90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан. Чем чревато принятие закона «О манипуляциях информацией»

25.06.2020 15:00

Политика

Кыргызстан. Чем чревато принятие закона «О манипуляциях информацией»

Подрыв свободы мнений и трата миллионов из бюджета. 

Общественный фонд «Гражданская инициатива интернет-политики» (ОФ ГИИП) подготовил разбор законопроекта «О манипулировании информацией», который инициировала депутатка Гульшат Асылбаева.

В справке-обосновании к проекту закона авторы часто ссылаются на опыт подобного регулирования в других странах. Кроме того, одна из инициаторов законопроекта, депутатка Айнура Осмонова тоже привела в пример модель зарубежных стран в борьбе с фейками в социальных сетях.

«Даже в Америке есть борьба с фейками. Я там проучилась десять дней в прошлом году. Наркокартели продавали наркотики через фейковые аккаунты», — сказала она на общественном слушании.

Однако, в своем заключении ГИИП отмечает, что все примеры, приведенные авторами, «относятся либо к неудачным инициативам регулирования онлайн пространства, противоречащим международному праву и стандартам в отношении прав человека в цифровую эпоху, либо – к неисполнимым и неработающим механизмам, существенно затрудняющим деятельность онлайн-сервисов и сужающим цифровые свободы пользователей».

Пример Германии

Авторы законопроекта ссылаются на пример Германии, где недавно был принят закон «NetzDG» о мерах в отношении социальных сетей. Однако, авторами не упоминается резкая критика, которой он подвергся.

В ГИИП отметили, что в Германии против нового закона еще на стадии подготовки выступали многие организации, занимающиеся вопросами прав человека и свободы СМИ. Например, коалиция Global Network Initiate, выступающая за свободу мнений и уважение частной жизни в интернете, заявляла, что закон будет передавать решения о свободе слова «на аутсорсинг» частным компаниям.

Кроме того, группа из шести неправительственных и отраслевых объединений в открытом письме 8 еврокомиссарам предупреждала о том, что закон будет иметь негативные последствия, заставляя администраторов удалять контент по первому обращению.

Британская правозащитная организация Article 19 опубликовала юридический анализ, в котором отмечается, что закон является «серьезным подрывом свободы выражения мнений в Германии и уже служит опасным примером для других стран». В международной организации «Репортеры без границ» назвали инициативу «постыдной». Швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung в апреле 2018 года опубликовала колонку журналиста Эрика Гуйера с заголовком «Германия — республика цензуры».

Международная организация Human Rights Watch заявила, что закон нарушает обязательства Германии в области соблюдения свободы слова.

Во-первых, ответственность за оценку высказываний третьих сторон возлагается на администрацию соцсетей. При этом она поставлена в условия, когда ей проще и выгоднее удалить сомнительный контент, чем анализировать его, потому что время на вынесение решения также ограничивается законопроектом.

«Однозначно квалифицировать сомнительные высказывания не всегда способен даже суд, поскольку это требует учета нюансов контекста, культуры и права», – отметили в HRW.

Кроме того, закон не предусматривает ни судебного контроля, ни судебной защиты на тот случай, если администрация соцсети нарушит право человека на свободу слова или на доступ к информации.

«Такая ситуация чревата превращением крупных сетевых платформ в “неподконтрольные зоны”, где правительство может чужими руками осуществлять цензуру без надзора со стороны судебной власти», – заключили в HRW.

Пример Великобритании

Согласно анализу ГИИП, приведенный в справке-обоснования пример Великобритании также не доказывает необходимость принятия этого законопроекта в Кыргызстане.

Во-первых, предложение Online Harms, на которое ссылаются авторы, не является законопроектом, а представляет из себя концептуальный документ. Он был разработан правительством Великобритании как план создания «системы подотчетности и надзора для технологических компаний», в котором были прописаны некоторые меры по онлайн-безопасности.

Во-вторых, этот документ также был раскритикован ведущими цифровыми правозащитными организациями, например, Open Rights Group и Electronic Frontier Foundation.

Пример России

В своем заключении «Гражданская инициатива интернет-политики» заявляет, что механизмы для «борьбы с фейками» в кыргызском законопроекте очень похожи на федеральный закон России «Об ответственности за оскорбление власти и госсимволов». Он позволяет блокировать сайты без решения суда и взыскать с нарушителя штраф до 300 000 рублей.

«Репрессивные законы об оскорблении и фейках, серьезно сужающие свободное пространство для критики и творчества, получили множество негативных заключений как от правозащитных и общественных организаций, так и от ряда государственных органов, в том числе и Генпрокуратуры, на которую была возложена обязанность по мониторингу и принятию решений о блокировке веб-ресурсов за оскорбление представителей власти», – заявляет ГИИП в своем анализе.

По данным общественного фонда, тогда в российской Генпрокуратуре отметили, что из-за формулировок в законопроектах принятие решений невозможно будет без проведения лингвистических экспертиз. Кроме того, в обоих законах нет достаточных критериев для блокировки сайтов без суда.

«Это также может повлечь, с нашей точки зрения, необоснованное ограничение конституционных прав граждан на свободное распространение информации», – отметили в ведомстве.

Уже через 3 месяца после вступления закона в силу, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков признал, что наблюдаются перегибы в применении закона, так как он стал причиной множественных злоупотреблений. По данным ГИИП, тогда множество региональных чиновников использовали его против активистов и пользователей, критикующих их деятельность и качество управления.

Ответственность за нарушение этого закона распространялась как на юридических, так и на физических лиц – вне зависимости от наличия или отсутствия лицензии СМИ.

При этом, обычному пользователю тяжело определять подлинность либо фейковость информации из-за отсутствия навыков работы с ней. Пользователь может распространить полученную новость по незнанию, добросовестному заблуждению либо в результате намеренного обмана.

«В отсутствие разумных критериев оценки информации, под действие закона могут попадать карикатурные, юмористические, художественные материалы, широко распространяемые в интернете. Удаление таких материалов под угрозой применения санкций, влечет серьезное ограничение свободы слова и свободы самовыражения в Кыргызстане», – отметили в ГИИП.

Закон Яровой

В своем анализе общественный фонд подчеркнул, что статья 7 законопроекта копирует положение российского пакета антитеррористических поправок, более известного в России как «Закон Яровой». Против его принятия выступали правозащитники, операторы связи, российское интернет-сообщество.

В 2018 году на сессии Совета по правам человека ООН был представлен доклад о давлении на интернет со стороны России. Правозащитники из 52 российских и международных организаций заявили об угрозе для свободы интернета и распространения информации под видом борьбы с терроризмом.

В докладе среди наиболее очевидных примеров нарушения прав человека были перечислены:

  • «Закон Яровой», требующий, чтобы все интернет-провайдеры и владельцы онлайн-платформ хранили все голосовые и текстовые сообщения в течение шести месяцев и предоставляли к ним доступ органам безопасности в отсутствие решения суда;
  • блокировка Telegram за отказ предоставить ФСБ России ключи шифрования и сопутствующая блокировка около 20 млн IP-адресов;
  • постоянно расширяющиеся законы и хаотичные практики по ограничению доступа к онлайн-ресурсам по различным основаниям.

Пока «Закон Яровой» не применяется в России в полной мере, потому что отсутствует методика хранения данных и оборудование, которое могло бы позволить долго хранить такие объемы пользовательского трафика.

Сейчас операторов связи обязали хранить весь интернет-трафик в течение месяца. Каждый год этот срок будет увеличиваться на 15% в течение пяти лет. Операторы связи оценили возможные затраты от 2,2 до 4 триллионов рублей — сумму, которая превышает их прибыль и отчисляемые налоги. Кроме того, некоторые эксперты заявили, что сумма может дойти до 10, а то и больше триллионов рублей.

Согласно анализу ГИИП, реализация таких требований к местным провайдерам в Кыргызстане потребует значительных финансовых затрат. При этом, авторы законопроекта не раскрывают из каких источников должны быть реализованы такие расходы.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) заявил, что требования властей в рамках «пакета Яровой» приведут к росту тарифов на связь до 90%. После принятия закона в Кыргызстане неминуемо подорожают услуги связи, так как придется покрыть расходы операторов на приобретение и обслуживание дорогостоящего оборудования.

Согласно статье 29 Конституции Кыргызстана, каждый имеет право на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных, электронных и иных сообщений. Ограничить эти права можно только на основании судебного акта – необходимо либо регулярное возбуждение уголовных дел в отношении всех жителей страны, либо введение режима контртеррористической операции на всей территории на неопределенный период времени.

Статья 6 законопроекта устанавливает порядок, основания и обязанности ограничения доступа к сайтам в интернете. При этом авторы не учитывают опыт других стран, в том числе России. Там Роскомнадзор занимается блокировками уже около 7 лет, а неэффективность блокировок признают сами чиновники Министерства цифрового развития и связи.

«До настоящего времени нет никаких подтверждений того, что блокировка сайтов снижает уровень преступности, детских суицидов, наркопотребления и других негативных социальных явлений, с которыми предлагают бороться указанными методами авторы законопроекта», – отмечают в ГИИП.

В заключении анализа организация отмечает, что законопроект несет в себе «высокое регулирующее воздействие». По мнению ГИИП, он изобилует неточными юридическими формулировками, предлагает неэффективные меры правового регулирования, а также может сильно повлиять на снижение темпов развития интернет-отрасли в Республике.

Интернет-журналистика

В своем анализе «Гражданская инициатива интернет-политики» подчеркнула, что меры, предлагаемые в законопроекте избыточные для регулирования деятельности традиционных СМИ и журналистов.

«Факт-чекинг и получение информации не менее чем от 3-х источников являются важными профессиональными стандартами в деятельности каждого журналиста, исключающими появление фейковых новостей в материалах самих издательств», – отметили в организации.

В ГИИП утверждают, что с недостоверной общественно-значимой информацией гораздо эффективнее бороться «не с помощью штрафов и блокировок, а путем размещения достоверной информации о событиях и фактах, а также открытых данных на официальных веб-порталах органов государственной власти».

Кроме того, такие новости могут сопровождаться ссылками на доказательство подлинности информации из других доверенных источников, а также фото, видео и аудио материалами.

Блокировки контента в интернете

Общественный фонд «Гражданская инициатива интернет-политики» также подготовил обозревательную статью на тему неэффективности блокировок контента в интернете.

В ней ГИИП делает вывод, что несмотря на существующую политическую культуру работы с информацией (когда ее можно было контролировать, ограничивать распространение, единолично формировать контекст для восприятия), в современном мире этот подход не работает.

«Сегодня у государства нет монополии на формирование повестки дня, она также формируется гражданским обществом, СМИ и другими субъектами – фактически всеми, у кого есть мобильный телефон и страница в социальных медиа», – пишет общественный фонд.

Создание госоргана для «мониторинга интернет-контента и действий пользователей» не эффективно и влечет за собой только многомиллиардные расходы из государственного бюджета.

Например, на сайте госзакупок Российской Федерации аппаратно-программный комплекс «Фоб», предназначенный для проведения исследований по материалам экстремистской направленности в интернете, стоит от 578 450 рублей.

Кроме того, Роскомнадзор планирует потратить около 60 млрд руб на новую технологию – DPI (deep packet inspection) для борьбы с запрещенными сайтами и сервисами. При этом российские эксперты из рабочей группы «Связь и IT» при Правительстве РФ оценили реальные расходы на оборудование в 134 млрд рублей.

Как утверждает ГИИП, скорее всего, даже с использованием оборудования работа такого ведомства все равно сведется к блокировкам контента.

«На сегодняшний день Кыргызская Республика – единственная страна в Центральной Азии, в которой ограничение на распространение контента в сети возможно только на основании решения суда, что соответствует лучшей европейской и общемировой практике», – отмечает организация.

Согласно материалу ГИИП, любые блокировки не эффективны в борьбе с вредным контентом. Например, они не работают в ситуации с социальными сетями, так как невозможно заблокировать отдельную страницу пользователя в фейсбуке или «Одноклассниках» – в этом случае придется блокировать ВСЮ социальную сеть.

Также невозможно прицельно блокировать некоторые сервисы, так как их IP-адреса размещены на ресурсах крупных компаний. Например, в случае блокировки Youtube могут перестать работать Google Mail, Google Drive и другие сервисы компании GOOGLE, имеющие одинаковые IP-адреса для всего контента.

Блокировки требуют не только социальных и политических, но и экономических издержек. Финансовые затраты на них могут исчисляться миллионами долларов за 1 день.

Специалисты сети международных консалтинговых компаний Deloitte подсчитали, что государство со средним уровнем проникновения интернета может потерять не менее 1,9% своего ежедневного ВВП за каждый день отключения интернета. Для стран с уровнем проникновения интернета ниже среднего такие потери составляют около 1% от ежедневного ВВП, а для стран низким уровнем – порядка 0,4% — до 500 тысяч долларов в день.

По сообщению ГИИП, при попытке заблокировать Telegram, Роскомнадзор пытался заблокировать около 20 миллионов сетевых адресов.

«В результате под удар попали крупнейшие провайдеры облачных услуг, включая Google, Amazon, Microsoft. Недоступными оказались почти полмиллиона доменных имён в зонах .ru, .su и рф. Проблемы с доступом испытывали десятки российских медиа, онлайн-сервисы по бронированию авиабилетов, системы SmartTV, фитнес-трекеры, интернет-магазины, многие популярные онлайн-игры, сервисы безналичной оплаты и сайты, использующие reCAPTCHA от Google», – сообщает общественный фонд.

Блокировки легко обходятся с помощью VPN – в сети огромное количество «инструкций» по использованию этой технологии. Таким образом создается «иллюзия» работы правоохранительных органов, поскольку противоправный контент все равно остается в сети. Он также может уйти в «глубокий», не индексированный web, где его практически невозможно выявить и бороться с распространителями.

Все крупные «держатели контента» имеют внутренние политики по удалению противоправного контента (сцены убийств, детская порнография). Есть возможность обращения для удаления таких материалов, которая не требует применения специальных технических средств.

Принимать превентивные меры, чтобы не стать жертвами фейков или дезинформации необходимо не только журналистам, но и самим госорганам. В 2015 году распоряжением Правительства Кыргызстана была утверждена Инструкция о порядке и механизмах координации и взаимодействия госорганов по информированию населения в период чрезвычайных и кризисных ситуаций.

Эта инструкция нужна для единого, согласованного взаимодействия между чиновниками разного ранга по информированию населения о прогнозируемых и произошедших чрезвычайных и кризисных ситуациях. В ней указаны способы информирования и способы избежания эскалации слухов.

«Полагаем, что ее надлежащее исполнение также является способов противодействия слухам и фейкам», – заключили в ГИИП.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

25.06.2020 15:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Абдыманап Орозбаевич Кутушев

Кутушев Абдыманап Орозбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
2 029 945

граждан Узбекистана находятся на территории России

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31