90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан двойного бионазначения

15.05.2020 12:00

Политика

Казахстан двойного бионазначения

За последние пять лет Пентагон вложил в строительство и развитие биолабораторий в Казахстане около $ 400 млн и еще $ 20 млн выделил на проведение десятков исследований, связанных с патогенами и вирусами, смертельно опасными для человека. EADaily попыталось ответить на простые вопросы, кому это выгодно и зачем это надо.

На что Пентагон потратил в Казахстане более $ 400 млн?

С 2015 года Агентство по снижению угроз национальной безопасности США (DTRA) выделило около $ 400 млн на развитие сети биолабораторий, сертификацию и подготовку персонала в Казахстане. Об этом говорят данные сайта Федеральных закупок США.

Так, в 2015 году DTRA подписало контракт с компанией AECOM на строительство Центральной референтной лаборатории на базе Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций им. М. Айкимбаева под Алма-Атой. Сумма контракта — $ 240 млн.

Еще $ 57 млн по трем контрактам AECOM получила на развитие всей сети биолабораторий в Казахстане. Эта американская компания — крупнейший подрядчик DTRA по Казахстану, но не единственный.

Вторым по величине является CH2M HILL. В Казахстане подрядчик DTRA организовывает работу биолабораторий, как это делает в Грузии и Армении. По трем контрактам, последний из которых истекает в 2023 году, компании причитается более $ 80 млн. Субподрядчик CH2M HILL, Integrated Quality Laboratory Services, сообщал, что его специалисты участвовали в сертификации Центральной референтной лаборатории (ЦРЛ) по третьему уровню безопасности (BSL-3).

«ЦРЛ представляет собой комплекс высокотехнологичных зданий, обладающих особыми характеристиками (особо высокая сейсмостойкость, герметичность и наличие отрицательного давления в некоторых помещениях и многое другое).

Лаборатория представляет собой 4-этажное здание площадью 6,3 тыс. кв. м, где размещены лаборатории 2-го и 3-го уровней биобезопасности. Для бесперебойного функционирования ЦРЛ построены и оснащены необходимые инженерно-технические сооружения обеспечения обогрева, газо- и электроснабжения с запасными автономными генераторами большой мощности, очистки воды и фильтрации воздуха. В штате лаборатории 15 специально обученных профессиональных профильных инженеров.

Лаборатория оснащена необходимым современным диагностическим и исследовательским оборудованием и набором реактивов для работы с возбудителями особо опасных инфекций», — говорилось в официальном сообщении Службы центральных коммуникаций Казахстана.

Кто еще участвует в развитии казахских биолабораторий, так это International Science and Technology Center. За работу в 2018—2020 годах в Казахстане центр должен был получить $ 2,5 млн. В описании к закупкам говорилось, что центр, например, обеспечивает услуги по лабораторной поддержке и проводит лабораторные тренинги в Армении.

Биолаборатории Казахстана используются в Программе снижения биологической угрозы Минобороны США (BTRP). В ней участвует шесть казахских учреждений, в развитие лабораторий и подготовку персонала которых DTRA и вкладывало средства. Речь идет о Казахском научном центре карантинных и зоонотических заболеваний, в который входят противочумные станции, Национальном центре биотехнологии, Национальном референтном ветеринарном центре, Научно-исследовательском институте проблем биологической безопасности, Центре санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга и Уральской противочумной станции. Все они подчиняются различным министерствам Казахстана.

Как говорится в научной работе казахских и американских ученых об истории совместных биологических исследований, с 2005 года в Казахстане осуществили более 25 проектов. Изучали опасные патогены и вирусы, которые становятся причиной, например, сибирской язвы, чумы, туляремии, энцефалита, геморрагической лихорадки Крым-Конго и коронавирусных инфекций. На эти исследования американское военное агентство выделило $ 20 млн.

Кто контролирует биолаборатории в Казахстане?

МИД России и Китая выразили озабоченность по поводу сети американских биолабораторий в странах бывшего Советского Союза. На что Министерство иностранных дел Казахстана ответило, что Центральная референтная лаборатория принадлежит государству, финансируется сейчас из республиканского бюджета и любая работа в ней контролируется министерствами здравоохранения, образования и науки, сельского хозяйства.

Любопытно, что в марте, почти за месяц до заявлений, подрядчик CH2M HILL должен был завершить передачу операций и обязанностей по поддержке объектов, которые участвуют в американской военной Программе биологического взаимодействия (CBEP) в Казахстане. Об этом говорится в контракте на 2017−2020 годы между DTRA и CH2M HILL стоимостью $ 38 млн. Там же указывается, что подрядчик при этом продолжает осуществлять управление объектами и поддерживает такие операции, как научные тренинги, совместные исследования и надзор за операционной деятельностью.

В проекте бюджета DTRA на 2020 год говорится, что агентство планирует начать новые биологические исследования в Казахстане и продолжать обучение местных специалистов.

Общую координацию в Казахстане осуществляет отдел по сокращению угроз безопасности (DTRA) посольства США в Казахстане.

В то же время у CH2M HILL в Алма-Ате около пяти лет действует собственный филиал. Его возглавляет американец Эрик Пол Грэхэм, однако большую часть работников составляют граждане Казахстана, многие из которых являются молодыми учеными. Например, Кайрат Табынов. Он четыре года проработал в представительстве подрядчика DTRA, а с февраля этого года является научным сотрудником Национального центра биотехнологии в Центральной референтной лаборатории.

Молодой казахский коллектив филиала подрядчика DTRA. Иллюстрация: facebook.com.

Как казахские вирусы оказались в Сингапуре и в Германии?

В комментарии изданию «Комсомольская правда — Казахстан» директор Центральной референс-лаборатории Национального научного центра особо опасных инфекций Ерлан Сансызбаев заявил, что американские специалисты не имеют никакого доступа ни к какой информации. Вполне возможно, что он имел в виду те исследования, которые проводит самостоятельно казахская сторона.

Особенность ситуации в Казахстане состоит в том, что все основные исследования по особо опасным патогенам проводятся на средства DTRA или других иностранных ведомств и организаций и в них участвуют западные специалисты, в том числе военные. И они, разумеется, имеют доступ к информации. Более того, часть изолятов вирусов, полученных в Казахстане, оказывается, хранится не в новой биолаборатории Казахстана, а заграницей. Об этом говорят данные Национального центра биотехнологической информации США (NCBI).

Так, в 2017 году на средства DTRA в Казахстане осуществляли проект KZ-33 по обнаружению новых коронавирусов летучих мышей. В пещерах Унгирли, Карангир и тоннеле Кептерхан в Туркестанской области на юге страны специалисты собрали 200 образцов помета и открыли 12 новых коронавирусов. В исследованиях участвовали Научно-исследовательский институт проблем биологической безопасности Казахстана и совместная американо-сингапурская медицинская школа Duke-NUS, которая является давним подрядчиком DTRA по проведению различных биоисследований. Несмотря на то, что именно казахские специалисты проводили полевые работы и эксперименты, 8 изолятов коронавирусов оказались в медицинской школе Duke-NUS в Сингапуре.

Еще один пример — в 2015 году казахские и немецкие специалисты провели изучение разновидностей риккетсий в клещах в двух регионах Казахстана. Эти бактерии являются причинами сыпного тифа и лихорадки Скалистых гор. Работы оплачивало МИД Германии по Программе немецкой биобезопасности, и, по данным NCBI, 203 изолята риккетсий, собранных в Казахстане, с конца марта 2019 года находятся в Институте микробиологии бундесвера в Мюнхене.

Зачем это надо Казахстану?

Казахстан получил от сотрудничества с DTRA обновленную техническую базу и натренированный персонал. В условиях страны с ограниченными финансовыми возможностями и эпидемиологическими особенностями это действительно плюс.

До 1992 года на территории острова Возрождение в Аральском море существовал полигон для биологических испытаний. Кроме того, 40% территории Казахстана называют природными очагами чумы, туляремии и геморрагических лихорадок. Есть неблагополучные участки по сибирской язве и бруцеллёзу. Поэтому еще в 1949 году в Казахстане заработал Среднеазиатский научно-исследовательский противочумный институт. Сейчас он называется Национальный научный центр особо опасных инфекций имени М. Айкимбаева (ННЦООИ), где американцы и построили Центральную референтную лабораторию. Все их инвестиции, по сути, стали обновлением технической базы сети лабораторий, которую создали при СССР.

Зачем это надо Пентагону?

Официально программа Пентагона по снижению биологических угроз (CBEP) нацелена на то, что страны, участвующие в проекте, смогут безопасно хранить особо опасные патогены, быстро определять и сообщать об инфекциях, которые породили на их территории особо опасные вирусы. Одно это на границе с Россией уже имеет стратегическое значение для США, которые не исключают никаких вариантов развития событий. «Программа (CBEP) также снижает риск локальных вспышек, которые могут дестабилизировать региональную обстановку, и увеличивает безопасность американских войск», — говоритcя в проекте бюджета DTRA на 2020 год по программе CBEP в странах бывшего СССР.

Проект бюджета DTRA на 2020 год.

За 15 лет деятельности в Казахстане американское агентство совместно с казахскими специалистами провело 25 исследований и располагает всеми данными об эпидемиологической ситуации в стране по большинству особо опасных патогенов.

В то же время мягкий контроль над биолабораториями дает Пентагону не менее важный доступ к информации о том, как особо опасные заболевания распространяются естественным путем в этих регионах и могут даже служить транзитными точками в глобальной передаче.

Так, например, при изучении новых коронавирусов летучих мышей в Казахстане специалисты выяснили, что между Европой и Азией может происходить циркуляция коронавирусов за счет миграции летучих мышей. В двух пещерах и туннеле обнаружили несколько штаммов, генетически сходных с MERS-коронавирусом, SARS-коронавирусом и человеческими коронавирусами 229E и NL63. И определили две различные линии коронавирусов летучих мышей в Казахстане. «Обе они тесно связаны с коронавирусами летучих мышей из Китая, Франции, Испании и Южной Африки, что позволяет предположить, что циркуляция коронавирусов распространена у нескольких видов летучих мышей с перекрывающимися географическими распределениями», — говорится в исследовании.

Такую информацию можно использовать с разными целями. Как известно, коронавирусы подвержены мутации и они постоянно рекомбинируются между собой в летучих мышах. И, где появился Covid-19 и каким образом началось его первоначальное распространение, до сих пор неизвестно. Зато известно уже, какой экономический ущерб может нанести такой куда менее смертельный патоген, чем сибирская язва или холера.

Показателен пример распространения африканской чумы свиней из Грузии, где действует одна из самых мощных биолабораторий, которую контролирует DTRA. В 2007 году там произошла вспышка заболевания. По версии Тбилиси, нетипичная для страны инфекция оказалась в Грузии из сточных вод судов, пришедших из неблагополучных стран. Дальше африканская чума свиней распространилась по всему региону. Специалисты Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН и Всероссийского научно-исследовательского института ветеринарной вирусологии и микробиологии предположили, что в Чечню заболевание занесли инфицированные дикие кабаны, после чего инфекция быстро распространилась и по другим регионам России. В результате за пять лет страна потеряла более 600 тыс. свиней, а убытки оценивались к 2012 году на уровне $ 1 млрд.

Иллюстрация: «Африканская чума свиней (АЧС): пять лет в Европе». Вет. Микробиол. 2013 г.

Один из последних проектов DTRA в Казахстане KZ-35 был посвящен мониторингу высокопатогенных вирусных лихорадок свиней. Его проводили на севере и востоке страны, которые образуют коридор между Россией и Китаем. Правда, в исследовании казахские специалисты указывали на то, что лихорадки могут прийти из этих стран, а в самом Казахстане они пока не выявлены.

Понятно, что доступ США к полевым исследованиям, базам данных и лабораториям в соседних странах не нравится России. Тем более что США используют биосотрудничество и для более широких политических целей на много лет вперед — они открыто укрепляют свое влияние на постсоветском пространстве.

Сегодня проекты DTRA воспитывают целое поколение не связанных с СССР и Россией молодых ученых на Украине, в Грузии, Азербайджане и Казахстане. Американцы объединяют их в ассоциации, обучают, создают условия и перспективы, которых власти стран предоставить не смогли бы.

«И быть партнером № 1 в регионе, где происходит конкуренция с китайским влиянием», — говорится в официальных целях DTRA по программе CBEP в странах Азии.

Проект бюджета DTRA на 2020 год. Проект бюджета DTRA на 2020 год.
 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

15.05.2020 12:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
45

кыргызстанцев погибли в боях в Сирии и Ираке

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31