90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Рыночный авторитаризм Мирзиёева

30.05.2020 12:00

Обзор СМИ

Рыночный авторитаризм Мирзиёева

Являются ли экономические реформы, которые проводятся под руководством президента Шавката Мирзиёева, основой последующей демократизации Узбекистана? Этот вопрос волнует западных экспертов с тех пор, как началась либерализация экономического сектора в центральноазиатской республике. Первый экзамен на демократизацию – парламентские выборы в стране в декабре прошлого года – уже был провален.

Издание The Diplomat написало о том, что надежды на либерализацию политической сферы Узбекистана и создание свободной рыночной экономики «крайне наивны». «Прошло почти четыре года с тех пор, как президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев предпринял усилия по модернизации посредством серии политических и экономических реформ, чтобы восстановить репутацию своей страны, которая [за время правления его предшественника Ислама Каримова] снискала славу репрессивной и изолированной от внешнего мира. -  обзор от "Фергана"

К 2019 году политика Мирзиёева, направленная на то, чтобы разобраться с коррумпированными чиновниками, освободить некоторых политзаключенных и ослабить ограничения для СМИ, привела к тому, что The Economist назвал Узбекистан «страной года». Однако, хотя подобные оценки наблюдателей вселяют надежду на улучшения в Узбекистане, проводимые реформы не гарантируют успеха в построении свободной рыночной экономики с демократическим плюрализмом, пока они остаются подчиненными старой авторитарной структуре», — говорится в публикации.

Попытки Мирзиёва после смерти первого президента страны Каримова в 2016 году интегрировать страну в мировую экономику посредством радикальных реформ вызвали восторг и интерес на Западе. По мнению автора The Diplomat, отчасти данные шаги обусловлены желанием нового узбекистанского лидера создать собственный бренд государственного строительства, который может вызвать широкую народную поддержку и укрепить его позиции внутри и за пределами страны.

Кроме того, усилия Мирзиёева по привлечению инвестиций со стороны международного сообщества были необходимы, чтобы преодолеть экономический спад, который был вызван структурными проблемами в эпоху Каримова.

Нынешнюю политику в Узбекистане иностранное издание называет «рыночный авторитаризм». «По сути, рыночный авторитаризм будет выступать в качестве нового экономического порядка в Узбекистане в ближайшие годы, в течение которых государство восстановит свой контроль над важными активами (издание не уточняет, над какими именно активами, ведь во времена Каримова все важнейшие активы и так принадлежали государству. — Прим. «Ферганы») и повысит их эффективность для обеспечения стабильности, одновременно предоставляя больше возможностей для отдельных принципов либерального рынка и частного сектора. Данный режим потребует взаимозависимых системных изменений.

В экономике рыночный авторитаризм требует, чтобы государство либерализовало экономическую сферу, в частности, ввело свободный обмен иностранный валюты, эффективную налоговую систему и благоприятную для инвестиций среду. В управлении [данный тип режима] предоставляют значительные возможности для технократов с опытом, которым поручено постепенно перестроить неэффективный административный советский аппарат. Приглашение Мирзиёева молодым экспертам вернуться домой из-за рубежа может свидетельствовать о нехватке специалистов в Узбекистане. В политической сфере процесс формирования рыночного авторитаризма уже ослабил политические ограничения на свободу слова и дал новое дыхание средствам массовой информации, но в то же время прочно удерживается контроль над судами, безопасностью и общим потоком информации», — отмечается в статье.

В ней также указывается, что авторитарный характер капиталистической экономики государства неизбежно вызовет системное кумовство и коррупцию, которые подрывают эффективность экономического сектора. В качестве примера приводится Российская Федерация, где клептократическая природа государственного капитализма фактически усугубила слабости российской экономики, чрезвычайно зависимой от вывоза энергоносителей.

«Голос Америки» рассказал о двух узбекистанских журналистах, которым пришлось покинуть свою работу, после того как они раскритиковали государственный телеканал за освещение последствий прорыва дамбы на Сардобинском водохранилище. 1 мая миллионы кубометров воды из водохранилища хлынули на окрестные территории. Из зоны бедствия в Узбекистане было эвакуировано свыше 85 тысяч человек, в Казахстане, куда дошла вода, — более 30 тысяч. По меньшей мере четыре человека погибли в результате ЧП.

Главный режиссер телеканала «Спорт» Жамолиддин Бабаджанов и редактор этого же телеканала Бобур Акмалов в ходе передачи Futbol+ в эфире радио Oriat Dono 18 мая раскритиковали телеканал «Узбекистан 24» за приукрашивание текущего положения на Сардобинском водохранилище. По словам Бабаджанова, посмотрев сюжет про прорыв дамбы, он подумал, что сардобинцы радуются наводнению. Акмалов с ним согласился, сравнив показанных телеканалом счастливых узбекистанцев с гражданами Северной Кореи. 25 мая стало известно, что оба журналиста освобождены от занимаемых должностей.

В своем заявлении в социальной сети Facebook Алишер Хаджаев, председатель Национальной телерадиокомпании Узбекистана, обвинил Акмалова и Бобожонова в «нарушении корпоративной этики и выдвижении необоснованных и ложных обвинений». Как уточняет «Голос Америки», данное заявление было позже удалено. В свою очередь, группа «Народный контроль» опубликовала в Facebook петицию, поддерживающую двух журналистов и требующую отставки Хаджаева.

Профильное издание The Mining Weekly рассказало о том, что Узбекистан, Казахстан и Россия продолжают обеспечивать значительную долю потребностей США в уране. Согласно данным Управления энергетической информации США (EIA), 42% урана, закупленного владельцами и управляющими компаниями страны в прошлом году для своих атомных реакторов, имели узбекистанское, казахстанское либо российское происхождение. 39% U3O8 были ввезены из Канады и Австралии. Всего США закупали уран у 35 различных поставщиков.

Добавим, что, по данным Госкомгеологии Узбекистана, в настоящее время разведанных запасов урана в стране насчитывается 97 тысяч тонн. Республика входит в первую десятку стран мира по запасам и добыче урановой руды. В настоящий момент весь произведенный в Узбекистане уран уходит на экспорт. На территории Казахстана находятся 20% мировых запасов этого материала.

Национальная атомная компания «Казатомпром» в прошлом году объявила о том, что будет сокращать добычу урана для «создания долгосрочной рыночной стоимости» данного материала. В 2016 году мировые цены на уран значительно снизились и лишь в начале этого года резко пошли вверх. С середины марта стоимость радиоактивного металла подскочила с $19 за фунт до $32,4. В 2015 году фунт урана стоил более $40. Максимума этот показатель достигал в 2011 году — $72,5. Закупочные цены в США в прошлом году составляли от $27,89 (по краткосрочным сделкам) до $37,73 (по долгосрочным договорам) за фунт.

New Europe написало о том, что Казахстан сокращает поставки газа в Китай на 12-15%, до 18 миллионов кубометров в сутки. По словам министра энергетики Казахстана Нурлана Ногаева, инициатива по сокращению поставок исходила от Китая. Он также добавил, что Пекин направил письмо в основную казахстанскую газоэнергетическую и газотранспортную компанию «КазТрансГаз», в котором говорилось, что после закрытия ряда китайских предприятий страна неспособна потреблять в полной мере поставки газа из Центральной Азии. Казахстан, Туркменистан и Узбекистан сейчас обсуждают общее сокращение поставок газа в Китай.

В этом году спрос на газ в Китае снизился в результате мер, принятых для борьбы с распространением коронавируса. Казахстан объявил, что сократил поставки природного газа в Китай на 20-25%, после того как PetroChina выпустила форс-мажорное уведомление об импорте в марте. Газ стран Центральной Азии поставляется в Китай по трубопроводу Туркменистан — Узбекистан — Казахстан — Китай. Он имеет мощность 55 миллиардов кубометров газа в год. В прошлом году Казахстан экспортировал 7,1 млрд кубометров в Китай, Узбекистан — около 10 млрд и Туркменистан — около 33,2 млрд.

В то же время китайское новостное агентство «Синьхуа» рассказало, что в начале июня в казахстанские города Шымкент и Атырау будут доставлены в общей сложности 760 автобусов, работающих на сжатом природном газе, китайского производителя Yutong. «Это стало крупнейшим зарубежным заказом, который Yutong получил со времени появления COVID-19 в январе», — сказал Мяо Юань, региональный управляющий по продажам компании. Мяо добавил, что городские власти Шымкента и Атырау приобрели 590 и 170 единиц соответственно, чтобы сократить дефицит автобусов и уменьшить загрязнение воздуха.

«В течение долгой и холодной зимы в Казахстане обычно используется соль для обеспечения безопасности на обледенелых и заснеженных дорогах. Шины автобусов Yutong имеют специальную антикоррозионную конструкцию. У всех окон два слоя, чтобы сохранять тепло и предотвращать замерзание», — добавил Мяо. Для облегчения трансграничных перевозок в условиях мер, принятых из-за коронавируса, китайский производитель автобусов доставит казахстанский заказ железнодорожным транспортом.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/118530/

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

30.05.2020 12:00

Обзор СМИ

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Нургазы Абдыраевич Айдаров

Айдаров Нургазы Абдыраевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
85-е

место занимает Казахстан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31