90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан. Избежать мыркобесия

12.08.2013 11:06

Общество

Слово «мыркобесие» я перенял у Урмата Назарбековича, которого я считаю выдающимся архитектором нашей страны. Но суть моей здесь писанины в понятии «мырк». При упоминании этого слова некоторые чувствуют себя неловко, а некоторые – «на коне».

Этимология слова «мырк»

Слово «мырк» появилось в конце 1970-х годов. Тогда Фрунзе массовым образом застраивался. Зачастую молодежь, спрашивая друг у друга, кто где живет, обозначала те или иные микрорайоны. Названиями наделялись даже отдельные «кубики».

Так, в центре знаменитыми были районы «геологов». «лысый», «карпинка», «ботаника». Но город застраивался. И приезжие чаще всего заселялись в нынешних «спальных» районах. Тогда их называли микрами.

Слово мырк произошло от мрк, иногда в шутку обыгрываемого от сокращенного мкр или «микрорайон». Даже до конца 1980-х можно было часто слышать: «Ты где живешь? – Он живет в микрах – Из микров он».

Разница была большая. В «геологах» стиляги пели «битлов», в «карпинке» можно было оттянуться спиртным (это длилось даже до конца 1990-х). Поэтому приезжие, которые заселялись в микрах, действительно были далеки от «городских» приколов.

Приезжие, как правило, представляли собой сильных специалистов титульной нации. В то время как раз наступил период «взращивания» национальных кадров.

Какая разница?

Как это ни странно, но от слова «мырк» была и есть польза. Общественное порицание, которое вырабатывал город, было крайне необходимо. И оно нашло себя в понятии «мырк». Приезжего сельчанина надо было как-то воспитывать и просвещать, адаптируя к городской жизни.

До сих пор, некоторые не знают, как правильно пользоваться унитазом. Многие даже современные горожане не знают, что в отличие от других видов бумаг, туалетную бумагу в унитаз бросать можно. А тогда, в период начальной урбанизации даже не знали, что надо воду спускать, не говоря уже как.

В те годы в обществе еще продвигалась политика партии «стирания разницы между городом и селом». Порицательное слово «мырк» стало самым хорошим орудием в адаптации приезжих из сел. Особенно это коснулось абитуры.

До акаевских реформ в образовании, во Фрунзе было всего несколько вузов, куда приезжали со всех концов Кыргызстана молодые выпускники школ, дабы погрызть гранит науки. Столица с населением ок. 600 тысяч успевало все-таки «переваривать» такой наплыв. Сегодня многие люди старшего поколения помнят, как у них дома летом становилось тесно, поскольку из деревни приезжал тот или иной родственник. Корни многих нынешних горожан из микров до сих пор исходят из села.

Разница стиралась. Сегодня многие выходцы из села, заселившиеся тогда во Фрунзе, с гордостью говорят, сто они – выходцы из села. Назвать их мырками сложно, т.к. многие из них успешно сделали себе карьеру, поскольку вникли в суть самовоспитания, самоорганизации, самосовершенствовании и целеустремленности в работе над собой.

Разница все-таки есть

Но разница все-таки была и есть до сих пор. Подтверждением тому появление особого оттенка в слове «шаардык». Как антоним «мырку», «шаардык» тоже олицетворял приезжего. Но теперь речь шла о горожанине, так или иначе очутившемся в селе.

Их тоже не обошло порицание, когда ты будучи кыргызом не умеешь есть, сидеть «малдаш токунуп», не говоря уже о знаниях 12 жиликов и какой из них кому дается.

Были еще и “шаар көргөн эчкилер” (козлики, повидавшие город), как называли “блудных сынов”, погостивших, но дольше задержавшихся в городе молодых. Как правило, это были те, которые не нашли себя ни в учебе, ни на рабочем месте какого-либо из заводов. Бывало, что так звали и городских девушек, если их привозил в село его какой-то бывший студент, младший в семье и обязанный оставаться с родителями.

Одним словом и в городе, и в селе происходила банальная ассимиляция с сопутствующими элементами перевоспитания с использованием именно понятий “мырк” и “шаардык”, соответственно.

Социология наставничества

Проходили годы. Сегодня жителей микров не назовешь уже мырками, в том понимании, какой смысл в него закладывался. Да и некоторые “городские” названия центровых стали исчезать по ходу перестроек. Например, уже сегодня вряд ли кто из молодежи скажет, где находится “букинист” (кубик, где до недавнего времени располагался АУБ).

Но, как ни странно, термин “мырк” оказался живучим. Он не видозменился, но стал менять свою суть. Сегодня этим словом уже стали обзывать “отсталось”, невежество.

Давно прошли времена разделения между городскими и сельскими. Сегодня многие атрибуты городского комфорта есть и в отдаленных селах. Гастарбайтеры присылают родственникам в деревни деньги с назиданием построить самый современный дом. Очевидно, что тем есть не только унитаз.

Горожане тоже начали стареть. Многие из них, которые стали на старости лет теснее связываться с селом, где умирали пожилые родители, например, стали получать уроки наставничества от аксакалов. Некий ренессанс получили родоплеменные связи.

Функция термина “мырк” стала применяться в отношении тех, кто делает что-то не так.Агенты влияния особенно в молодежной среде, порицая словом “мырк” чуть ли не навязывают новый i-phone, более дорогой лексус и т.д.

Есть и положительные моменты. Чтобы не казаться «мырком», некоторые приезжие водители стараются аккуратно соблюдать правила дорожного движения. Появилось и понимание, что во всех есть остатки мырковства, как отсталости, нежелания меняться и самосовершенствоваться. Появилось и четкое отрицание не называть мырками тех, кто действительно не знает, как и что делается. Например, блестящий гонщик из Бишкека выглядел как мырк в Москве, когда пять раз сделал безуспешную попытку попасть с варшавки на каширку.

Пусть живет

Запретить слово «мырк» невозможно, да и не нужно. У кыргызов присутствовали два понятия воспитания и мотивации: уят и намыс. Уят относился к нарушениям общепринятых правил. Намыс до сих пор служит мотивирующим фактором. Добавление к ним еще и понятия «мырк» позволит получить еще один инструмент воспитания, принудительный. Ведь это слово прямого воздействия на конкретного человека, который ну никак не хочет меняться. А меняться надо, желательно, в сторону самосовершенствования и работы над собой.

Изживая из себя мырка, мы становимся лучше. Речь идет именно о поведенческом составляющем личности. И это важно, поскольку сегодня за внешностью, которую можно быстро привести в схожий общепринятый порядок, зачастую скрываются действительно отсталые посредственные люди. И таких надо воспитывать. И вообще, как говорил Конфуций «народ НАДО воспитывать». Лучше будет если это будет делать не государство, а общество. Наверняка, многие помнят наставления старшего брата или сестры, когда ты младший в семье. Порицание, тумаки, а иногда и окрики – все это инструменты воспитания. Внутри семьи это выглядит по-свойски.

Проходят годы, потом с умилением вспоминаешь своих первых учителей, пусть даже если некоторые из них ругались и издевались надо тобой. Хотя, надо понимать, что это они издевались не надо тобой, а твоим невежественным, необтесанным »я». Во многих таких случаях ученики благодарят потом своих наставников.

В обществе вполне приемлемо присутствие критерия «мырка». Только так общество будет самоочищаться, самосовершенствоваться, избегая тем самым мыркобесия. Понятие «мырк» локально, больше относится к бытовухе, нежели «манкурт». Но это уже другая идеология.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://library.kat.kg/?p=8641

12.08.2013 11:06

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Урмат Абдилашимовна Аманбаева

Аманбаева Урмат Абдилашимовна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
85%

школ Чуйской области Кыргызстана нуждаются в капремонте

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31