90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Китай в Центральной Азии: так чей же это все-таки «Пояс и путь»?

14.09.2020 14:00

Экономика

Китай в Центральной Азии: так чей же это все-таки «Пояс и путь»?

Убыточная таджикская компания, стоящая за загадочным проектом в рамках инициативы «Пояс и путь», не является предвестником экономических преобразований.

Дарвазский район Таджикистана – это край сумрачных каньонов и снежных пиков. По ту сторону реки находится Афганистан. Летом горы приобретают ярко-зеленые оттенки, со склонов текут ручьи. Через этот край, который от Душанбе отделяют часы езды и другой взгляд на вещи, пролегают дороги – хорошие и не очень, – по которым ездят грузовики в Китай и обратно.

Читателям официальных китайских новостей Дарвазский район известен как экономическое чудо, которое – благодаря китайским технологиям и инициативе «Пояс и путь» – сулит Таджикистану светлое будущее.

По крайней мере, именно в таком ключе выражается давний посол Душанбе в КНР, когда ему дают возможность высказаться в информационных органах Коммунистической партии Китая.

Посол Рашид Алимов, в своей источающей бодрость и энтузиазм статье, опубликованной 21 августа в People’s Daily, пишет о видении будущего, которое подарил Таджикистану «Пояс и путь» – Дарвазском промышленно-инновационном технопарке.

Дарвазский район, как пишет бывший министр иностранных дел Таджикистана, является ключевым узлом на «китайско-таджикской дороге дружбы». Благодаря «самому современному оборудованию китайского производства» Дарвазский технопарк может производить питьевую воду и мед на экспорт, известняк для таджикского рынка цемента, а также выращивать помидоры круглый год. Кроме того, китайские машины способны производить 10 тонн дезинфицирующих средств в день, и 2000 единиц средств индивидуальной защиты в час, что сейчас очень кстати.

Но при этом ни одна китайская компания не хвастает о своих успехах в рамках проекта, что весьма необычно. Данный факт подпитывает бытующие в Таджикистане разговоры о том, что технопарк на самом деле финансируется алюминиевым заводом «Талко», крупнейшим предприятием Таджикистана, деньги от которого, судя по всему, текут в мошну семьи президента. И действительно, на торжественном открытии объекта 19 августа на фотографиях с президентом Эмомали Рахмоном «засветился» человек, очень похожий на неуловимого директора «Талко» Шерали Кабирова.

Любой, кто знаком с тем, как убыточный «Талко» тратит деньги, знает, что компания не является предвестником экономических преобразований.

Тем не менее, Алимов сравнивает этот проект с Особой экономической зоной «Шэньчжэнь» возле Гонконга, с которой началось китайское экономическое чудо последних нескольких десятилетий. И он не стесняется хвалить китайские ноу-хау: «Что поразительно, так это то, что при проектировании и строительстве Дарвазского инновационно-технологического парка полностью использовался опыт Китая в развитии технопарков».

Компания Huawei, отвечающая за коммуникационную инфраструктуру парка, построила мобильные сети 4G, что позволило китайским инженерам управлять сборкой оборудования удаленно – по видео. Проект должен создать 1000 «постоянных» рабочих мест. Если это правда, то это хорошая новость для бедной и зависимой от денежных переводов страны.

Алимов при этом не упомянул близлежащий пограничный пункт, который президент также посетил во время своего визита в регион и к которому тоже имеет отношение Китай.

Внутри для главнокомандующего выстроили в аккуратные ряды новые бронемашины китайского производства, в том числе Dajiang CS/VN3 и Dongfeng EQ2050, предназначенные для разгона толпы и разрушения дорожных заграждений – не очень логичный выбор для горной страны, где приходится карабкаться по склонам в погоне за «духами» – воинами за веру по ту сторону реки, которые, как не устает повторять Рахмон, постоянно хотят пересечь границу с Таджикистаном. В своих публичных заявлениях Рахмон не упомянул, кто отремонтировал этот объект, но в 2016 году его правительство заявляло, что Китай построит в таких местах 11 пограничных постов.

То, что Таджикистан тратит собственные деньги на создание рабочих мест, можно только приветствовать, если, конечно, эти рабочие места действительно появятся. В последнее время страна потратила много китайских денег. И, несмотря на недавнюю просьбу Душанбе о поблажках с долгами, Пекин дал понять, что не склонен прощать и забывать.

В августе Пекин отложил выплату долга в размере 40 миллионов долларов, сообщает Sputnik. Но это мелочь, учитывая, сколько Душанбе должен Пекину – 1,15 миллиарда долларов, что составляет 29 процентов внешнего долга Таджикистана и эквивалентно 16 процентам ВВП страны.

Возвращаемся к работе

Если в последние месяцы китайские рабочие возвращались в Среднюю Азию маленькими группками, то теперь они прибывают целыми чартерными самолетами, т.к. местные власти очень хотят вернуться к нормальной жизни. Для многих китайских рабочих и специалистов это первый приезд с января, когда они уехали домой перед китайским Новым годом и застряли там, когда разразилась пандемия.

  • 4 августа Кыргызстан принял рейс из Чэнду, которым прилетели 126 китайских рабочих, включая сотрудников китайский государственных компаний China Gold, CNPC и Power China. Они возвращаются на ряд приостановленных проектов, включая модернизацию ирригационной инфраструктуры в Иссык-Кульской области и проблемный нефтеперерабатывающий завод «Джунда» в Кара-Балте.
  • 6 августа компания Huaxin Cement из провинции Хубэй доставила 138 китайских рабочих из Ухани в Душанбе. Huaxin управляет двумя крупными цементными заводами в Яванском и Бободжон Гафуровском районах Таджикистана, производящими 1,2 миллиона тонн цемента в год.
  • 8 августа китайская компания China Nonferrous Metal Mining отправила 42 рабочих из Уханя на золотой рудник «Пакрут» к северо-востоку от Душанбе. Они могут быть уверены, что не попадут в очаг распространения вируса: в марте 366 таджикских сотрудников объекта подписали обязательство держаться подальше от мечетей и других людных мест.
  • 13 августа в Узбекистан прибыла группа из 19 рабочих подразделения 20 Bureau Group компании China Railway, чтобы возобновить ремонт шоссе из Нукуса в Карши.

Торговля на основе доверия

Казахстан – единственная центральноазиатская страна, избежавшая резкого падения товарооборота с Китаем в первой половине 2020 года. Объем торговли между двумя странами упал всего на 1,5 процента в годовом исчислении. Для сравнения, согласно данным китайской таможни, товарооборот с Кыргызстаном сократился на 52,8 процента, с  Таджикистаном – 34,4 процента, с Туркменистаном – 24,7 процента, с Узбекистаном – 22,2 процента.

Казахстанский экспорт в Китай даже вырос – с 5,1 миллиарда долларов в первой половине 2019 года до 5,9 миллиарда долларов за аналогичный период текущего года. (Это по сравнению со всего 2,1 миллиарда долларов в первой половине 2015 года.)

Драйверами роста стали сельскохозяйственные товары после того, как Пекин решил, что казахстанская продукция отвечает его требованиям к импортным пищевым продуктам. Процесс набрал обороты в начале 2019 года и весьма способствовал усилиям Нур-Султана по диверсификации.

В августе китайские покупатели впервые перечислили «Казир Агро» авансовый платеж за сафлоровое масло, в чем казахстанский экспортер усмотрел знак растущего доверия. «Как правило, наши зарубежные партнёры, особенно в КНР, опасаются [авансовых платежей]. Для них это определенный риск. Где гарантия, что казахстанский производитель выполнит обязательства?» – сказал казахстанским СМИ Сергей Салманов, торговый представитель Казахстана в Сиане.

8 августа Главное таможенное управление в Пекине разрешило еще 78 казахстанским компаниям экспортировать в Китай семена льна, в результате чего общее количество таких компаний достигло 103, сообщило посольство КНР в Нур-Султане.

Ждут одобрения и свиноводы Казахстана. Вспышка африканской чумы свиней почти вдвое сократила поголовье в Китае с 2018 года, что привело к росту спроса и цен до рекордных значений. Ведущие животноводы Казахстана 5 августа обсудили планы по началу поставок свинины в Китай после того, как в мае Казахстан был объявлен свободным от чумы свиней.

25 августа компания China General Nuclear Power Group (CGN Mining) из Шэньчжэня объявила, что работает над сделкой с Казатомпромом по покупке урановых месторождений Мынкудук и Жалпак в Южно-Казахстанской области. Эти компании совместно управляют урановыми рудниками Семизбай-U и Иркол.

В других центральноазиатских странах данные по торговле, возможно, менее утешительны, но она все-таки продолжается.

20 августа сорок два 40-футовых железнодорожных контейнера с полипропиленом, который используется для производства недорогих и прочных пластиков, отправились из Туркменбаши в Циндао, сообщил «Бизнес Туркменистан». Это первая подобная поставка, осуществленная по железнодорожному коридору, отмечает издание.

Хотя российский производитель газа «Лукойл» объявил в конце августа, что прекратил экспорт узбекского газа в Китай из-за слабого спроса, Узбекистан продолжает оставаться активным направлением для китайских инвестиций. Например, в августе в свободной экономической зоне «Коканд» стартовало строительство завода по сборке электромобилей китайского производства. Сметная стоимость завода составляет 30 миллионов долларов, из которых 24 миллиона предоставят китайские инвесторы. Информационное агентство Podrobno.uz приводит слова российского блогера, сказавшего, что внешне эти электромобили напоминают машины Mercedes Benz. Но мало кто еще усмотрит сходство между ними в чем либо, кроме логотипов автопроизводителей.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

14.09.2020 14:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
279

киргизских предприятий находится в процессе банкроства

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Сентябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30