90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Black Lives Matter и Казахстан: межрасовая солидарность и как её обрести?

02.11.2020 12:00

Общество

Black Lives Matter и Казахстан: межрасовая солидарность и как её обрести?

Несомненно, социальные движения сильно изменились с развитием социальных сетей. Взрывы, демонстрации и беспорядки можно наблюдать в режиме прямой трансляции. Фотографии с мест событий становятся вирусными в считанные часы. Никогда ранее мы не получали столько информации о том, что происходит в мире, в которой можно потонуть.

Соединенные Штаты, возможно, являются одним из нервных центров этого феномена сложной глобальной взаимосвязанности 21-го века. Мягкая сила этой страны и бремя ее культурного влияния очевидны, когда мы смотрим самые популярные фильмы, слушаем самые популярные песни и даже просматриваем самые популярные профили в социальных сетях. Неудивительно, что этим летом граждане Казахстана вместе с остальным миром наблюдали за новым витком протестов Black Lives Matter (BLM) в США после убийств Бреонны Тейлор, Джорджа Флойда, Ахмада Обри и других.

Что лично меня удивило, так это масштабы негативной реакции и презрения, которые движение BLM вызвало в Казахстане. Я долго и безуспешно спорила в семейном групповом чате в WhatsApp со своими казахстанскими родственниками, которые защищали полицию и антипротестующих (например, печально известную пару из Сент-Луиса, ставшую на защиту своей собственности с оружием в руках). Я была поражена отсутствием межрасовой солидарности. Мы не могли прийти к простому компромиссу, согласно которому никто не должен погибать от насилия и произвола со стороны государства, особенно те, кого это государство наиболее маргинализовало. Почему мы, народ, который десятилетиями угнетался властями и более века был колонизирован белыми людьми, отказываемся понимать эту борьбу?

Что скрывает гнев?

Если зайти на страницу в Instagram HOLA News Kazakhstan (@holanewskz) и просмотреть комментарии, оставленные к двум разным постам, один о недавних продемократических протестах в Беларуси, а другой о протестах Black Lives Matter в Штатах, разница будет поразительной. К первому прилагаются положительные комментарии, побуждая протестующих продолжать движение, желая им удачи и время от времени размышляя о том, когда наступит очередь Казахстана. В комментариях ко второму посту большинство людей понимает покойного Джорджа Флойда как торговца наркотиками и преступника, которому воздалось по справедливости, и осуждает протестующих за разрушение собственности и грабежи. Для многих казахстанцев протестующие BLM зашли слишком далеко в борьбе за справедливость.

Такая реакция на движение Black Lives Matter подпитана широко распространенными мифами об этом явлении. Можно было бы просто объяснить ее расизмом и подспудным стремлением к белой идентичности, которые можно найти в любом сообществе цветных людей. Жизнь в мире, где белизна является стандартом, и взросление в капиталистической системе, побуждающей верить в невозможность структурных изменений, делают расизм, колоризм и анти-черноту повсеместными. Как уроженка Центральной Азии, я скажу, что стремление к белой идентичности настолько присуще нашему обществу, что мы даже не замечаем этого.

Тем не менее, я также считаю, что негатив, который BLM получил в Казахстане, имеет несколько объяснений. Например, одной из особенностей постсоветского региона является то, что здесь практически отсутствует расовая дискуссия. Разговор обычно вращается вокруг этнической принадлежности, даже когда речь идет о царской и советской колонизации Центральной Азии. Эта колонизация не рассматривается как что-то, что сделали с регионом белые люди, а скорее славянские народы.

Я считаю, что присутствующая в России риторика, утверждающая, что они принесли цивилизацию кочевым племенам Центральной Азии, подпитывает превосходство белых и порождает межэтническую напряженность, существующую сегодня в Казахстане, одновременно внушая страх казахстанцам за свою землю и выстраивая иерархию “цивилизованного развития” среди этнических групп. Тем не менее, понимание расизма и его аморальности в Казахстане на удивление низкое.

Как человек, написавший свою дипломную диссертацию о том, как казахская национальная культура нормализует насилие в отношении женщин, я вижу те же закономерности в комментариях об убийстве Джорджа Флойда, что и в комментариях о жертвах изнасилования и домашнего насилия. Представление о том, что насилие, даже в его самых жестоких формах, может быть заслуженным или справедливым, не чуждо казахстанцам. Наша культура сильна в своем убеждении, что традиции и нормы должны соблюдаться и никогда не оспариваться, чтобы не потерять сущность того, кем мы являемся как этническая группа. Преобладающее принятие этих вредных стереотипов о жертвах гендерного насилия может привести к принятию других стереотипов, например, о том, что черные люди являются преступниками, заслуживают насилия и убийства.

Еще один фактор, о котором следует помнить, – это то, что в Казахстане нет культуры протеста. В 2019 году в стране произошел беспрецедентный всплеск мирных протестов, однако почти все они были подавлены грубой военной силой. То, что многие из нас надеялись, станет нашей собственной демократической революцией, в основном оказалось случайным усилием, которое хотя и привело к укреплению гражданского общества, не принесло долгосрочных политических изменений. У нас никогда не было протестов, подобных «Black Lives Matter», которые длились бы месяцами и, как и многие другие общественные движения, могли иметь такие побочные последствия, как материальный ущерб и грабежи.

Верные капиталистической системе, в которой материальное благополучие рассматривается как конечная цель, казахстанцы, похоже, особенно возмущены грабежами. Эта близорукость становится более понятной, когда я думаю о нарративах, которые прививает обществу правительство Казахстана. Экономическое процветание и переход от сломанной социалистической системы к светлому новому капитализму будущего часто упоминаются в качестве основных целей нашей новой независимой страны. Стратегии «Казахстан-2030» и «Казахстан-2050», а также такие мероприятия, как EXPO 2017, проводятся во имя стимулирования экономики, создания рабочих мест и преодоления разрыва между нами и «развитым» миром. В течение долгого времени, возможно, до последних недемократических президентских выборов в июне 2019 года, общественный договор между казахстанским народом и правительством заключался в том, что экономическое процветание можно обменять на демократические свободы.

Какие уроки можно вынести?

Black Lives Matter, с другой стороны, показывает нам, что капиталистическая система не справляется с запросом на справедливость, которую только одно экономическое процветание обеспечить не в состоянии. В разделе комментариев HOLA News многие настаивают на том, что черные люди заслуживают жестокости полиции, поскольку они чрезмерно представлены в преступном сообществе. Немногие демонстрируют понимание сломанной системы образования и тюремно-промышленного комплекса. То, что мы наблюдаем в Штатах на протяжении десятилетий, показывает нам, что система, которая была создана, чтобы работать против вас, будет продолжать работать, независимо от ВВП на душу населения в стране. BLM делает смелую попытку найти альтернативу этой системе, о чем многие из нас даже не могли думать – перестать верить в экономическое процветание как выход в лучший, «развитый» мир.

Движение Black Lives Matter также бросает вызов нашей способности различать, когда проблема связана с индивидуальным случаем или системным угнетением. Жестокость полиции в Соединенных Штатах – это симптом более серьезной болезни, которую BLM стремится выявить и излечить. Возможно, мы боимся даже думать об этом, потому что не хотим знать, что скрывает капиталистический мир, в котором мы живем? Мы боимся посмотреть на себя в зеркало и понять, что впереди нас ждет похожая борьба, если мы хотим настоящего «мирного неба над нашими головами» (как на этом часто настаивает Нурсултан Назарбаев, взывая к нашей благодарности)?

Черные люди, особенно черные женщины и темнокожие трансгендеры, всегда рисковали, в одиночку требуя перемен и стремясь к лучшему миру для всех. Страшно, но необходимо признать, что позиция смирения ради сохранения привилегий нуждается в пересмотре. Легче отвернуться и поверить в капиталистический порядок, чем попробовать сделать трудное усилие по деколонизации собственного разума. Есть и другие объяснения, которые мешают нам понять проблему глубже, например, отсутствие знаний по этим вопросам и историческому контексту, а также страх в отношении Запада.

Например, высказывания в духе «в демократии не должно быть ничего особенного, если она выглядит вот так» также присутствуют среди реакций на протесты Black Lives Matter в Казахстане. BLM превращается в оружие как доказательство провала демократии на Западе, поощряя соучастие людей с режимом, который у нас есть в Казахстане. Соединенные Штаты ни в коем случае не образцовая демократия. Но их несостоятельность как демократического государства следует оценивать по глубоко укоренившемуся социальному неравенству, а не по тому, как американские граждане решают протестовать против указанного неравенства.

В самый бурный период прошлогодних протестов в Казахстане, когда люди все больше разочаровывались в способности государства заботиться о своих гражданах, пропаганда казахстанского правительства, казалось, была сосредоточена на нарративе – «начни с себя, не жди, пока правительство сделает всё для тебя». Этот неолиберальный подход состоит в том, чтобы снять ответственность с правительства и могущественной элиты, которая его контролирует, и перенести ее на людей, которые жалуются, что им негде работать и нечем кормить своих детей. Был ли этот посыл эффективным, можно судить по тому факту, что демократическая оппозиция в стране еще не получила значительной власти.

Я считаю, что нам есть чему поучиться у движения Black Lives Matter как с точки зрения того, как мы говорим о расовой несправедливости, так и способов борьбы с ней и с другими несправедливостями. Я считаю, что, если мы выступаем за перемены в Казахстане, за защиту и поддержку каждого, мы должны поддерживать аналогичные движения по всему миру. Мы также должны быть открыты к реальности того, что расизм не только происходит где-то за океаном, но он также актуален для сегодняшнего Казахстана, где этнические меньшинства подвергаются убийствам и насилию. Не нам решать, как определенные группы решат бороться за справедливость и свою жизнь. Самое меньшее, что мы можем сделать, это выразить солидарность с их борьбой.

Хотя может показаться, что эта солидарность может быть односторонней, поскольку Black Lives Matter является всемирно известным движением, а борьба Казахстана остается в значительной степени неизвестной никому за пределами региона, важно помнить, что борьба с фашизмом, превосходством белых, капиталистическим угнетением и патриархальным насилием универсальна. Любое сообщество, которое стремится переосмыслить мир, может добиться успеха только в том случае, если будет сообща работать для достижения этой цели. Напомню слова американских поэтесс Эммы Лазарус и Майи Анжелу: «Никто из нас не свободен, пока не станем свободными мы все».

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/20860

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

02.11.2020 12:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Хамид Карзай

Карзай Хамид

Президент Афганистана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$27,97 млрд

золотовалютный резерв Казахстана

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30