90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Условная и размытая таджикско-кыргызская граница. Как провести настоящую?

Условная и размытая таджикско-кыргызская граница. Как провести настоящую?

О том, почему таджикские земли все чаще приобретают статус спорных территорий.

8 мая в джамоате Чоркух Исфаринского района на таджикско-киргизской границе произошел пограничный конфликт. По данным Погранслужбы Таджикистана его причиной стало произвольное присвоение 4 га земли гражданами Кыргызстана.

В результате конфликта были ранены - 2 человека (гражданские лица) со стороны Таджикистана и трое военнослужащих и одно гражданское лицо соседней республики.

Предисловие

Хотелось сразу внести некоторую ясность по поводу места события и статуса земель, где фигурирует местечко Чек. Сразу скажем: Ни на какой карте из тех, что Кыргызстан и Таджикистан предлагают рассмотреть по ним статус спорных территорий, вы подобного обозначения не найдете. Наиболее близко к этой местности расположены таджикский массив Куммазар и махалла Какир таджикского джамоата Чоркух.

У геодезистов, планировавших строительство транснационального ирригационного канала Торткол, она обозначена как Пикет №43. Именно здесь начинаются те участки территории Таджикистана, по которым проходит построенное в 60-80-ые годы Кыргызстаном водное сооружение длиной в 30 километров. По этому каналу вода из бассейна реки Исфара поступает в Баткенское водохранилище, которое орошает земли двух республик на территории Баткенского и Исфаринского районов.

Уместно напомнить, что именно при проектировании строительства ирригационного сооружения в середине 50-х годов в очередной раз перекраивалась территория Таджикистана. Огромная площадь, фактически все предгорье Туркестанского хребта вдоль кишлаков Чоркух и Сурх отошла Кыргызстану по экономическим соображениям. Однако нет ни единого документа законодательного характера, подтверждающего эту передачу. А принадлежность Таджикистану этих территорий подтверждает множество исторических документов.

Помимо документов, есть живые свидетели того периода из истории двух республик. И таджики и кыргызы. Именно этим объясняется нежелание Кыргызстана рассматривать статус спорных территорий при демаркации и делимитации границы.

Что касается Пикета №43, где произошел на днях новый конфликт между крестьянами и пограничниками двух стран, у него другая история. Но прежде более детально о произошедшем 8 мая конфликте.

С чего начался конфликт?

Таджикские источники утверждают, что 8 мая 2020 года рано утром несколько кыргызских крестьян, пригнав сельскохозяйственную технику на земли участка Пикет №43, где активно возводятся мигрирующим населением Кыргызстана дома, начали сеять на одном из участков кукурузу. Трактор был пущен и на тот участок, который принадлежал жителю таджикского кишлака Чоркух Шавкату Раджабову.

Обе стороны сходятся во мнении, что словесная перепалка и споры между дехканами переросли в драку. Только лишь с разницей в том, что каждая сторона по-разному толкует событие.

Таджикская сторона заявляет, что конфликт вспыхнул из-за "незаконного посева сельскохозяйственных культур на не принадлежащих им (кыргызам) 4-х гектарах земельных угодий, которые в соответствии с нормативно-правовыми документами относятся к Таджикистану. А кыргызские пограничники вместо того, чтобы предотвратить конфликт, открыли огонь по безоружным гражданам Таджикистана", - сообщило Национальное информагентство «Ховар».

«Жители соседнего села — граждане Таджикистана — пришли на участок кыргызстанца и потребовали, чтобы он прекратил вести работы в огороде. Там и возникла стычка», - пишет, ссылаясь на рассказы местных жителей кыргызское информагентство 24KG 8 мая сразу после события.

Очевидцы рассказали о несколько иной хронологии развития событий.

«Житель Кыргызстана, проживающий в айыле Как-Таш, несколько дней назад засеял кукурузой неописанный участок. Таджикская община по этому поводу выражала протест, однако он был проигнорирован. И 8 мая 2020 года группа таджикских дехкан перепахала участок. Начались разборки, которые переросли в массовую драку», - сообщил один из жителей улицы им. Ибода Файзуллаева.

«Кыргызские пограничники открыли стрельбу в воздух, пытаясь разнять дерущихся, но пуля зацепила одного таджикского крестьянина. Некоторые говорят о том, что она только зацепила, иные утверждают, что она была холостая, и порох прожег рубаху. Однако все это выяснилось потом, первое впечатление было такое, что в нашего человека стреляли»,- говорит он.

На выстрелы среагировали несколько таджикских пограничников из патрульной службы, проходившие мимо. И началась перестрелка. Таджикская сторона не отрицает, что она начала перестрелку, но не так, как утверждают кыргызские СМИ.

«Прибежавшие к месту события, но остановившиеся в нескольких десятках метрах, наши пограничники попросили своих коллег покинуть землю таджикского крестьянина. В ответ кыргызские пограничники с намерением выдавить их с участка начали двигаться в их сторону. Даже на предупредительные выстрелы в воздух не среагировали и продолжили движение, полагаясь на заметное численное превосходство», - рассказали «Азия-Плюс» несколько местных жителей.

«Кыргызские военные поставили наших пограничников в такие условия, что тем кроме, как открыть огонь на поражение, ничего другого не оставалось», - сказал местный житель Кабир Миров.

Затем началась долгая позиционная перестрелка, поскольку с двух сторон собралось достаточно сил и средств. Со значительного расстояния с кыргызской стороны был открыт огонь из гранатомета в сторону таджикских пограничников. Местные жители говорят, что один из снарядов угодил в дом жителя Кыргызстана Абдурахима Мажитова, находящийся на самой линии соприкосновения владений таджикских и кыргызских крестьян, где находились таджикские пограничники. А «пограничники ПВ ГКНБ Таджикистана открыли минометный огонь в направлении кыргызских пограничников и граждан Кыргызстана", — сообщает 24.kg со ссылкой на Погранслужбу КР. 

…Прибывшим на место события представителям властей Исфары и Баткена удалось достичь прекращения огня. И примерно в 22.00 местного времени люди разошлись. Но четырехмесячная спокойная жизнь на границе Таджикистана и Кыргызстана вновь нарушена.

Почему земля стала спорной?

Степной массив, где произошел конфликт, таджики называют Куммазор. Это название одного из древних кладбищ и рядом расположенного песчаного оврага, используемого в лечебных целях. Восточный склон является мужским, западный - женским. Сюда в течение столетий в летнее время приезжают с разных концов Таджикистана и порой Узбекистана люди, ищущие исцеления от ревматизма. Когда песок нагревается в июле-августе до 60-70 градусов, они закапываются в нем, и принимают солнечную и песочную ванны.

К востоку от массива находятся овощехранилище и гаражи таджикского совхоза «Иттифок», ныне производственно-кооперативного хозяйства. Ранее на месте гаража находилась животноводческая ферма, но в 90-ые годы она развалилась. Скот продали, оборудование раскулачили. В некоторых местах начался самовольный захват пустующих земель.

Вдоль кыргызского канала Торткол сотни семей, воспользовавшись тем, что пришла вода, начали освоение пустующих степей. Таджикский совхоз не стал этому процессу препятствовать. Именно в эти годы получил жизнь и небольшой пустырь у Пикета №43.

Примерно за 20 с небольшим лет голую степь превратили в ухоженные сады. Её небольшая часть была освоена таджиками и кыргызами вместе, но кыргызами Таджикистана, рабочими совхоза «Иттифок». В середине 80-х многие получили земельные наделы для обустройства домашнего хозяйства в виде приусадебного участка.

Большой массив был отведен кооперативу «Парасту», который основал житель кишлака Чоркух Шавкат Раджабов. Кооператив, используя рабочую силу из числа таджиков и кыргызов, вычистил степь от камней, проложил, согласовав с кыргызским водхозом, трубу и подал воду в степь. Всю эту работу практически выполняли таджики. Они несли расходы, приобрели трубы, копали траншеи для их прокладки, проложили в степи ручьи. Поскольку для прокладки трубы необходимо было формально разрешение Управления водного хозяйства Баткенского района, кыргызов попросили «пробить» разрешение на установку двух труб диаметром в 100 и 120 мм, что они и сделали.

В сложные 90-ые годы кооператив «Парасту» распался. Те, кто очищал степь, поделили 6-7 гектаров между собой. Свои земельные наделы получили и пятеро кыргызов. Совхоз не препятствовал, хотя земли были из его земельного фонда. Может потому, что все были гражданами СССР и рабочие совхоза из числа кыргызов, являясь гражданами СССР, условно были как бы жителями и Таджикистана.

Пока существовал Советский Союз, споров не возникало, но в скором времени таджики и кыргызы разошлись по национальным квартирам.

Несмотря на то, что все кыргызы имели домохозяйства в айыле Как-Таш, отошедшем еще в 70-ые годы Кыргызстану, они пытались сохранить и эти земли, полученные от таджикского совхоза. Сегодня они хотят вместе с землей уйти в Кыргызстан, поскольку давно получили гражданство своей исторической родины. Первым переселился сюда Абдурахим Мажитов в 1990 году, оставив свое владение по ту сторону песчаного склона старшим сыновьям.

«Я с 15 лет среди таджиков, меня воспитал Маъмур Бобоев, он был бригадиром. Работал в таджикском колхозе. Перебрался сюда в 90-ые годы из села Чоркух», - рассказал нам свою историю в сентябре 2019 года Мажитов.

С самых первых дней освоения массива были здесь Зокир Эргашев и Зайловиддин Аюбов.

«Все кыргызы, получившие землю здесь, были рабочими совхоза Иттифок. Других не было. Пока существовал Союз, люди знали четко, какая земля является чьей. Жили в мире и дружбе. Друг друга понимали легко, уважали, помогали. Но затем поселились кыргызы Кыргызстана, начались проблемы», - говорит Зайловиддин Аюбов, местный таджик.

«Не было конфликтов, но они начались, когда появились чужие», - поделился своим взглядом на проблему другой таджикистанец Зокир Юлдошев.

Чужими Юлдошев называет тех, кто после распада СССР осуществили самовольный захват территории прямо у водного ключа. Сперва молодой человек из айыла Джаккаурук (кстати, участок тоже таджикский) построил небольшую кибитку для своих старых родителей, перевезя их сюда, потом стали прибывать и из других кыргызских населенных пунктов. Приходил, присматривал за своим земельным наделом и некий Чотбай-ата, также работавший в таджикском совхозе.

С появлением «чужих» стали разгораться споры. В те времена таджикскому совхозу ничего не стоило раз и навсегда поставить точку над вопросом, не доведя его до уровня правительства...

«Когда у водного ключа встали незнакомые кыргызы, проблемы появились у всех таджиков-крестьян, чьи сады находились ниже. Кыргызы начинали осваивать таджикские земли, как только разгорались споры, отключалась вода, - посетовал на сложившееся положение Юлдошев.- Вмешиваются кыргызские пограничники, люди стали бояться выходить к воде».

В сентябре, когда мы побывали там, сын Абдураима Мажитова - Эсанбай доверился нам и сказал, что «труба частично прикрывается, и вода может по этой причине не доходить до владений таджикских крестьян».

«Но я стараюсь помочь соседям», - сказал нам Эсанбай.

Сейчас в массиве, именуемом в документах Пикет№43, а кыргызами - Чек, граждане Кыргызстана активно строят дома. Их число только за последние три года с трех возросло до 10.

Так степной массив приобрел окончательно спорный статус, хотя юридических оснований у кыргызской стороны нет никаких. Значит, строятся дома вопреки Межправительственным Соглашениям от 2002, 2006, 2014, 2019 годов.

«Соседи проявляют большую активность, обозначая свое присутствие, чтобы затем в ходе переговоров иметь в руках козырь в виде того, что земля используется ими или они живут там. В переговорах они хотят использовать это обстоятельство, как аргумент, поскольку в последнее время все чаще кыргызская сторона предлагает рассматривать вопросы о статусе спорных земель по факту заселения и пользования. В последние годы многие участки из нашего земельного фонда превращаются ими в спорные, где по идее, никаких споров не должно возникать», - сказал нам председатель производственно-хозяйственного кооператива «Чоркух» Неъматбой Олимов.

Аннексия по-кыргызски?

В годы гражданской войны в Таджикистане властные структуры на местах в Согдийской области были парализованы. Вооруженные Силы только создавались. Границу страны с Афганистаном охраняли российские пограничники, как таковой границы с Кыргызстаном не существовало. Ни до границы было тогда.

В 1999-2000 годах, когда боевики Джумы Намангани совершили вылазку через Ворух и Сох в Баткен, Кыргызстан с помощью соседей, прежде всего, Узбекистана, куда были нацелены боевики, разбил их и потом стал брать под контроль горные тропы - возможные маршруты движения боевиков.

Так на окраине таджикских сел Чоркух, Сурх, Ходжаи Аъло появились кыргызские пограничники. Но вместо того, чтобы охранять предгорье от боевиков, они активно стали вмешиваться в гражданские дела. Встав на условную линию границы, они зафиксировали ее, как линию государственной границы.

Чуть позже у граждан Таджикистана стали все чаще появляться проблемы. Их ограничивали в передвижении, запрещали пасти скот вдоль предгорья Туркестанского хребта, заготавливать дрова. Были случаи, когда по ним открывали огонь.

Первые таджикские заставы появились значительно позже. Пользуясь слабостью наших силовых структур, соседи  начали определять линию границы в одностороннем порядке, захватывая важные стратегические участки на территории Таджикистана. Во многих местах они передвинули границу на сотни метров.

Расширились значительно поселок Самаркандек, айылы Ортабуз, Как-Таш, объявили территорией Кыргызстана таджикские территории, где проживали даже 5-6 семей кыргызов, получившие земельные наделы, как рабочие таджикского совхоза.

Десятки участков были объявлены спорными после строительства автотрассы Ош-Баткен-Исфана. В основном подобная деятельность активизировалась, начиная с 2011 года, когда Кыргызстан изменил проект прокладки дороги Ош-Баткен-Исфана. Задача была поставлена такая: вывести из анклавного положения Лейлекский район. Так был кыргызы "забрали"  водозабор с последующей подготовкой условий для присоединения участка для строительства автодороги Кок-Таш – Аксай.

«Водозабор, откуда идет распределение стока реки Исфара, находится на территории Республики Таджикистан. У нас есть схема расположения водных сооружений на реке Исфара, и этот объект находится на нашей территории, - говорил нам в начале января 2020 года заместитель начальника Управления водного хозяйства Согдийской области Халим Ходжиев. - Я не понимаю, как они могли объявить его своим сооружением и своей территорией. Там вообще военных не должно быть».

Проект строительства автотрассы международного значения Ош-Баткен-Исфана предусматривал прокладку дороги от Баткенского водохранилище через айыл Мингурук посредством Сурхского перешейка в сторону айыла Пастарык и поселка Самаркандек. Но там пришлось бы пересекать территорию Таджикистана примерно на расстоянии 2,5-3 километров. А прокладка дороги вдоль канала Торткол, где хоть и приходится в нескольких местах пересекать таджикскую территорию, подразумевала  аннексию ряда из таких участков, одним из которых был водозабор, от которого по правобережью реки начиналась территория Таджикистана.

Возможно, из-за некомпетентности, может из-за лишней доверчивости таджиков, а может вообще по той причине, что правительство Таджикистана думало о том, что без кыргызских дорог республика окажется в полной изоляции из-за прохладных отношений с Узбекистаном этот участок был присоединен Кыргызстаном.

Дорога Как-Таш – Аксай позволила полностью вывести из анклавного положения Лейлекский район.

Когда же Таджикистан опомнился, было поздно. Не зря именно здесь произошло первое боестолкновение таджикских и кыргызских пограничников.

P.S

По состоянию на 10 мая все вооруженные подразделения с двух сторон отправлены на места постоянно дислокации. Пограничные наряды во избежание возможного боестолкновения прекратили патрулирование района конфликта. Источники на местах сообщают о прекращении подачи воды из канала Торткол в массиве пикет №43 (Куммазар) и предупреждают, что это обстоятельство может стать причиной нового конфликта.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
815,9 тыс. детей

родились в Узбекистане в 2019 году

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Июнь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30