90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекско-китайские отношения в период пандемии COVID-19

02.06.2020 15:00

Экономика

Узбекско-китайские отношения в период пандемии COVID-19

 «По мере усиления китайского экономического влияния, одним из самых серьезных вызовов для Узбекистана и других стран Центральной Азии, с учетом их растущего партнерства на двустороннем уровне и в формате ОПОП, может стать усиление политического влияния КНР в данном регионе», – отмечает эксперт Олег Лиманов в статье, написанной специально для CABAR.asia

В последние годы наблюдается устойчивая тенденция неуклонного повышения внешнеполитической и финансово-экономической роли КНР во всех ключевых глобальных и региональных процессах. Неуклонное развитие многоплановых отношений Узбекистана с Китаем привело их к выходу на качественно новый этап – всестороннего стратегического партнерства, нацеленного на долгосрочную перспективу.

Реализация такого стратегического партнерства с КНР, наряду с другими внешнеполитическими приоритетами Узбекистана (соседи Ташкента, РФ, партнеры в лице Южной Кореи, Турции, Афганистана, США, государств ЕС, Японии, Индии) позитивно отражается на всем спектре внешнеполитических и торгово-экономических отношений нашей страны. Поступательно развиваются отношения двух стран в различных сферах, начиная от экономики, внешней политики, безопасности, заканчивая всеми аспектами реализации гуманитарного сотрудничества (науки, образования, культуры, «народной» дипломатии и т.п.).

Всестороннее сотрудничество

В настоящее время между Узбекистаном и Китаем действует режим наибольшего благоприятствования, что способствует росту взаимного товарооборота. По данным Госкомстата Республики, объем узбекско-китайского товарооборота по итогам 2019 г. составил 7,6 млрд. долл. или 18,1% от совокупного объема внешней торговли Узбекистана, а в I квартале т.г. достиг 1 млрд. 364 млн. 300 тыс. долл., из которых узбекский экспорт в Китай составил 400,8 млн. долл., а импорт из Китая 963,5 млн. долл.

В Республике на начало 2020 г. действуют 1652 предприятия (16% от общей численности) с китайскими инвестициями, из них 531 предприятие создано в 2019 г., охватывающих нефтегазовую, текстильную, телекоммуникационную, сельскохозяйственную, фармацевтическую отрасли, сферы химической промышленности и стройматериалов, создавших более 20 тыс. рабочих мест. При этом более 120 предприятий – со 100% китайским капиталом.

Самой привлекательной сферой экономического сотрудничества Узбекистана с КНР до недавнего времени оставалась продажа в Китай т.н. «стратегического сырья» – природного газа, меди, урана, хлопковолокна, минеральных удобрений, на долю которых приходится более 50% узбекского экспорта. Наиболее значимым из этих товаров является природный газ, поставки которого в КНР, согласно двустороннему договору купли-продажи природного газа от 2011 г., рассчитаны на 25 лет.

Более того, подписание в сентябре 2013 г. в ходе государственного визита в Ташкент Си Цзиньпина протокола к Соглашению о принципах строительства и эксплуатации трубопровода «Узбекистан-Китай», которым предусматривается строительство четвертой нитки газопровода «Центральная Азия – КНР» с проектной пропускной способностью 25 млрд. куб. м, свидетельствует о растущей роли Узбекистана в региональной газотранспортной политике Пекина.

Другой все более значимой для Ташкента областью экономического партнерства с Китаем становится растущее инвестиционное содействие Пекина в реализации различных проектов в сферах промышленности, транспорта, фармацевтики, телекоммуникаций, сельского и водного хозяйства, а также создание на узбекской территории совместных промышленных парков высоких технологий с участием китайских компаний. Данное сотрудничество началось с формирования в марте 2013 г. первого такого парка в виде Свободной индустриальной зоны «Джизак» с филиалом в Сырдарьинской области.

Государственный Банк развития КНР с начала текущего года запустил кредитную линию для авиаперевозчика «Узбекистон хаво йуллари» («Узбекские авиалинии») на сумму 309 млн. долл. для реализации проекта обновления парка самолетов. Указанный китайский банк в ближайшие месяцы также предоставит Национальному банку внешнеэкономической деятельности (НБВЭД) Узбекистана заем на сумму 500 млн. юаней (69,76 млн. долларов), который будет 7-м кредитным соглашением между банками, но первым в истории НБВЭД в юанях, что позволит сократить издержки по конвертации валют и риски, связанные с колебанием обменного курса, а также предоставит клиентам более выгодные условия для долгосрочного финансирования.

«UzbekTelecom» в ближайшее время получит 107 млн. долл. от корпорации «Huawei» на модернизацию и развитие сети широкополосного доступа и 50 млн. долл. от корпорации «ZTE» на расширение перечня коммутационного оборудования по технологии NGN и модернизацию сети мобильного широкополосного доступа национального оператора «UzMobile». Предприятие «Taonan Glorius Agricultural» с 2018 г. реализует в Джизакской области проект по выращиванию фруктов и некоторых зерновых культур с помощью инновационных систем орошения стоимостью 25 млн. долл. Компания «Kingland Technology» планирует вложить в текущем году 30 млн. долл. в строительство завода по выпуску капельных систем орошения для выращивания хлопка и других сельхозкультур.

В конце августа 2019 г. правительства двух стран также подписали соглашение о создании совместного инвестиционного фонда с уставным капиталом в 1 млрд. долл., задачей которого является реализация высокотехнологичных проектов на предприятиях химической и нефтехимической отраслей и производственных объектах нефтегазового сектора Узбекистана. В настоящее время стороны завершают согласование списка перспективных проектов для экспортно-ориентированных предприятий, расположенных в регионах Республики.

Одним из главных элементов взаимодействия в рамках ОПОП для Узбекистана также является развитие транспортного сотрудничества. Среди главных приоритетов выделяется высокий интерес Ташкента к скорейшему запуску строящейся железной дороги «Китай-Кыргызстан-Узбекистан», которая, по сравнению с действующими маршрутами, сократит время доставки грузов на 7-8 дней, и его присоединение в апреле 2019 г. к железнодорожному транспортному коридору Китай – Казахстан – Туркменистан – Иран в рамках реализации одного из маршрутов ОПОП «Новый Евразийский сухопутный мост», соединяющего прибрежные районы Китая через страны Центральной Азии с государствами ЕС. Как считают некоторые узбекские аналитики, вовлечение Узбекистана и других центральноазиатских стран в реализацию проектов ОПОП придаст новый импульс экономике не только КНР, но и ее соседей.   

Гуманитарное сотрудничество двух стран также реализуется в виде мероприятий, к примеру, за последние два года была проведена совместная археологическая выставка Шелкового пути, а также круглый стол на тему «Перспективы китайско-узбекского сотрудничества в рамках инициативы ОПОП». В сентябре 2018 г. в Ташкенте при участии представителей научно-исследовательских институтов и масс медиа двух стран состоялся международный симпозиум «Один пояс, один путь: диалог между мозговыми институтами и СМИ Китая и Узбекистана», организованный узбекистанским Центром «Стратегия развития» совместно с Ассоциацией публичной дипломатии КНР. В дополнение к двум Институтам Конфуция в Ташкенте и Самарканде и Центру народной дипломатии ШОС, в начале мая 2019 г. в Ташкенте был открыт инновационный культурный центр «Великий шелковый путь».     

Риски и коронакризис

Несмотря на усиливающуюся позитивную динамику узбекско-китайского экономического и инвестиционного сотрудничества последнего десятилетия и последовательный рост объемов двустороннего товарооборота, как представляется, для Узбекистана сохраняется целый ряд серьезных рисков, среди которых можно выделить растущее сальдо в двусторонней торговле в пользу КНР, наблюдаемое повышение доли китайских технологий в ряде отраслей узбекской экономики (телекоммуникационной, банковской, сельскохозяйственной).

При том, что общий объем китайских прямых инвестиций в экономику Узбекистана с 1992 г. уже превысил в текущем году 9 млрд. долл., данный объем намного уступает аналогичным показателям соседнего Казахстана, РФ и целого ряда других стран СНГ . По мере усиления китайского экономического влияния, в долгосрочной перспективе одним из самых серьезных вызовов для Узбекистана и других стран Центральной Азии, с учетом их растущего партнерства на двустороннем уровне и в формате ОПОП, может стать усиление политического влияния КНР в данном регионе.  

Более того, стремительно возникший в китайском Ухане и распространившийся на весь мир коронавирус, приобретший характер пандемии, оказал заметное негативное влияние на развитие отношений Узбекистана и КНР. Ситуация усугубилась тем фактом, что пандемия коронавируса проявилась не только в оказании серьезного давления на эффективность работы медицинских учреждений по борьбе с COVID-19 и медийной панике во всех без исключения государствах, но еще больше на существенном разрушительном воздействии как на глобальную экономику, финансы и системы социального обеспечения, так и на перечисленные сферы отдельных стран мира.

Не стало исключением из этого глобального тренда и развитие узбекско-китайского партнерства, также тесно встроенного в современную сложную систему международных торгово-экономических, финансовых и гуманитарных отношений. Пять государств Центральной Азии одними из первых закрыли свои границы с Китаем с началом вспышки COVID-19. За последние годы Узбекистан стал превращаться в одного из основных поставщиков сельскохозяйственной продукции, прежде всего, фруктов и овощей, в КНР. Так, если за 2017 г. заметно вырос импорт из Узбекистана черешни и маша, то с 2018 г. к ним добавились дыня и гранат.

Согласно официальной статистике, «впервые за три года КНР в начале 2020 г. перестала быть основным направлением экспорта узбекской продукции».

Из-за закрытия границ КНР со всеми соседними государствами, включая страны Центральной Азии, уже в феврале-марте т.г. цены на бананы, например, в Узбекистане упали в среднем на 90%, так как потребители боятся их покупать из опасений, что фрукты прибыли из Китая.

Более того, руководством Узбекистана был отложен на неопределенный срок ряд крупных международных мероприятий, в частности инвестиционный форум, ранее запланированный на март т.г.

Из-за закрытия границ и принятия странами мира жестких мер карантина стремительно сократился поток туристов из и в Узбекистан, где Китай занимал лидирующие позиции.

 Ограничения, введенные двумя странами и вызванные коронавирусной пандемией, повлияли на наблюдаемое в последние месяцы заметное сокращение потока китайских туристов в Узбекистан. Тем более, что в Республике с 2018 г. наблюдался позитивный эффект, в связи с упрощением процедуры выдачи деловых и туристических виз в КНР для узбекских граждан и, особенно, от отмены Ташкентом в январе 2020 г. виз для китайских граждан.

Распространение пандемии, вероятно, существенно замедлит и реализацию многочисленных транспортно-логистических проектов КНР с другими государствами мира не только на двустороннем уровне, но и в формате ОПОП.

Более того высказываются опасения о возникновении рисков, связанных с вероятностью замедления притока китайских инвестиций в экономику Узбекистана и темпов двустороннего товарооборота за период коронавирусной пандемии. Так, по мнению экспертов издания «UzAnalytics», Китай выдвинул инициативу ОПОП, руководствуясь, прежде всего, потребностями внутренней политики, связанными с усилением тенденции замедления темпов экономического роста в КНР за последние 10 лет . Как они полагают, ее реализация, с одной стороны, даст мощный толчок развитию отстающим западным провинциям Китая, а с другой, будет стимулировать рост внутреннего потребления и оптимизацию объема промышленных мощностей в китайской экономике за счет соседних стран.

Многие зарубежные эксперты еще до возникновения глобальной пандемии коронавируса, не могли найти однозначный ответ на вопрос о том, будет ли Китай оспаривать геополитическое доминирование других государств в регионе Центральной Азии в случае успешной реализации инициативы ОПОП. В нынешней ситуации ответить на этот вопрос, как представляется, еще труднее.

Однако, как полагают некоторые аналитики, получение Ташкентом статуса наблюдателя ЕАЭС позволит использовать свое участие в деятельности данной организации для «разумного сокращения темпов стремительно растущей торгово-экономической активности Китая в Узбекистане, и имеющегося у Ташкента и других центральноазиатских участников ЕАЭС “перекоса” товарооборота в пользу КНР». Тем не менее, как полагает российский эксперт по вопросам СНГ А.Суздальцев, «быстрого решения в вопросе интеграции Узбекистана и Евразийского экономического союза ждать в любом случае не стоит».

Заключение

Хотя ограничения из-за коронавирусной пандемии оказывают определенное негативное влияние на текущее состояние узбекско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и гуманитарной сферах, и шире – на отложенный характер отношений двух стран в многостороннем формате, тем не менее правительства и общественность двух стран прикладывают серьезные усилия к минимизации отрицательных последствий данного процесса. Две страны будут продолжать прикладывать серьезные усилия по недопущению резкого снижения объема двустороннего товарооборота, оптимизации структуры узбекско-китайской торговли и возобновлению реализации запланированных совместных проектов.

Более того, с учетом наблюдаемой в последние годы тенденции роста объемов и направлений сотрудничества между отдельными регионами Узбекистана и КНР, выгодным представляется в среднесрочной перспективе сфокусировать внимание на объединении торгово-экономических и гуманитарных усилий. В более длительной перспективе всем государствам Центральной Азии желательно подумать над повышением уровня координации своих подходов и выработкой совместных решений с целью развития ими взаимовыгодного многостороннего сотрудничества в рамках таких международных организаций как ШОС, а также сопряжения партнерства в форматах ЕАЭС и ОПОП.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Си Цзиньпином

02.06.2020 15:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Канатбек Кедейканович Исаев

Исаев Канатбек Кедейканович

депутат от партии "Кыргызстан" в парламенте Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
45%

рост количества погибших в ДТП в Кыргызстане за 10 лет

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31