в эксплуатации, сдают позиции перед светодиодным освещением. Разнообразие светодиодных ламп и светильников уже сегодня поражает воображение.

Давление на потребителя со стороны властей и контролирующих органов для ускорения процесса все эти годы было неуклонным: согласно постановлению правительства РФ от 10 ноября 2017 г. № 1356 «Об утверждении требований к осветительным устройствам и электрическим лампам, используемым в цепях переменного тока в целях освещения», с 1 июля 2018 года в России фактически поставлено вне закона использование дешёвых трубчатых люминесцентных ламп, большинство светодиодных и ртутных ламп высокого давления. А с 1 января этого года под запретом и люминесцентные осветительные приборы, и натриевые лампы высокого давления.

О достаточно серьёзном успехе в деле энергосбережения можно судить хотя бы по тому, что в 2012-2016 гг. в стране наблюдался мизерный ежегодный темп прироста конечного потребления электроэнергии в размере 0,3% от основного размера её потребления. Также отмечалось, что в большей части регионов в 2017 г. потребление электроэнергии средней городской семьей из трех человек нередко оказывалось ниже 300 кВт∙ч/мес.

Параллельные процессы протекают и в странах ЕАЭС. Так, в Казахстане была в своё время принята «Программа внедрения энергосберегающих мероприятий по городу Алматы на 2007-2016 гг.», согласно которой ещё в 2009 году все осветительные приборы госучреждений требовалось перевести на энергосберегающие технологии. В 2012 г. под запрет производства и продажи попали 100-ваттные лампы накаливания, постепенно из обращения изымаются и лампы с меньшей мощностью. Согласно данным Института развития энергетики и энергосбережения Казахстана, в 2007 г. основную долю в импорте занимали лампы накаливания – 88,7%, а в 2017-м их доля составила лишь 6,5%. Что касается люминесцентных двухцокольных ламп, их доля, равная 7,6% в 2007 г., в 2017 г. составила лишь 1,7%. Наибольший рост в импорте с 2007 по 2017 г. демонстрировали светодиодные лампы: с 0,2% до 85,8%.

Белоруссия также демонстрирует озабоченность проблемой энергосбережения. Так, ещё в 2007 г. там была запущена акция Госстандарта РБ «Минус 60 ватт в каждой квартире», суть которой заключается в замене обычной лампы накаливания мощностью 75 Вт на энергосберегающую мощностью 15 Вт. 28 марта 2016 г. постановлением Совета Министров РБ утверждена государственная программа «Энергосбережение» на 2016-2020 гг. Важность проблемы для Белоруссии в том, что страна испытывает проблемы с генерацией электроэнергии, что, соответственно, отрицательно влияет на её потенциал развития.

«Наше государство лишь на 15,5% обеспечено собственными энергетическими ресурсами. Это попутный газ, древесное топливо, энергия солнца, ветра и воды. Поэтому политика нашей страны направлена на то, чтобы относиться к энергетическим ресурсам максимально рационально. С 2016 по 2020 г. у нас действует программа по энергосбережению. В ней прописано, что ежегодная экономия энергоресурсов должна составлять не менее 1 миллиона тонн условного топлива. Итог: с 1997 года по настоящее время энергопотребление региона не изменилось, при этом внутренний валовый продукт вырос на 2,5 процента, а энергоемкость ВВП упала в 3,5 раза», – сообщил в октябре 2019 г. в ходе форума «Российская энергетическая неделя» Михаил Малашенко, заместитель председателя Государственного комитета по стандартизации РБ.

Несмотря на большие усилия, приложенные в этой сфере, белорусские власти не смогли выполнить полностью показатели этой программы, в связи с чем в конце прошлого года потребовалась её корректировка.

Основным потребителем электроэнергии в странах ЕАЭС всё же являются не домохозяйства и даже не офисные помещения. Страны бывшего СССР – обладатели мощной и весьма энергозатратной промышленности. Добывающая и перерабатывающая промышленность: металлургия, объекты энергетики и машиностроения, НПЗ и химкомбинаты, доставшиеся в наследство от СССР, были оснащены оборудованием, создаваемым в тот период, когда не слишком задумывались об экономии электроэнергии и экологии в целом.

Эта промышленность в 90-е годы, конечно, испытала сильнейший кризис, который привёл к тому, что многие производства прекратили своё существование, а некоторые после достаточно длительного «анабиоза» всё же начали возрождаться к жизни, в связи с чем встал вопрос об их уровне потребления очень сильно подорожавшей электроэнергии. Максимально «просевшее» в 1998 г. энергопотребление в дальнейшие годы достаточно активно росло, примерно до 2013 г. В последние годы рост энергопотребления замедлился.

ФГБУН «Институт энергетических исследований» Российской академии наук и Аналитический центр при правительстве Российской Федерации констатируют в своём «Прогнозе развития энергетики мира и России до 2040 года», представленном широкой общественности ещё в 2013 г., наступление четвёртого этапа развития мировой энергетики, характеризующийся умеренным ростом энергопотребления. Расход первичной энергии в мире, по их мнению, увеличится в 2010-2040 гг. на 40% (или в среднем на 1,1% ежегодно), что заметно медленнее роста энергопотребления в предыдущие 30 лет.

«Виной» такому положению дел и наступление масштабных кризисных явлений, и изменение в подходах к энергопотреблению, заставляющее внедрять энергосберегающие технологии на всех этапах производственного цикла.

Согласно тому же докладу Аналитического центра, «в электроэнергетике, которая является главным полем конкуренции между всеми энергоресурсами и множеством технологий, также диверсифицируется топливная корзина: потребление газа увеличится почти в 2,5 раза и он обеспечит наибольший прирост производства электроэнергии по сравнению со всеми остальными видами топлива. Быстро будет расти также использование неуглеродных энергоресурсов – до 2040 г. они обеспечат более 40% прироста». Причём большой процент прироста дают биотопливо и возобновляемые источники энергии.

Исходя из текста вышеупомянутого доклада, определены цели и задачи развития технологий в энергетической сфере. В разделе «Ресурсосбережение и повышение энергоэффективности» «Основных направлений экономического развития ЕАЭС до 2030 г.» акцентируется внимание на необходимости развития ресурсосберегающих и энергоэффективных технологий по всему спектру хозяйственной деятельности для повышения конкурентоспособности продукции и услуг. Согласно документу, на наднациональном уровне реализация соответствующей политики возможна путем:

1) стимулирования разработки и внедрения «ноу-хау», в том числе способов по увеличению глубины переработки энергоресурсов,

2) установления в законодательном порядке жестких норм и требований в отношении производимых и импортируемых товаров/услуг,

3) строительства объектов энергетической инфраструктуры с минимально возможным негативным воздействием на окружающую среду,

4) развития сферы низкоуглеродных источников энергии.

В «Основных направлениях экономического развития ЕАЭС до 2030 г.» рассматривается три сценария дальнейшей интеграции:

- «продленный статус-кво» (экономики ЕАЭС действуют преимущественно независимо от влияния внутренних и внешних факторов, развитие основывается на национальных источниках роста);

- «транзитно-сырьевой мост» (максимально возможное использование географического положения Союза, имеющейся сырьевой базы и потенциала возобновляемых источников энергии – ВИЭ. Стимулы к углублению интеграции – взаимодействие региональных центров силы, например ЕС и АТР, в рамках которых евразийское пространство становится более привлекательным для транспортировки природных ресурсов и транзита продукции, а также развития перерабатывающих производств вблизи транспортных артерий);

- «собственный центр силы» (создание на едином экономическом пространстве центра притяжения новых технологий, капитала и высококвалифицированных кадров, развертывание производства высококачественной и востребованной на мировых рынках продукции, что в итоге позволит сформировать условия для устойчивого развития в долгосрочной перспективе. В данном случае использование интеграционных инструментов и механизмов позволит консолидировать усилия и активизировать сотрудничество в несырьевых сферах экономики, создать и развить отрасли будущего).

Этот сценарий выбран как наиболее предпочтительный (базовый).

(Окончание следует)

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

12.04.2020 12:00

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Осмонбек Мамбетжанович Артыкбаев

Артыкбаев Осмонбек Мамбетжанович

Министр энергетики и промышленности КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 1,43 млн

жителей Узбекской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30