90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Страны постепенно выходят из карантина. К радости рестлеров и парикмахеров

25.04.2020 11:00

Общество

Страны постепенно выходят из карантина. К радости рестлеров и парикмахеров

«Так не может продолжаться»

На днях власти США представили план по выходу из карантина. Согласно ему ограничения, введенные большинством штатов из-за коронавируса, – более или менее жесткие в разных частях страны, – могут быть постепенно сняты там, где заболеваемость снизилась. Формально это лишь рекомендации (хотя президент США Дональд Трамп неоднократно призывал открыть экономику, предупреждая об ущербе от карантина, региональные власти сами решают, сохранять ограничения или нет). Тем не менее, некоторые штаты уже начали ослаблять карантин, другие анонсировали, что такие меры, вплоть до открытия ресторанов и фитнес-центров, будут приняты до конца апреля. - рассказывает "Фергана"

Условия для выхода из карантина назвала и Еврокомиссия – снижение заболеваемости и наличие возможностей для масштабного тестирования. План подразумевает, что меры профилактики (включая «социальное дистанцирование») должны быть сохранены, и некоторые сектора – например ресторанный бизнес – могут быть открыты только при их соблюдении. При этом в руководстве ЕС допустили, что ослабление карантина может вызвать рост заболеваемости, так что его придется вводить снова.

Те из европейских стран, где заболеваемость снижается, уже сами постепенно снимают ограничения. Цена карантинов для экономики, бизнеса и, возможно, даже системы здравоохранения, которую они призваны защитить, растет с каждым днем. И это признается на официальном уровне.

Послабления

Германия разрешила открыть небольшие магазины и автосалоны. Испания – строительные компании. Австрия – многие закрытые ранее магазины (через несколько недель там собираются открыть и рестораны). Дания – парикмахерские и школы вождения (в стране также открыли часть школ и детских садов). Власти американского штата Флорида разрешили спортивные мероприятия – например матчи по рестлингу (хотя и без зрителей), сославшись на то, что это важная часть региональной экономики. Польша пообещала открыть часть магазинов, а также разрешить доступ в парки (ограничения постепенно снимают и в других регионах – Индия, в частности, возобновила дорожное строительство, Пакистан открыл предприятия, работающие на экспорт).

Нецелесообразность тотальных ограничений признавали власти России. Президент Владимир Путин, выступая в начале апреля на заседании Совета безопасности, заявил, что не следует «ограничивать экономическую деятельность, закрывать предприятия, учреждения единообразно, под одну гребенку <...> на всей территории страны». Позднее, на совещании с главами регионов, он отметил, что «массовое ограничение работы предприятий, невзирая на реальную обстановку, даже когда в регионе зафиксированы единичные случаи заражения», может привести к «разрушительным последствиям». Пресс-служба Кремля признала, что «есть регионы <...> в более благоприятной ситуации, и в этих условиях совершенно нет необходимости «морозить» всю экономику».

Хотя пик заболеваемости по России в целом не пройден, в отдельных областях ограничения были ослаблены (в начале апреля также возобновили работу большинство предприятий концерна «Ростех», его представители сослались на то, что он признан «системообразующей организацией, от деятельности которой зависит экономическое развитие и занятость населения»).

В Тюменской области заработали промышленные и строительные предприятия (строители вернулись к работе и в Новосибирской области).

В Волгоградской области анонсировали открытие парикмахерских и ателье.

В Красноярском крае, где, по данным на середину апреля, почти не было тяжелых случаев заражения, разрешили поездки к нотариусам, а также сняли ряд других ограничений (глава региона Александр Усс заявил, что «мы не можем на недели или месяцы остановить работу многих предприятий, на носу посевная, нужно готовиться к северному завозу и решать множество других задач»).

В нескольких регионах, включая Иркутскую область, разрешили открыть салоны красоты.

На Чукотке – даже кинотеатры (по данным на начало апреля, там не было ни одного зараженного, позднее несколько случаев были выявлены).

Даже в Италии, власти которой, ссылаясь на мнения научных экспертов, пока отказались серьезно ослаблять официальные ограничения (несмотря на ухудшающуюся экономическую ситуацию, возражения глав некоторых регионов, угрозы банкротства для более половины малого и среднего бизнеса и очереди за продуктовой помощью), по факту это уже происходит. Более ста тысяч компаний подали заявки, чтобы их признали «существенными» для экономики, позволив вернуться к работе. Некоторым это удалось, многие другие заявки пока рассматриваются. Люка Дзайя, глава администрации Венеции, заявил, что, по его наблюдениям, значительная часть закрытого ранее бизнеса уже открылась.

Карантин

«Все страны сейчас обсуждают, как выходить из карантина, – говорит Ханс-Дитер Фольк, руководитель Германского института медицинской иммунологии в Берлине. – Так просто не может продолжаться. Все это понимают». «Пандемия, влияющая на экономику и общество, может растянуться на месяцы, – отмечает Национальная академия наук Германии в письме к властям. – Нам нужны критерии и стратегии по постепенному возвращению к нормальной жизни».

Масштабный карантин – приостановка экономики, запрет на свободу передвижения (вплоть до введения комендантского часа) и собраний – стал основной моделью для борьбы с коронавирусом в Европе, США, ряде стран Азии и Латинской Америки. Научные эксперты и представители власти – в Италии, Великобритании, Германии, Индии – говорят, что он работает, замедляет распространение вируса и снижает нагрузку на больницы.

Однако модель не гарантирует быстрых результатов. В Италии после месяца карантина заболеваемость снижается (в том числе доля тяжелых случаев, при которых необходима госпитализация), но количество заражений и смертельных случаев, по данным на середину апреля, исчисляется сотнями в день. При этом Италия находится среди стран с самым высоким общим числом заболевших. Некоторые эксперты считают, что проблема в недостатке тестирования – как отмечает Андреа Крисанти, профессор микробиологии Падуанского университета, если просто отправить людей по домам, не тестируя, не выявляя инфекцию на раннем этапе, — даже при ограниченных контактах она все равно может распространяться среди семей, а возможно, и соседей.

Карантин также не является единственно возможным вариантом. В Южной Корее, чтобы сбить рост заболеваемости, оказалось достаточно тестирования и отслеживания контактов заболевших (в стране еще в начале года, реагируя на распространение вируса в Китае, разработали собственные тесты, а позднее, когда вирус попал на корейскую территорию, использовали их для массовых проверок – были созданы пункты, где можно было бесплатно пройти тест, не выходя из машины). 

Япония использовала модель, основанную больше на рекомендациях, чем на запретах (жители, следуя советам, действительно больше времени проводят дома, при этом в стране по-прежнему работают рестораны). В середине апреля число заболевших там составляло менее 10 тысяч, примерно на уровне Южной Кореи, уровень смертности был достаточно низким (190 смертельных случаев, по данным на 18 апреля).

«Мы не требуем, чтобы люди сидели дома, – говорит Йохан Карлсон, руководитель шведского департамента здравоохранения. – Это важная часть нашей политики. Совсем наоборот – люди должны выходить на улицу, заниматься спортом, дышать свежим воздухом. Это поддерживает физическое и психическое здоровье».

Швеция вообще отказалась от серьезных ограничений. Там отменили массовые мероприятия, несколько усложнили работу ресторанов, рекомендовали людям старшего возраста оставаться дома. Но в целом жизнь в стране изменилась мало. По информации на 18 апреля, там было около 13 тысяч заражений – немного меньше, чем в сопоставимой по количеству населения Австрии, где был введен карантин. Смертность, правда, оказалась существенно выше – около 10% (в Австрии – около 3%).

Тем не менее государственный эпидемиолог Андерс Тегнелл настаивает на том, что, несмотря на худшие показатели на данный момент (по его словам, рост заболеваемости замедляется, и система здравоохранения справляется с притоком зараженных), в долгосрочной перспективе эта модель более устойчива, чем карантин. Проблема последнего, отмечает он, в том, что ослабление ограничений может спровоцировать новую вспышку инфекции, – и тогда, следуя избранной стратегии, придется «закрываться» снова.

Последствия

По расчетам Центрального банка Австрии, каждая неделя карантина для страны – потеря примерно 0,53% годового ВВП (в денежном выражении – около $2,3 млрд). Схожие потери, по примерным оценкам Дага Портера, экономиста Банка Монреаля, несет Канада. Соединенным Штатам, по данным Джеймса Балларда, президента Федерального резервного банка Сент-Луиса, карантин обходится примерно в $25 млрд в день.

Международный валютный фонд предсказывает, что в 2020 году глобальная экономика, пострадавшая от транспортных ограничений, остановки бизнеса и снижения потребительской активности, сократится на 3%. В отдельных странах сокращение может оказаться больше: 5,9% — в США, 7% — в Германии, 9,1% — в Италии, 6,2% — в Канаде, 5,5% — в России, 2,3% — в Саудовской Аравии (хотя некоторые страны – включая Китай – могут по итогам года показать небольшой рост в 1-2%). Мировая торговля, по оценке Всемирной торговой организации, может сократиться в объеме от 13% до 32%. ООН допускает, что число голодающих в мире вырастет вдвое.

«Что мы делаем – это не есть карантин и, наверное, даже не совсем самоизоляция, – говорит о российской модели главврач московской больницы №71, представитель центра по мониторингу ситуации с коронавирусом в России Александр Мясников. – Принцип карантина в том, чтобы люди не контактировали никаким образом. У нас работает общественный транспорт, и на нем врачи, полицейские и продавцы ездят на работу <...> Я лично уверен, что изоляция не должна быть продлена больше определенных сроков, поскольку потом проблемы могут быть такие, что COVID-19 за счастье покажется. Вот сейчас уже домашнее насилие, психические болезни, обострение хронических болезней, а еще это усугубляется экономическим положением людей».

«У борьбы с вирусом есть негативный эффект, – признает Грэм Медли, советник британского правительства. – Прежде всего это касается экономики. Страдают доходы людей, которые зависят от постоянного заработка. Можно ожидать того, что ситуация негативно скажется на душевном состоянии людей. На уровне домашнего насилия (на вспышку домашнего насилия в условиях карантина обращала внимание ООН. – Прим. «Ферганы») и уровне бедности».

Проблема с масштабным карантином, отмечает Леонид Эйдельман, бывший руководитель Всемирной медицинской ассоциации, состоит и в том, что экономический кризис, спровоцированный борьбой с вирусом, может ударить и по системе здравоохранения. Существует риск, допускает он, недостатка ресурсов для лечения других болезней. Подобное уже происходит в Индии, где некоторым пациентам с тяжелыми заболеваниями, не связанными с коронавирусом, задерживают необходимое лечение или отказывают в госпитализации.

Другая проблема возникла в Великобритании – многие люди, по данным источников в системе здравоохранения, настолько запуганы вирусом, что боятся обращаться к врачам по другим поводам. Растет число смертельных случаев в результате сердечного приступа, при этом, по словам врачей, многие не хотят вызывать скорую помощь и опасаются госпитализации.

Правительства выделили триллионы долларов на поддержку населения, бизнеса и финансового сектора. Но помощь доходит далеко не до всех, кто в ней нуждается, а в ситуации, когда из-за карантина остановлены целые секторы экономики, она может лишь частично компенсировать ущерб (в США пакет финансовой помощи малому бизнесу в $349 млрд, предложенный властями в начале апреля, уже почти разобран, хотя еще сотни тысяч предпринимателей просят поддержки).

Она не исключает увольнений (только в США число обращений за пособием по безработице за месяц выросло на 22 млн), и даже те компании, которые рано или поздно вернутся к работе, могут столкнуться с другой проблемой (это уже стало актуальным для китайских производителей после карантина) – снижением спроса на их продукцию или услуги из-за карантинов в других странах и общего экономического спада.

Альтернативы

Даже ВОЗ сейчас признает, что тотальный карантин не универсальный метод борьбы с вирусом. «В странах с высоким уровнем бедности требовать от людей, чтобы они сидели по домам, и вводить другие ограничения, как в более обеспеченных государствах, может быть нерационально, – заявило недавно руководство организации (с аналогичным комментарием выступил МВФ). – Среди бедных слоев населения многие живут в тесноте, без достаточного доступа к медицинской помощи. Как пережить карантин тем, кто зависит от поденной работы?»

Вопрос не столько в ослаблении карантина – сторонники модели допускают, что при последующей вспышке вируса (специалисты уже предупреждали, что такое возможно после снятия ограничений, некоторые даже полагают, что пик заболеваемости может прийтись на вторую волну) или его возвращении в качестве сезонной инфекции (Энтони Фаучи, ведущий специалист США по инфекционным заболеваниям, уже заявил, что новая вспышка вируса может произойти осенью) карантин может быть введен снова. Скорее, речь о том, чтобы найти устойчивую альтернативу.

«Если мы ослабим ограничения, заболеваемость снова может вырасти, – говорит Нил Фергюсон, профессор Имперского колледжа Лондона, консультирующий британское правительство. – Если мы хотим открыть школы, вернуть людей к работе, нужно найти другой способ, чтобы держать распространение вируса под контролем».

Базовые меры – это профилактика, уже введенная в тех секторах, которые продолжают работать, – маски для персонала, тепловизоры для выявления заболевших (как на складах Amazon), антисептик для рук в общественном транспорте. Эксперты обсуждали и другие возможности. Американский экономист, нобелевский лауреат Пол Ромер предложил модель «разумной изоляции» – с регулярным тестированием людей и возможностью вернуться к работе для тех, кто не болен. Исследователи из израильского университета Бар-Илан – компромиссную модель, при которой население могло бы работать посменно, сокращая риски заражения.

Перспективной считается идея «иммунных сертификатов» – свидетельств, которые можно было бы выдавать тем, кто переболел (на это, даже среди тех, у кого болезнь могла пройти без симптомов, указывает наличие антител к коронавирусу). Такие люди смогут вернуться к работе и передвигаться без ограничений. Сертификаты уже планируют выдавать власти Чили.

Тестирование на антитела начали в Италии, планы также обсуждаются в Великобритании. Одна из проблем метода, правда, заключается в том, что специалисты расходятся в оценках, сколько может продлиться иммунитет, – по разным версиям, он может сохраниться от нескольких месяцев до нескольких лет.

С другой стороны, тестирование на антитела поможет проверить гипотезы о том, могла ли значительная часть населения переболеть вирусом без симптомов (одно из исследований предполагало, что в Великобритании им уже переболели около половины жителей).

Проверка людей в одном из городов на севере Германии показала, что среди тех, кого протестировали, антитела обнаружили примерно у 15%. Такие данные, считает Хендрик Штреек, директор Института вирусологии в Бонне, могут свидетельствовать о «движении по направлению к коллективному иммунитету».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.ru/articles/117236/

Показать все новости с: Владимиром Путиным

25.04.2020 11:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Дни рождения:

4,3%

рост ВВП Казахстана в 2014 году

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31