90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Обречен на компромисс: какие альтернативы у Таджикистана вместо гидроэнергетики

19.08.2020 08:30

Энергетика

Обречен на компромисс: какие альтернативы у Таджикистана вместо гидроэнергетики

Малое количество осадков в таджикских горах привело к сокращению выработки гидроэлектроэнергии. Это, в свою очередь, повлияло на экономику республики и ее политические позиции внутри Центрально-Азиатского региона

Альтернативные способы добычи энергии Таджикистану в любом случае нужны. Поэтому встает закономерный вопрос: какие способы добычи доступны Таджикистану, если с гидроэнергетикой возникнут проблемы? Что выгоднее и быстрее, учитывая бюджет и природу страны? Об этом Sputnik Таджикистан спросил у профильных российских экспертов.

Энергетический потенциал Таджикистана

На сегодняшний день энергосистема Таджикистана состоит из двух частей: западной и восточной, работающих изолированно. Главный источник – гидроэнергетика. На территории республики функционируют 13 станций. Плюс строится Рогунская ГЭС и проектируется Шуробская ГЭС. Благодаря этим ресурсам страна экспортирует электричество в соседние Узбекистан, Кыргызстан и Афганистан. Когда заработает Рогунская ГЭС, можно будет продавать энергию и в Пакистан.

На второе место по уровню ценности для Таджикистана можно поставить топливную энергетику. Эксплуатируются три теплоэлектроцентрали. Десятки предприятий республики работают на угле, нефти, природном газе и водной энергии. Большой объем высокосмолистой нефти добывают в северной и юго-западной частях страны. Из такой нефти получают битум, также пригодный в качестве котельного топлива.

Неприятный сюрприз от водохранилища, который повлиял на международную политику

Однако в последнее время Таджикистан столкнулся с проблемой в гидроэнергетике, которая отражается и на бытовых условиях, и на финансах, и на экономике, и на политических отношениях с соседними государствами. В Вахшском каскаде – главном производителе электроэнергии на территории республики – существенно сокращается объем водных ресурсов. Дело в том, что реки Вахш и Пяндж имеют снежно-ледниковое питание, и их сток зависит от объема ледников и накопления снега в горах. Без осадков запасы воды в ледниках уменьшаются.

Правительство республики уже сообщило, что прошлой зимой в горах выпало слишком мало снега, и призвало к рациональному расходованию электроэнергии. Правда, чуть позже уровень воды в Нурекском водохранилище частично восстановился, и власти лимит на подачу электроэнергии так и не ввели. Однако проблема остается открытой, ибо сезонная нехватка водных ресурсов – частое явление для Таджикистана. Также из-за климатических перебоев Таджикистан был вынужден прекратить поставки электроэнергии в Узбекистан и Афганистан.

"В Центральной Азии это скорее политический вопрос. Конкуренция за водные ресурсы в регионе крайне высока. Одно высохшее Аральское море чего стоит! Построить плотину, сделать орошение... Все эти цели политизированы, ибо влияют на экономику всех государств Центральной Азии", – высказал уверенность политолог, директор "Института современного государственного развития" Дмитрий Солонников.

Можно провести аналогию с другого континента: гигантская плотина на Ниле затрагивает интересы Египта и Судана. Так же и с развитием гидроэнергетики на территории ЦА: оно постоянно обсуждается, и каждое государство отстаивает свои интересы.

Цели стран, на чьей территории находятся истоки рек, прямо противоречат целям стран, в которых эти реки пролегают. Если первые заинтересованы в выработке электроэнергии и должны существовать в рамках циклов этой выработки, то вторым реки нужны для орошения.

"Несогласованность между партнерами ведет к тому, что значительные территории Узбекистана часто заливаются. Я сам порой вынужден, проезжая по дороге между Ташкентом и Самаркандом, делать большой крюк, потому что главная дорога затоплена", – рассказал российский исламовед, директор "Санкт-Петербургского музея исламской культуры" Ефим Резван.

По мнению эксперта, данная ситуация с энергетикой в Центральной Азии возникла после развала СССР. До этого в Центрально-Азиатских республиках было единое управление, учитывавшее интересы всех сторон.

"Сейчас, когда эти интересы прямо противоположны, прийти к общему знаменателю довольно трудно. Я думаю, Таджикистан не откажется от постройки Рогунской ГЭС и Вахшского каскада. Ведь для республики данные проекты – национальная идея. Могут быть лишь изменения по высоте, которые скажутся на объеме водохранилища", – заметил Резван.

Альтернативы, препятствия и объединение

Как альтернативу можно рассмотреть переход Таджикистана на другие виды энергии, не зависимые от гидроэнергетических ресурсов.

Даешь угля

Самый простой вариант – тепловые электростанции. По данным Министерства иностранных дел РТ, запасы угля в стране оцениваются в 4,5 миллиарда тонн. Более 160 промышленных предприятий работают на твердом топливе, объем общей добычи угля составляет 900 тысяч тонн в год. Тонна таджикского угля стоит в регионах от 800 до 1200 сомони (в зависимости от расстояния, откуда и куда транспортируют).

Однако есть проблема: многие месторождения "черного золота" расположены в труднодоступных горных районах Таджикистана ("Шураб", "Зиди", "Назарайлок" и другие). Можно привозить уголь из соседнего Китая, где активно вырабатывают электроэнергию на тепловых электростанциях. Но на эти закупки нужны серьезные финансы.

Мирный атом

Следующий вариант – атомная энергетика: сделать Центральную Азию атомным регионом и строить АЭС. Экспорт ядерного топлива мог бы стать одной из важных статей доходов страны. В советские времена Таджикская ССР была крупным центром добычи урановой руды и производства уранового концентрата. Здесь перерабатывали руду, привезенную из других советских республик.

Но за годы эксплуатации рудников в северных районах, их запасы истощились, и в 80-е годы добыча и переработка в Таджикистане закончилась. Остались лишь хранилища отходов уранового производства, за полвека их набралось более 55 миллионов тонн. После распада СССР данные хранилища пришли в плачевное состояние: за ними никто не следит.

По разным данным, на территории Таджикистана находятся 13% от мировых запасов урана, и очень обидно, что атомная промышленность сейчас в стагнации. Для разработки новых месторождений того же урана в труднодоступной горной местности на юге страны нет должной инфраструктуры и технологий. Также встает вопрос: кто это сделает?

"Чей это будет реактор: российский, японский, французский? Какова конкуренция? Это очень затратно по финансам", – отметил Солонников.

Есть и формальные препятствия: законы Таджикистана запрещают привлекать иностранные компании к разработке урановых месторождений. Еще в 2008 году российские и китайские атомные компании предлагали начать добычу урана и даже построить несколько АЭС на территории республики. Однако наладить взаимодействие до сих пор не удалось.

Энергия Солнца

Солнечная энергетика – самый дорогой путь. Он подходит для богатых стран, где есть большие инвестиции и свободные ресурсы. Сам климат Таджикистана благоприятен для использования солнечной энергии. По данным МИД республики, здесь в среднем 280-330 солнечных дней в году, интенсивность суммарной солнечной радиации колеблется от 280 до 925 мегаджоулей на квадратный метр в предгорных районах, а также от 360 до 1120 мегаджоулей на квадратный метр в горной местности.

По оценкам министерства, потенциал солнечной энергии Таджикистана составляет около 25 млрд киловатт в час за год, но его практически не используют. Учитывая уровень доходов населения, спрос на солнечные энергоносители сможет окупить лишь 10-20% от капиталовложений.

В 2019 году представители государственных структур обсуждали с китайскими компаниями варианты установки солнечных панелей в районах с туристическим потенциалом (Фанские горы, Шахринав, Ваханский коридор, Семь озер и т. п.), чтобы быстрее окупить вложения. Также могут возникнуть сложности с добычей кремния для солнечных батарей.

С одной стороны, у Таджикистана есть возможность самостоятельно производить кремний: имеется собственное сырье – месторождения хрусталя в Вандже и Язгуляме, разработанные еще в советское время. С другой, для электролиза кремния требуется огромное количество энергии. Есть шанс, что с этим поможет Рогунская ГЭС, когда ее можно будет эксплуатировать.

Искусственные водохранилища

Еще один вариант – построить несколько крупных водохранилищ на Вахше выше каскада и на других реках (особенно на Пяндже), с водопропускными сооружениями.

Искусственные водохранилища в горных районах, помимо сохранения энергопотенциала, сохранят и экологию региона, обеспечив сохранение круговорота воды в регионе.

"Однако здесь, помимо финансов, встает политический контекст: как на создание водохранилища отреагируют соседние государства? Явно негативно, ведь под строительство хранилища придется забирать водные ресурсы их территорий", – отметил политолог Солонников.

Круговорот электроэнергии

Присоединение Таджикистана к единому энергокольцу Центральной Азии могло бы "зарядить" всю республику. Суть такого проекта – в циркуляции энергии: как только она в изобилии на одной территории, ее перегоняют туда, где есть потребность. Это выгодно при наличии ветряных электростанций и солнечной энергетики.

"Энергокольцо полезно, когда оно распространяется на разные часовые пояса. Однако все города Таджикистана живут примерно в одном и том же временном цикле, промышленность работает одинаково. Соответственно, не будет равномерного потребления ресурсов. Если страна хочет работать с соседями по кольцевой схеме, должен быть хоть иногда переизбыток электроэнергии. В Таджикистане его нет. В итоге получится не кольцо, а система продаж с красивым названием – плановая, заранее просчитанная поставка. Можно сказать, проект закупки электроэнергии за рубежом", – отметил Дмитрий Солонников.

Муки выбора

Если подводить итоги, альтернативных вариантов у Таджикистана очень мало. Другие виды энергии сложно ввести с учетом бюджета, даже если природные особенности республики к этому располагают. Исходя из мнения экспертов, Таджикистану, возможно, рациональнее просто переждать сезонное сокращение водных ресурсов и не менять энергетику.

По словам Ефима Резвана, единственный глобальный вариант решить проблему: восстановить систему сотрудничества, основанную на компромиссах, которая существовала в советское время. Когда ни одна из сторон не настаивает на учете только своих интересов.

"Односторонний путь может привести к войне, так как вода и энергия играют для стран Центральной Азии колоссальную роль. Мы сегодня наблюдаем, как плохо используют гигантское наследие СССР. Конечно, система и раньше не работала блестяще – взять тот же пример Аральского моря. Но таких споров, как сегодня вокруг энергетики, не было. Поэтому при всем различии интересов рано или поздно республики придут к договорному формату. Ведь тот же Узбекистан заинтересован в транзите электроэнергии по своим сетям. Появится Рогунская ГЭС – и сосед Таджикистана получит дополнительный источник заработка. Эти страны из одного региона обречены на поиск компромисса", – заключает исламовед Резван.



 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

19.08.2020 08:30

Энергетика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
12

квадратных метров газона украл житель Токмака (Кыргызстан)

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31