90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

"Корона", отставки и стрельба на границе: главные события мая в Таджикистане

Корона, отставки и стрельба на границе: главные события мая в Таджикистане

Первый удар пандемии, лечение "чудо-вакциной", отставки чиновников и конфликт с Кыргызстаном - такими событиями запомнился май в Таджикистане

Май 2020-го таджикистанцы не забудут еще долго. Эпидемия, санитарные кордоны на горных перевалах, закрытые магазины, опустевшие улицы - таких пейзажей страна не видела, пожалуй, со времен гражданской войны.

С другой стороны, и мировая эпидемия с сотнями тысяч жертв появляется не каждый год (к счастью для нас всех) и быть полностью готовым к такому просто невозможно.

Но надо сказать, что борьба с поветрием COVID-19 - хотя и самое заметное, однако не единственное важное событие этого месяца.

Карантин без карантина

Коронавирус пришел в Таджикистан ровно к Первомаю. 30 апреля было официально объявлено, что таинственная смертность от пневмонии по всей стране - это не сезонная вспышка привычной болезни, как до последнего надеялись власти, а пандемия, которая все-таки добралась до таджикских границ.

Перемены в жизни страны стали заметны буквально в следующие два дня - если до этого все ограничения носили характер не слишком строгой профилактики, то в мае правительство утвердило полный список жестких карантинных мер, хотя и не объявляло карантин официально.

Детские сады и школы закрыли до 18 августа, в вузах прекратили занятия, а учащимся автоматом проставили оценки за экзамены.

Были прекращены все спортивные мероприятия, в Душанбе до 15 июня были закрыты все крупные рынки, торговые центры, кинотеатры, большинство кафе и заведений общепита, парикмахерские и салоны связи, что сильно ударило по кошельку работавших там граждан и основательно подкосило малый бизнес.

Пандемия также повлияла на жизнь верующих мусульман, и не только в плане сурового напоминания о неотвратимости смерти и мимолетности жизни перед лицом Аллаха.

В стране отменили традиционные коллективные намазы и закрыли мечети. Временно запрещен был и традиционный ритуал погребения, так как одними из первых погибших от COVID-19 были люди, занятые в похоронном бизнесе или участвовавшие в омовении тела.

На дорогах между регионами установили санитарные посты, а жители некоторых сел, не дожидаясь команды сверху, сами ограничили въезд на свою территорию.

Однако карантинные меры на первоначальном этапе не дали ожидаемых результатов и, кажется, даже наоборот - уже через три дня после первого официально подтвержденного диагноза счет заболевших пошел на сотни, а к середине мая Таджикистан вышел на первое место среди республик Центральной Азии по смертности от коронавируса (не считая Туркменистана и Афганистана).

Проблема усугублялась тем, что меры по подготовке системы здравоохранения к надвигающейся эпидемии оказались все же недостаточны.

Врачи в больницах остро нуждались не только в ИВЛ, которых не хватало во многих странах, но и банально в средствах защиты. Первые две-три недели медики даже готовы были покупать их за собственные деньги, но просто не знали где.

Сейчас, благодаря наращиванию собственного производства и гуманитарной помощи из-за рубежа, эту проблему удалось отчасти решить, но дефицит средств защиты все еще ощущается.

Вопрос нехватки мест в больницах удалось решить довольно быстро за счет развертывания мобильных госпиталей. Так, на территории столичного стадиона "Бофанда" быстро оборудовали временную больницу из 120 контейнеров-палат, в каждом из которых размещается по четыре человека.

В итоге принятые меры кое-как позволили сдержать коронавирус и к началу июня в Таджикистане уже наблюдается позитивная динамика - число выздоровевших превышает число заболевших, которое постепенно снижается. На 2 июня этот показатель составил 128 к 87.

Вирус отправляет в отставку

Что касается ответственных лиц и чиновников, то здесь эпидемия COVID-19 подкосила даже тех, кто вовсе не болел.

На фоне резкого роста заболеваемости и смертности своего поста лишился министр здравоохранения республики Насим Олимзода. Одни считают, что чиновника сделали "козлом отпущения", другие уверены - министр реально не справлялся со своими обязанностями и получил по заслугам.

В любом случае Олимзода ушел в отставку с привычной формулировкой: "в связи с переходом на другую работу", за ним последовал его пресс-секретарь, а новым главой ведомства стал Джамолиддин Абдуллозода.

Кадровые перестановки затронули и отделение ВОЗ. У постоянного представителя организации в Таджикистане Галины Перфильевой закончился контракт, а на ее место назначили Бахтыгуль Каррыеву, ранее работавшую в офисе регионального директора Европейского бюро ВОЗ.

К таджикскому представительству с самого начала эпидемии было много вопросов – от международной организации ждали большей открытости, чем от официальных властей, особенно касательно высокой смертности от пневмонии в марте. Однако ВОЗ, вместо того чтобы подробно рассказать о ситуации в стране, заняла выжидательную позицию, фактически сухо повторяя версию Минздрава РТ.

Все закончилось визитом в страну отдельной миссии ВОЗ во главе с Патриком О'Коннором, который заявил, что стране нужно подготовиться к худшему сценарию по заболеваемости коронавирусом, делать как можно больше тестов среди населения, дабы иметь полную картину распространения COVID-19.

Самым удивительным примером взлетов и падений на волне пандемии стала история "чудо-лекарства" от Кобилчона Гиёева, главврача Раштской центральной больницы.

После заражения COVID-19 и ухудшения состояния врач пошел на отчаянный шаг, опробовав на себе ветеринарное лекарство от пневмонии для крупного рогатого скота. По словам медика, раствор пенициллин-стрептомицина (прокаинамида) поставил его на ноги.

Излечившись сам, Гиёев утверждал, что исцелил таким же образом еще 300 человек. В отсутствие других надежных вакцин "коровий метод" привлек такое внимание, что врача даже пригласили для лечения пациентов в Душанбе.

Однако метод раштского главврача, которого изрядно критиковали за дилетантизм и поверхностный подход коллеги из России и Таджикистана, похоже не оценили в высоких кабинетах: 31 мая Гиёева уволили после жалобы председателя Раштского района в Минздрав.

Старая ссора на новый лад

К сожалению, общая беда не смогла примерить людей по обе стороны таджикско-кыргызский границы. Вместо того чтобы рассадить людей по домам, эпидемия коронавируса словно неизвестным образом подлила масла в огонь приграничного конфликта.

Все началось 8 мая, когда на границе Кыргызстана и Таджикистана произошел очередной спор из-за участка земли площадью в 50 соток. Словесная перепалка быстро переросла в драку с использованием камней. Затем с кыргызской стороны был совершен выстрел из охотничьего ружья, ранивший двух человек.

После чего, по версии представителей Кыргызстана, таджикские пограничники открыли огонь из минометов. Неизвестно, действительно ли имел место минометный обстрел (в таком случае количество жертв было бы несложно установить, а на сей счет ГКНБ КР до сих пор молчит), но данный инцидент стал отправной точкой для нового витка насилия.

Дальше последовал обмен дипломатическими нотами, очередные столкновения, перестрелки пограничников и временное закрытие КПП на таджикско-кыргызской границе.

Сейчас стороны пытаются решить все дипломатическим путем, но, судя по частоте конфликтов, пока не слишком успешно.

Что любопытно - ровно в это же время конфликт вспыхнул и на кыргызско-узбекской границе, где стороны опять закидали друг друга камнями.

Другая новость в сфере безопасности касается обновленного списка лиц, связанных с терроризмом. 

После обнародования документа Нацбанком РТ выяснилось, что общее количество физических лиц и организаций, подозреваемых в связях с террористами и экстремистами, выросло за последний год почти в два раза. Если год назад в списке значилось 1 356 человек, то в настоящее время - 2 647 человек.

Помимо международных группировок "Аль-Каиды", " Талибана", "Исламского движения Узбекистана", "Исламского государства"*, в списке ожидаемо оказались и таджикские оппозиционные организации, которые власти республики считают террористическими. Конкретно -  "Партия исламского возрождения Таджикистана", "Свободный Таджикистан", "Группа 24".

Но главное - Нацбанк впервые включил в этот черный список трех неформальных лидеров Горно-Бадахшанской автономной области.

* Террористические группировки, запрещены в России и Таджикистане.



 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Джоомарт Каипович Оторбаев

Оторбаев Джоомарт Каипович

экс- премьер-министр Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 1,38 млн

жителей Казахской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31