90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан. Кто после схода с дистанции ОСДП станет оппонентом режима?

01.12.2020 16:00

Политика

Казахстан. Кто после схода с дистанции ОСДП станет оппонентом режима?

Назначаешься оппозицией!

После добровольного и заблаговременного самоустранения «единственной оппозиционной партии» встает вопрос, кого теперь считать легитимными оппонентами власти. Доверия к тем, кто будет в стенах мажилиса бороться за это звание не было и нет. А вот то, что происходит в обществе, должно волновать многих, даже глубоко аполитичных граждан и тех, для кого «бойкот выборов» является привычной отговоркой. Серьезно задуматься над этим вопросом должны и сами власти.

Для начала немного истории. С 2007 года в стране не было зарегистрировано ни одной новой партии. Были ребрендинги, слияния, закрытия по решению суда. Менялись хозяева и спонсоры. Но ничего нового на легальном политическом поле так и не образовалось. Были, конечно, различные попытки, некоторые из которых были уже в состоянии «полуфабриката» (например, партия Мухтара Шаханова), но до официальной регистрации они не дошли. За последний год заявлялось о намерении создать еще пару политических объединений, но эта инициатива была встречена «в штыки» властями, причем, почти в прямом смысле.

Это все на практике. В теории же президент Токаев с первых месяцев после своего переезда в Акорду заявлял о политических реформах, наиболее важные из которых касались дел, связанных с выборами и партиями. Ну, еще и с митингами. Что из всего этого вышло, все прекрасно понимают – закон о мирных собраниях, по сути, оказался антимитинговым, а поправки в конституционный закон о выборах ограничился только появлением квоты женщин и молодежи для тех самых партийных списков.

Конечно, гендерное равенство это хорошо и молодежь тоже стимулировать надо, но эти новшества сумели объединить теплое и зеленое. Двукратное сокращение численности регистрируемой партии можно посчитать за благо, но 20 тысяч человек это тоже немало, при том, что есть множество других барьеров, делающих процесс открытия политической организации не только невозможным, но и опасным. И это понимают все.

Самым забавным на наш взгляд «прорывным проектом» в области токаевских реформ, стало принятие так называемого закона о парламентской оппозиции. Согласно ему, политические оппоненты действующей власти получают сразу несколько «флаеров» для работы в парламенте – могут своего человека в руководители рабочей группы засунуть, парламентский час на свою темы пару раз организовать и так далее. Но, как вы понимаете, это только для тех, кому посчастливится попасть в мажилис.

Кто теперь получит эти блага с царского плеча, пока не ясно. Бывшие «декоммунизированная» НПК, а вслед за ними и «Ак жол» заявили, что они являются единственными оппозиционными партиями, чем насмешили не только протестный электорат, но и даже своих сторонников. Однако, по факту, политическое меньшинство в парламенте автоматически может считаться оппозицией, хотя оно (в виде тех, кто пройдет на этот раз семи процентный барьер) нисколько не претендует на власть, никогда не критиковало авторитарный режим и с завидным упорством соглашалось с тем, как ЦИК считает голоса.

До последнего момента была надежда на то, что ОСДП все-таки допустят до парламента. При соблюдении определенных условий, конечно, в первую очередь – тщательная чистка своего партийного списка. И дело здесь не только в мифических «аблязовцах», которые могли просочиться в стройные ряды «социал-демократов», а в том, что там могли оказаться чересчур пытливые умы и горячие языки из гражданских активистов. А это меньшее, что хотела бы власть и кураторы «туякбаевцев». Но, как бы то ни было, сдача позиций без боя многим облегчило работу – и кураторам, и центризбиркомовцам, и самим гражданским активистам (не надо искать деньги на избирательные взносы и проводить агитационную работу), не говоря уже о «социал-демократах», которые, похоже, даже наблюдателями не собираются идти.

К слову, то, что ОСДП «спрыгнула» с дистанции, говорит об опасениях властей, что может повториться ситуация с прошлыми президентскими выборами, которые вызвали пробуждение гражданской активности в обществе. Есть мнение, что именно этот фактор стал основополагающим для пересмотра сценария нынешних парламентских выборов, их перенос (должны были быть очередные внеочередные) и недопущение к регистрации новых партий. Теперь все встает на свои места, но возникает просто вопрос – а кого теперь считать оппозицией?

Что касается парламентской оппозиции, то, как было сказано выше, ею формально станет та, кто окажется во фракционном меньшинстве. Точные прогнозы делать не будем, но сейчас все партии статисты, если и будут создавать видимость борьбы за электорат, но только между собой, не претендуя даже на роль спарринг-партнера «Нур-Отана». Партия власти же даже может получить немного больше обещанных (предсказанных) 76 процентов – не только потому, что надо больше, а просто оставшимся надо меньше, причем, с учетом того, что будет немало «испорченных» бюллетеней. В рамках предвыборной агитации могут звучать громкие лозунги и немного горячая критика отдельных наместников Акорды в правительстве и акиматах, но все будет в рамках политических приличий, а вся эта критика забудется уже 11 января 2021 года.

В общем, с официальными оппонентами власти все понятно, а что с реальными? К сожалению, ОСДП не сыграла роль даже «конструктивной оппозиции». Заявление ее председателя о важности сохранить партию спотыкается о простой вопрос – а зачем тогда такая партия нужна? Поэтому в обществе, особенно среди ее протестной и потенциально протестной части возникает потребность в самоорганизации в группы, объединения и движения. С их регистрацией, понятное дело, возникают проблемы, что автоматически переносит большинство движений в нелегитимное поле. Таким образом, власти получают все козыри в руки и могут действовать на свое усмотрение.

Однако, при всем при этом, именно такая ситуация становится опасной для самого режима. Когда протестные массы лишаются возможности двигаться в правовом поле (и без того ограниченном), то, чисто по законам политической физики, где-то может выплеснуться. Причем это может быть выплеск, не контролируемый ни самим режимом, ни его административно-репрессивным аппаратом, ни сложившимися лидерами оппозиции (опытными или только начинающими, без разницы). А оно нам надо?

Есть, конечно, вероятность того, что «социал-демократы» не ограничатся бойкотом, как оговоркой и войдут в альянс с другими оппозиционными силами, пропагандирующими «активный бойкот», но вероятность этого ничтожна мала – даже меньше, чем их теоретический вход в парламент. Тем более, Мухтар Кабулович может вновь подставить любые подобные инициативы, заявив об их поддержке. В общем, сейчас настают времена, когда оппозицией, в классическом понимании, любые силы, движения или отдельных лидеров может назначить только само общество. Если до этого дойдет.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://platon.asia/politika/naznachayesh-sya-oppozitsiyei

01.12.2020 16:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Феликс Шаршенбаевич Кулов

Кулов Феликс Шаршенбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
85%

школ Чуйской области Кыргызстана нуждаются в капремонте

«

Март 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31