90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекский правозащитник Шухрат Ганиев о реалиях нищенского существования и социальных конфликтов в ЦА.

29.04.2020 09:40

Общество

Узбекский правозащитник Шухрат Ганиев о реалиях нищенского существования и социальных конфликтов в ЦА.

Пережить коронавирус и выжить

- Многие эксперты говорят, что пандемия коронавируса приведет к переформатированию международных отношений в сторону снижения напряженности во взаимоотношениях ключевых игроков, развития их солидарности, консолидации для решения глобальных проблем. Шухрат ака, на Ваш взгляд, каким будет посткоронавирусное будущее в нашем регионе, как возможные изменения характера международных отношений могут повлиять на ЦА?

- Безусловно, мы не будем исключением и не выпадем из общей системы международных отношений и взаимной интегрированности экономик, поскольку постмодерническое будущее сегодня рисуется многими экспертами в пессимистическом свете. И для этого есть большие основания, так как экономика «замёрзла» во всём мире.

Скорее всего, на первое место выйдут интересы продовольственной безопасности для международного сообщества. Насчет этого только на днях выступали эксперты ООН, которые предупреждали о некоем библейском голоде. Конечно, всё это относительно, я не хочу никого пугать. Но, исходя из прагматических соображений, в такой ситуации на первое место выходят страны производители продовольствия.

В нашем регионе это, конечно же, Казахстан, как держава, производящая практически большую часть зерновых на бывшем постсоветском пространстве, и в Центральной Азии, тем более. Иначе говоря, этот фактор будет одной из основ построения наших взаимоотношений. Разумеется, в нашем регионе производятся и другие виды продовольствия.

И я на второе место после Казахстана по важности в этом факторе поставил бы Узбекистан, поскольку эта страна - экспортер агрокультур и страна, которая традиционно заполняла все эти ниши и в нашем регионе, и на всем постсоветском пространстве. Это, конечно, делает Узбекистан игроком номер 2 в регионе.

И от того, насколько быстро и консолидировано выстроятся взаимоотношения в посткоронавирусном будущем между Казахстаном и Узбекистаном, собственно говоря, зависят и все остальные игроки региона, то есть Кыргызстан, Туркменистан и Таджикистан. Я нисколько не хочу ложно преувеличивать значимость этих двух основных игроков, но есть то, что есть. Сегодня газ упал в цене, нефть уходит в минус. Вряд ли экспорт углеводородов возобновится до той степени, которая была до коронавирусной пандемии.

Это продлится как минимум полтора-два года. Восстановление масштаба экспорта энергоносителей из ЦА в первую очередь зависит от потребностей Китая. Насколько быстро восстановится китайская экономика, настолько быстро будут работать процессы интеграции или реинтеграции Центральной Азии, так как все мы связаны с экономикой Китая. Экспорт энергоносителей из нашего региона и логистические цепочки их транспортировки взаимосвязаны в одном узле. Так вот для нас фактор номер 2 после обеспечения продовольственной безопасности - это фактор экономики Китая.

Я пока не вижу проблем на пути интеграции наших стран. У нас нет альтернативы интеграции, просто нет альтернативы продолжать свою обособленность, продолжать вырывать экономику из контекста региона. Мы должны срочно налаживать такие механизмы эффективной взаимовыручки в регионе, которые должны сделать нас независимыми от тех или иных каких-то проблем, которые начинают возникать на пространстве вокруг Центральной Азии. Но для этого нужны не теоретические, а эффективные прагматичные подходы в интеграции региона.

- Сейчас часто можно услышать, что последствия пандемии коронавируса будут сравнимы чуть ли не с мировой войной, поскольку мировая торговля практически замерла, приведя к существенному снижению ВВП в большинстве стран мира. Ряд экспертов считает, что тем самым пандемия коронавируса является тестом на прочность в первую очередь для авторитарных режимов. Шухрат ака, по Вашему мнению, какие могут быть последствия для наших режимов эпидемии коронавируса?

- Я уже затронул в первой части ответа то, что, по моему мнению, сегодня может быть очень актуальным и проблематичным. В мире -это недостаток продуктов питания, падение уровня производства и, соответственно, сокращение потребления энергоносителей. Страны, которые привычно сидели на экспорте нефти и газа, других энергоносителей, конечно, должны будут теперь учитывать новые печальные реалии. Либо мы начинаем развивать собственное производство, развивать технологии, интегрироваться в рынок стран-производителей, а не экспортеров сырья, либо тогда мы должны принять реалии довольно нищенского существования.

Но я не думаю, что последствия для наших режимов будут обусловлены только экономическим характером урона от пандемии. Я как правозащитник наблюдаю очень губительные последствия для основ и принципов, на которых зижделось международное право, - это права человека, это принципы свободы. Они были затронуты, и мы сегодня это констатируем не только в нашем регионе, но и по всему миру. Мы видим демонстрации протеста против ущемления тех или иных свобод в самих Соединенных Штатах, в Российской Федерации, Евросоюзе.

Но приученное к авторитарности общество нашего региона, конечно, пока ещё соблюдает дисциплину, которую требуют власти, прикрываясь карантином или режимом самоизоляции. Но будет ли это продолжаться долго в условиях, когда падает уровень доходов населения, экономического развития самого государства, это большой вопрос.

Так вот пренебрежение правами и свободами, на основе которых мы ратифицировали и международные нормы, разрабатывали свои национальные законодательства, может привести к росту коррупции, негативных тенденций в правовой сфере и взаимоотношениях власти с обществом. Власть все время требует соблюдать этот жесткий режим изоляции, но при этом общество не чувствует поддержки со стороны государства, ощущает на себе рост цен на продукты первой необходимости и это всё ведёт к социальным конфликтам.

Я не хочу быть пессимистом, но на мой взгляд сегодня как никогда актуально для наших режимов соблюдать основные наши права на свободу слова, справедливое судебное разбирательство, необходимый минимальный жизненный уровень. Несоблюдение этих правил может привести к взрывному росту коррупции, диктату силовых структур, а это в свою очередь может привести, повторюсь, к неуправляемым социальным конфликтам.

- На Ваш взгляд, насколько успешно страны ЦА преодолевают эпидемию коронавируса? Ведь в результате тотального карантина миллионы людей остались без единственного источника доходов, так как приезжали в большие города (сейчас закрытые на карантин) на заработки. Шухрат ака, учитывая низкое качество наших экономик, неужели наши власти вынуждены были вводить такие драконовские меры борьбы с коронавирусом? Может быть, для наших властей коронавирус стал больше предлогом для тотального ограничения разных прав своих граждан, особенно их передвижений, скоплений, общественной деятельности? Не случайно в Казахстане, к примеру, за последние несколько дней были арестованы несколько активистов, которые якобы распространяли заведомо ложную информацию в условиях ЧП.

- Я не эпидемиолог и, согласитесь, у нас сегодня такая вакханалия информации об этом коронавирусе, что путаются даже профессионалы, уже не говоря о таких дилетантах как я. Очень много фейковых новостей вокруг пандемии, но и также много незнания и непрофессионализма, что является результатом отсутствия должного внимания к системам здравоохранения.

Сейчас практически во всех городах Центральной Азии мы наблюдаем большую концентрацию вооруженных людей, военной техники, других силовых структур, блокпостов и прочего. Наверное, это чрезмерно, наверное, не стоило этого делать, поскольку таким образом посылается мессидж обществу, что это делается не только для борьбы с эпидемией, но и для демонстрации силы.

Мы, действительно, слышим и видим, насколько усилились репрессии в отношении активистов, насколько ужесточили наши нормативные акты, например, в Узбекистане в отношении якобы распространения фальшивых слухов или паники. Мы видим, насколько размыты сами формулировки законов, за которые могут привлечь человека, если он, допустим, в соцсетях распространял ту или иную информацию. Мы знаем и видим, как представители свободной прессы подвергнуты тем или иным ограничениям и сегодня каналы средств информации тотально передаются только одним службам, которые имеет право говорить.

Я очень надеюсь, что как только будут сняты ограничения и объявлено о снятии карантина или режима самоизоляции, то в наших странах мы начнём возвращаться к той степени прав и свобод, которая была до пандемии. Хотя у меня есть сомнения, что это быстро произойдет, поскольку настолько широкие права переданы представителям силовых структур, что они вряд ли быстро откажутся от таких чрезмерных полномочий. Мне кажется, к сожалению, этот процесс будет ещё и болезненным.

Во время пандемии коронавируса почти все страны мира так быстро отказались от первоначальных принципов прав и свобод, на которых базируется Организация Объединенных Наций, международное право. Поэтому возникает необходимость создания такого правового механизма, который не должен разрушаться независимо от степени каких-то угроз. Основа принципов прав человека должна быть неизменной - в противном случае в мире может начаться хаос и работать принцип права сильного. Тогда мы потеряем всё, что приобрели и скатимся в очень трагические обстоятельства.

- Шухрат ака, как думаете, каким будет посткоронавирусное будущее в Центральной Азии, стоит ли ожидать, что власти наших стран после эпидемии начнут масштабную либерализацию, чтобы тем самым «удержаться на плаву» на фоне падения мировых цен на экспортируемое сырье?

- Полагаю, что вряд ли это стоит ожидать. Как показывает исторический опыт, те режимы, которые привыкли обходиться без каких-то реальных демократических преобразований и реформ, начнут просто заново закручивают гайки или, иначе говоря, ужесточать взаимоотношения с обществом, боясь каких-либо демонстраций возмущения и так далее. И это ожидаемо, к сожалению.

Я не помню в истории такого примера, когда падение экономики или постпандемические какие-то издержки привели к росту демократизации, чтобы удержаться на плаву. Думаю, не стоит этого ожидать в нашем регионе. На мой взгляд, депутаты, законодательные органы, избранные в странах Центральной Азии, сегодня не готовы к передаче части своих полномочий гражданскому обществу или допустить к управлению государством представителей гражданского сообщества. Ведь в таком случае будет затронут достаток тех самых структур, привыкших хорошо жить в авторитарном режиме и эти структуры на сегодня довольно прочно интегрированы в управление государством, силовые органы. Тем самым для удержания на плаву правящие элиты просто начнут усиливать репрессии.

- Шухрат ака, может быть, Вы хотите что-то добавить к сказанному относительно перспектив будущего в Центральной Азии после пандемии?

- Полагаю, есть несколько факторов, которые должны быть учтены обязательно в постпандемическом будущем в нашем регионе. Первый фактор - это то, что Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан являются типичными донорами-поставщиками дешевой рабочей силы, в основном для Российской Федерации, в какой-то степени для Казахстана и других стран.

То есть часть поступлений валютных средств в экономику этих стран просто-напросто держалась на поступлениях от этих трудовых мигрантов. Теперь в условиях падения экономик будет происходить возврат большей части наших трудовых мигрантов назад на родину и существенно сокращаться стабильные долларовые вливания в экономику. Все это приведет к еще большему ухудшению ситуации в упомянутых странах. Мы должны в срочном порядке продумать все варианты организации новых рабочих мест.

Без развития реально рыночных механизмов мы не сможем поднять малый и средний класс предпринимателей, а именно они являются основными потребителями трудовых ресурсов. Именно они дают большую часть рабочих мест во всех рыночных экономиках мира. Теперь нашим государствам придётся поработать, но не над популистскими заявлениями о десятках и сотнях тысяч открывающихся рабочих мест, а над реальными программами, которые обеспечат работой людей. Второй фактор - это религиозная радикализация общества из-за экономического кризиса.

Я понимаю, что в какой-то степени спецслужбам нашего региона удавалось подавлять эту самую радикальную составляющую, которая угрожала существованию и стабильности наших стран. Но в условиях жесткого экономического кризиса человеку просто ничего не остается, как слушать всё, что ему говорят со стороны и здесь приобретает особую остроту профессионализм спецслужб и профилактика, базирующаяся на научно-аналитическом обеспечении. Эти упомянутые мною факторы могут разыгрываться определенными кругами в нашем регионе.

Конечно, для того, чтобы мы отошли от этих угроз нам необходимо в первую очередь восстанавливать социальную справедливость, разработать механизмы социальных лифтов, в которых на первый план выходит профессиональная подготовленность молодого человека, окончившего ВУЗ или ищущего работу, а не то, кто за ним стоит, либо сколько он даст взятки. Как только у нас начнут работать социальные лифты для молодёжи, то мы начнем становиться свидетелями роста реальных, а не мифических преобразований в наших странах. Спасибо!

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://platon.asia/central/perezhit-koronavirus-i-vyzhit

29.04.2020 09:40

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Наталья Владимировна Никитенко

Никитенко Наталья Владимировна

Депутат Жогорку Кенеша КР VI созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90%

казахстанских водителей давали взятки сотрудникам ГАИ

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31