90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан. Карантин 2.0: спасительный шаг или «вредительская политика»?

Казахстан. Карантин 2.0: спасительный шаг или «вредительская политика»?

Резкий рост числа заразившихся коронавирусом вновь поставил Казахстан перед сложным выбором, и руководство страны задумалось о повторном введении жесткого карантина. Окажется ли эта мера для нас спасительной или же станет шагом в пропасть?

Перспектива снова оказаться «под замком» более чем реальна. Позавчера президент Касым-Жомарт Токаев, выступая на совещании по мерам противодействия распространению коронавирусной инфекции, прямо сказал, что «система госуправления на центральном и местном уровне не подготовилась к эффективному функционированию вне режима ЧП», и поручил в двухдневный срок «проработать и внести предложения по вопросу введения жёсткого карантина, аналогичного тому, который действовал в марте-мае текущего года».

И, учитывая презентованные вчера Министерством здравоохранения устрашающие сценарии развития эпидемиологической ситуации, с большой долей вероятности можно предположить, что казахстанцев опять ждут «нелегкие времена». Которые продлятся, как минимум, весь предстоящий месяц, в течение которого, как рассчитывают в ведомстве, ситуацию удастся взять под контроль, удержав рост числа новых зараженных в пределах 2,5 тысячи случаев в сутки. Иначе уже к концу августа COVID-19 будет диагностироваться у 27 тысяч казахстанцев ежедневно, чего отечественная система здравоохранения по понятным причинам выдержать неспособна и что приведет к самому настоящему коллапсу.

Логика такого шага вполне понятна. Но насколько он оправдан и адекватен нынешним реалиям? А реалии эти таковы, что Казахстан, как, собственно, и многие другие страны мира, оказавшиеся в аналогичном положении, не может позволить себе «роскошь» уйти на целый месяц в жесткую изоляцию – содержимое бюджетного кошелька не дает возможности компенсировать издержки, вызванные локдауном. Да и опыт, полученный нами весной, мягко говоря, намекает на бессмысленность таких действий.

Страны, вводившие жесткие ограничения, выигрывали время, чтобы подготовить свои системы здравоохранения к беде. Наши же чиновники, поставив жизнь «на паузу», откровенно «прозаседались» и «заигрались» в статистику. Это признал и глава государства, «наградив» особо отличившихся подчиненных выговорами и предупреждениями. Есть ли гарантия, что новый блин снова не выйдет комом? Увы, ее нет. Скорее, наоборот. И очередные 10 шагов в борьбе с COVID-19, презентованные намедни Минздравом, - лишнее тому подтверждение, поскольку они демонстрируют очевидную оторванность от реальности, в которой живет народ, вынужденно уверовавший в силу адраспана и парацетамола.  

Что делать, где искать «золотую середину» и к каким последствием приведет возвращение к суровым карантинным мерам? Попытаемся разобраться в этом вместе с аналитиком Wall Street Invest Partners Данияром Джумекеновым.

На грани экономической катастрофы: выход – в частичных локдаунах

- Казахстан вновь оказался на пороге жесткого карантина. Чем это нам грозит?

- В первую очередь стоит отметить главный момент - возврат к полноценному карантину будет идти вразрез со сложившейся мировой тенденцией. Правительства получили крайне неприятный опыт, связанный с введением ограничительных мер, - вследствие таких шагов был полностью уничтожен экономический прогресс последних лет. И возобновлять очевидно вредительскую политику сейчас вряд ли кто решится.

-А как же быть со здоровьем и сохранением жизней казахстанцев? Министр здравоохранения Алексей Цой рисует отнюдь не радужную картину: по его словам, если не вводить жесткие ограничения, то уже к концу августа ежедневно будет регистрироваться порядка 27 тысяч заболевших, а госпитализация потребуется 300 тысячам казахстанцев…

- Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте посмотрим на примеры Индии и США. В Индии после непродолжительной принудительной изоляции было принято решение снять ограничения и возобновить работу бизнеса. Сейчас в этой стране с населением, превышающим 1,3 миллиарда, и плотностью в 360 человек на квадратный километр, каждый день регистрируется порядка 19 тысяч новых инфицированных. В США с куда меньшим населением (порядка 310 миллионов) и плотностью в 35 человек на квадратный километр ситуация куда печальнее: ежедневно заболевают в среднем 25 тысяч.

Если исходить из этого, то совершенно непонятно, откуда у нашего Минздрава появилась уверенность в том, что в малонаселенном Казахстане в принципе возможен сценарий с 27 тысячами инфицированных людей ежедневно, причем требующих госпитализации? Да даже в Нидерландах, которые гораздо меньше по размеру, чем Казахстан, но имеют схожее количество населения, за все время эпидемии заболели лишь 50 тысяч человек.

- По-вашему, стоит «отпустить ситуацию» и просто ждать, куда нас вынесет волна пандемии?

- Пример Швеции с 67 тысячами заболевших демонстрирует, что для борьбы с пандемией вполне достаточно соблюдения базовых санитарных норм и отмены крупных массовых мероприятий, тогда как весь остальной бизнес может работать без каких-либо ограничений. Для Казахстана разумнее всего было бы применить опыт США и ряда других стран по части частичных локдаунов, которые вводятся лишь в проблемных регионах, а также усилить надзор за выполнением норм, связанных с дистанцированием и ношением масок. Повторное же закрытие страны неизбежно приведет к экономической катастрофе, последствия которой будут наблюдаться в течение следующих пяти-десяти лет.

Метод «мягкой силы», или Почему не стоит ждать усиления господдержки?

- Каковы ваши прогнозы? Как вы оцениваете перспективы падения ВВП и доходов граждан? Каковы ожидания по уровню инфляции, росту безработицы?

- Основной нюанс текущего кризиса заключается в том, что после первого карантина население крайне неохотно восстанавливает свою потребительскую активность. В апреле и мае объем внутренней торговли в стране упал примерно на 35 и 25 процентов соответственно, несмотря на довольно быструю отмену ограничений и реализацию отложенного спроса. Даже в США, где власти ввели пособия по безработице размером в две тысячи долларов, потребительская активность все еще ниже привычных уровней.

Как показывает практика, после снятия ограничений ритейл фиксирует рост числа покупателей в первые недели, но как только население удовлетворяет свою потребность в базовых товарах, поток посетителей вновь иссякает. Думаю, банкротства в сегменте малого и среднего бизнеса продолжатся и во втором полугодии: по итогам всего 2020-го число фирм может уменьшиться на 25-30 процентов. Если раньше ожидалось падение ВВП на 4-6 процентов по итогам года, то после нового карантина можно будет смело добавлять к этой цифре еще пару процентов. Если в начале января уровень безработицы составлял 4,8 процента, то к концу года он может достичь 7 процентов, причем даже без новых ограничений.

Объемы международной торговли стали снижаться ещё в 2018-м, что повлияло и на промышленное производство. Разумеется, из-за эпидемии коронавируса ситуация только ухудшилась: в феврале-марте объемы сократились на 7,2 процента, а в апреле рухнули еще на 12,1 процента. Если сравнивать с четвертым кварталом прошлого года, то во втором квартале нынешнего спрос на нефть снизился на 20 процентов, а в третьем и четвертом кварталах он может оказаться ниже на 10 и 5 процентов соответственно. В столь сложных экспортных условиях лишать себя внутренних драйверов роста было бы совершенно неразумно.

- Но для их развития нужно формировать резервы, а возможности бюджета, даже с учетом траншей из Нацфонда, весьма ограничены. Есть ли тут повод для оптимизма?

- Понятно, что в условиях, когда налоговые поступления сокращаются, денег на новые стимулирующие меры может не найтись, но у Казахстана есть еще, как минимум, один инструмент - процентная ставка. Стоимость фондирования все еще держится на крайне высоком уровне в 9,5 процента. В других развивающихся странах, в том числе и тех, где финансовая ситуация хуже настолько, что их правительства вынуждены привлекать помощь МВФ и Всемирного банка, уже успели снизить ставку с оглядкой на действия ФРС.

Более мягкая денежно-кредитная политика позволит расшевелить экономику и облегчить жизнь не только бизнесу, но и населению. Например, казахстанцы проявляют интерес к ипотеке (в 2019 году спрос на нее вырос почти на 30 процентов), но полноценный ее рынок у нас так и не сложился из-за крайне высокой стоимости заемных средств. Чем ниже в конечном итоге окажется ставка, тем более сильным будет положительный эффект.

- Главный вопрос, который всегда волнует казахстанцев – чего ждать от тенге? Насколько серьезно он укрепился, и не следует ли опасаться скачка цен?

- По итогам мая годовая инфляция выросла до 6,7 процента. Тем не менее, можно заметить нормализацию ситуации с тенге, который торгуется всего лишь на 5 процентов выше мартовских значений, а также падение потребительской активности, которое способствует снижению отпускных цен. Во втором полугодии рост цен на продовольствие может замедлиться и оказаться в районе 5 процентов.

- Большинство казахстанцев осознает, как новые жесткие ограничения могут ударить по их кошельку. В то же время довольно внушительная часть нашего общества готова и потерпеть «временные неудобства», особенно если государство вновь приступит к прямой раздаче денег на «поддержание штанов». Отсюда вопрос: если опять будут введены ограничения по примеру марта-мая текущего года, то стоит ли населению рассчитывать на выплаты в 42500 тенге?

- Думаю, если карантин и будет введен, то правительство выберет наиболее мягкий вариант из возможных. Так что ожидать какого-то значительного усиления господдержки не стоит.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Андерс Фог Расмуссен

Расмуссен Андерс Фог

Генеральный секретарь НАТО

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

32

невесты похищают в Кыргызстане ежедневно

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31