90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Шофера любил как сына, экс-мэра Бишкека спас от тюрьмы. Что рассказал сын Атамбаева в большом интервью

06.06.2020 12:00

Политика

Шофера любил как сына, экс-мэра Бишкека спас от тюрьмы. Что рассказал сын Атамбаева в большом интервью

У бывшего президента Алмазбека Атамбаева много детей. Во время его президентства на слуху была дочь-художница Алия Шагиева, сейчас чаще сыновья Сеид и Кадыр, которые видят себя политиками. Эти сыновья стали одной из причин раскола в числе сторонников Атамбаева и, если верить депутатке Ирине Карамушкиной, намерены участвовать в выборах.

Но есть у бывшего президента еще один сын — Сейтек. Он не участвует в жизни партии отца и не находится на виду у всех, но периодически рассказывает о сторонниках отца — и критикует их. Сейтек дал большое интервью журналистке Майраш Базлакуновой, рассказав о «любимцах» отца, в том числе о тех, кто отвернулся от бывшего главы государства, стоило ему оказаться не у власти.

Мы послушали и перевели это интервью.

Об отце

 Ему уже за 60, а в тюрьме слабеют даже огромные молодые ребята с комплекцией быков. Скажем, состояние здоровья у него среднее.

Я ни разу не посещал отца. Не буду врать, что ходил. Этому есть свои личные причины. Не то, чтобы у меня не было возможности. Но я передаю ему продукты.

Это не из-за обиды. Я вообще по природе не обижаюсь на людей. У русских есть пословица «На обиженных воду возят». Я — мужчина, я не обижаюсь.

Бывают несогласие, спорные моменты, разногласия. Как я и писал в своем посте, на это повлияли его водители, телохранители. Его приближенные наговаривали на меня ему, даже сейчас есть среди них люди, которые не любят меня.

Мы не часто с ним встречались. Только на семейных мероприятиях и праздниках.

Честно говоря, его любимым сыном был его шофер — Икрамжан Илмиянов.

Он провел с ним большую часть своего времени. А я в меру своих сил пытался улучить удобный момент, чтобы донести до него то, что происходит в политике.

Иногда он отшучивался, иногда ругал, исходя из настроения. Он спрашивал «Что ты знаешь? Ты там работал?». И так как ты действительно не работал там, остается только кивать головой и соглашаться.

У отца резкий характер. Он очень упрямый и легко не подчиняется. По моему мнению, эти качества приводят и к хорошим вещам, и к плохим. Иногда в жизни и политике надо контролировать свое упрямство. Нельзя быть слишком упертым. Упрямству есть границы.

Конечно, я не могу учить его чему-либо. Он намного старше и умнее меня.

Об окружении отца

                                Иса Омуркулов и Алмазбек Атамбаев

Не буду называть по имени, но самый влиятельный его друг — это лидер его фракции [Иса Омуркулов]. Сколько он ему помогал, спас его от тюрьмы. А я прочитал недавно, что он заявляет о том, что подвергался гонениям во времена Атамбаева.

И тогда думаешь: «Какие гонения? Он, наоборот, вытащил тебя из тюрьмы, когда твои дела во время работы в мэрии, выплыли наружу». 

У отца есть еще один «родной» сын Раис Атамбаев [Бектемиров] — сын Раисы Атамбаевой [от первого брака]. Уже в 2015 году он сидел на свадьбе Раиса в резиденции в качестве посаженного отца. Посаженным отцом не назначают чужого человека. Все, что он говорит — ложь.

У отца есть еще один друг — Туйгунаалы Абдраимов. Я его очень хорошо знаю. Он был тем, на кого больше всего наговаривал шофер Икрамжан. Только и делал, что клеветал на него, что он такой-сякой, уселся в ЦИК и т.д.

Говорят, «капля камень точит». Если каждый день ему в уши вливают, то это влияет на его характер, появляются плохие мысли о тебе.

А сейчас я слышу из соцсетей, как и остальные люди, его мнение уже поменялось.

                              Икрам Илмиянов и Атамбаев

Самым доверенным человеком был шофер Икрамжан. Болот Суюмбаев, Фарид Ниязов, Сапар [Исаков] и Албек [Ибраимов] уже потом идут, на вторых ролях.

Они стали высокомерными, чувствовали себя ханами.


Так как один он не мог ничего сделать, ему нужны были доверенные люди. Надо кому-то довериться, раз работаешь на таком уровне.

Отец основал парламент вместе с шофером, точнее основную массу парламента основал Икрамжан, сын Сатара.

Он привел в него депутатов, согласно своему уровню.


Когда собирался парламент, Икрамжан уже стал советником отца и сидел в бункере в Медиа Форуме. Все туда и приходили, все лидеры партий.

Абдиль Сегизбаев просто сидел. Он раздавал квартиры сотрудникам ГКНБ, разрезал ленты, но не принимал никаких решений. Все решал человек по имени Боке, его еще называли «Сары Болот». [Болот Суюмбаев].

В каждой стране такое есть. Например, в России вокруг Владимира Путина есть несколько центров принятия решений. И все стремятся поближе к нему, к «телу», чтобы параллельно закончить свои дела. У моего отца было так же.

Сейчас люди Сапара Исакова сидят в парламенте, правительстве, в очень жирных местах. МИД весь состоит из людей Исакова. Пусть они ходят к нему, посылки передают. А я с ним и не общался.

Водитель плохо относился к Ирине Карамушкиной, Рыскелди Момбекову. Не подпускал за пушечный выстрел. Он их даже за людей не считал, а они сейчас рядом, помогают.


А другие депутатки хотя бы не клевещут на отца. Жылдыз Мусабекова, Альфия Смагулина из СДПК, Карамат Орозова, Чолпон Джакупова, редакторка Kaktus.Media Дина Маслова. Для них честь и достоинство — это не пустой звук.

О Сооронбае Жээнбекове

Сейчас у президента тоже тяжелая работа. Он сам принимает все решения. А когда его срок подойдет к концу, вся ответственность ляжет на его шею.


Потом все встанут в сторонку и скажут: «Это все ты». Я же вижу судьбу отца, это же история.


Дружба отца и Жээнбекова началась в 1995 году, когда парламент состоял из двух частей — Собрания народных представителей и законодательной палаты. Они были избраны депутатами и подружились.

Не только они, там еще были Туйгунаалы и «тот человек», имя которого я даже не хочу называть [Иса Омуркулов]. Там они вчетвером и подружились.

В 1999 году Аскар Акаев вручил отцу медаль «Даңк». Никогда не забуду этот день. Как все они сидели дома у отца. Тогда Алмаз Шаршенович жил ниже парка Панфилова. Там были три дома «Уч кудук», которые были построены для высокопоставленных чиновников во время советского союза.

Отец жил на первом этаже в одном из этих домов, в четырех или пятикомнатной квартире. И он «обмывал» [праздновал] эту медаль «Даңк» там. А я, маленький птенец, бегал, помогал ему, наливал воду для рук всем.

Политика есть политика. Сегодня враг — завтра друг. Если завтра же Сооронбай Шарипович и отец наладят отношения и снова станут друзьями, можете не удивляться.

Я верю, что это возможно ради государства, а не личных целей. В политике нет дружбы.

Я не виделся с Сооронбаем Шариповичем уже полтора года. У нас с ним с давних пор уважительные отношения. Мне нравилась вежливость, отношение Сооронбая Шариповича и Туйгуналы Дуйшеналиевича.

Потому что я видел стольких людей, приходивших к отцу в Арашан, начиная от почившего Чынгыза Айтматова, заканчивая Султаном Раевым.

А мы служили там, встречая гостей, кипятили чай на самоварах, коптили бараньи головы. Часто наши руки по локоть были в саже. И когда мы выходили на встречу гостям, они показывали разное отношение. Кто-то смотрел на нас с отвращением, кто-то свысока.

А Туйгуналы Абдраимов и Сооронбай Шарипович подходили и здоровались, несмотря на наши руки, спрашивали как у нас дела.

Сейчас еще рано давать оценку его президентству. Три года — это не шесть лет. Другой вопрос, как его кадры ведут дела президента. Все мы видим критику, дело по частотам, КТ Мобайлу. Все это напрямую идет на Сооронбая Шариповича, а не самих людей.

Об имуществе отца

До 2005 года отец не работал ни на одной госслужбе. Он участвовал в приватизации, как и все остальные.

Вот, сейчас выходят же лаборанты Акаева [депутат Кубанычбек Жумалиев], которые участвовали в приватизации, будучи на большом посту в правительстве.

«Автомаш радиатор» работает до сих пор. Он не принадлежит отцу, он нашел инвестора и продал ему свои акции.

Отец начал бизнес со своими партнерами незадолго до распада СССР во времена информационного голода, когда не было интернета и все читали книги. Он накопил свой первый капитал, издавая и продавая книги.

Акаев отнял у него два завода — «Агромаш» и «Электротехник».

Завод за чулочной фабрикой на пересечении Чуй и Алматинской тоже принадлежал отцу. Завод через дорогу от этого отняли Акаевы. Также они забрали у него два пансионата в 2001 году.

Все приезжали в Арашан: «Алмаз, дай денег, я хочу выпустить книгу». И не только творческие люди. Конечно, расписок нет, и сейчас ничего не докажешь.

Он всем давал средства, начиная от избранного людьми президента, заканчивая лидером фракции СДПК. Не говоря уже о телохранителях и водителях.

Он каждому купил по дому. До президентства.

Рядом с Медиа Форумом у отца есть еще один офис, в котором он сидел до президентства. Его все называли «бункер» из-за того, что там были предусмотрены все меры безопасности.

Сначала там сидел отец, после него туда засел его водитель. Вы бы видели, какие высокопоставленные люди собирались там и сидели, ожидая, когда их примет водитель. Сооронбай Жээнбеков сидел там недолго, когда баллотировался в президенты.

О штурме и политике

Надежда умирает последней. Раз мы живем в этом государстве, мы же не можем обратиться в другие правоохранительные органы. Мой отец сам сделал свой вклад в эти органы, в судебную систему, в ГКНБ, в МВД. Я верю, что будет принято справедливое решение.

Решение никогда не примется, если будут только две стороны: те, кто связан с кой-ташскими событиями и государство.

Все покажет только история, время. Никто не знает, что и как было на самом деле.

Я пытался предупредить отца о надвигающихся событиях, но меня не пропустили к нему его приближенные.

Хочу поблагодарить Чолпон Джакупову, Омурбека Суваналиева. Мой отец назвал его грязным словом, но он ничего плохого про него не сказал. Это была одна из ошибок отца. Сколько он обвинял журналистов через Генпрокуратуру. 

[Кримавторитет] Рыспек Акматбаев говорил: «Политики такие бессовестные. Что там с ними сидеть». Больше половины политиков бесстыжие, люди легкого поведения, прыгающие из одной партии в другую. Политические проститутки. Не все, но большинство.

Я никогда не был членом СДПК, и не хочу становиться. И я этим горжусь. Пока не могу сказать точно, пойду ли я в политику. Вероятность 50/50. Хочется сделать что-нибудь хорошее для своего народа. На протяжении 30 лет у власти находятся одни и те же люди. Политике нужна молодая кровь.

Отец тоже в рядах старых, было бы лучше, если бы СДПК, все ушли. Но я не могу сказать, что все старые политики плохие. Надо молодым и старым работать вместе — объединить мудрость и опыт старых и энергию и чистоту молодых людей.

[О политической карьере братьев] Почему бы и нет? Правильно. Все туда идут. Сейчас в политике все, кто по 30 лет воровал, учат народ жизни. А они не работали ни на какой госслужбе, депутатами не были.

Есть у них потенциал или нет, покажет время.


О семье 

                          Сейтек Атамбаев

До 11 лет я вырос у родителей отца. Родился в Москве, потом мама оставила меня в годовалом возрасте у бабушки с дедушкой. Когда мне исполнилось 11, мои родители развелись, и мама забрала меня.

И 4-5 лет я не виделся с дедушкой, который скучал по мне. Меня воспитали дедушка и мама. А отец все время работал, я его почти и не видел. Не могу сказать, что он воспитывал меня. После развода я не видел отца 4-5 лет, а когда встретился снова, был уже большим, подростком 14-15 лет.

У него была уже другая семья. У меня с ними уважительные отношения, видимся на семейных мероприятиях. Я близок со своим братом и двумя сестренками-близняшками.

Мусульмане говорят: «Все, что у тебя есть — это твоего отца». Я благодарен отцу. Он построил мне дом, отдал бизнес. И мы стараемся не растерять все, а хорошо повести дела.

Кыргызы говорят: «Сила птицы в когтях, мужчины — в статусе». У меня, как такового положения и не было. Был статус сына президента, но я же не находился с ним 24 часа. Если бы моя мама была еще с ним, может, все было бы по-другому.

В последний раз, когда я видел его перед заключением, мы с ним немного поспорили. Ну, такое бывает между отцом и сыном.

Я молюсь, чтобы два друга помирились.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

06.06.2020 12:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Бектур Жантороевич Асанов

Асанов Бектур Жантороевич

лидер партии "Эгемен Кыргызстан"

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

33

года - средний возраст женщин в Казахстане

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31