90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан. Выборы – единственная возможность сказать свое «фе» в адрес акимов

15.01.2021 14:00

Политика

Казахстан. Выборы – единственная возможность сказать свое «фе» в адрес акимов

На 14 января все кресла Мажилиса Парламента Республики Казахстан VII созыва распределены, а ЦИК зарегистрировала новых мажилисменов.

В по-прежнему трехпартийном парламенте будет 76 депутатов от партии Nur Otan (почти на десяток меньше прежнего), 12 – от партии «Ак жол» и 10 – от Народной партии Казахстана (НПК). Другая отличительная черта этих выборов – сравнительно низкая явка, а особенно «подкачали» в этом плане северная и южная столицы.

Источник: Ашимбаев: Выборы – единственная возможность сказать свое «фе» в адрес акимов

Что повлияло на тон парламентской кампании – изнутри и извне страны – и с кого спросят за нереализованные задачи в продолжении беседы ( Казахстан. Внутри власти альтернативы есть, но избирателю выбор не предлагается)
с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ .

– Интересно, почему наиболее прохладное отношение к Nur Otan было зафиксировано на западе Казахстана, в Алматы и, что совсем удивительно, в вотчине партии – в Нур-Султане…

– Социальная проблематика обостряется. Кто на местах представляет власть? Аким, возглавляющий областной филиал партии. А акимы за период карантина, мы видели, всю возможную дурь, жадность и некомпетентность проявили. Это касается как ветеранов, так и новичков.

Большинство акиматов оказались бессильными что-либо изменить, а многие даже не пытались. В этих условиях понятно, что электорат оценивает саму власть в лице конкретных акимов. В том же Алматы не помню, чтобы хоть кто-то за последние полтора года сказал доброе слово в адрес акимата.

То же самое относится и к Нур-Султану. Действия акимов подвергаются постоянно жесткой критике. Это и земельные скандалы, и коррупционные, и откровенная некомпетентность как самих акимов, так и их заместителей. Такая же ситуация наблюдается и во многих других регионах.

Буквально недавно общественным центром «Стратегия» были опубликованы результаты исследования по оценке деятельности акимов.

Знаете, кто аутсайдеры? Мангистауская область, Алматы и Нур-Султан. То есть те самые три региона, где на выборах была самая низкая явка и самый низкий процент голосов за Nur Otan. 

Чем хуже работает власть, тем меньше население готово за нее голосовать. Связь может и не прямая, но достаточно очевидная – хотя бы на примере акимата Алматы, который протащил в маслихат своих людей. Голосовать за пусть даже очень любимую партию в этом случае совсем не хочется, потому что это будет голосование и за акима в том числе. И поскольку акимов население не выбирает, это единственная возможность сказать свое «фе» в их адрес. 

Я думаю, что плохая явка и плохая оценка Nur Otan – это прямая оценка работы акима Алматы Бакытжана Сагинтаева, акима Нур-Султана Алтая Кульгинова и акима Мангистауской области Серикбая Трумова. 

 – А как вы оцениваете результаты «Ак жола». Они получили свой процент благодаря или вопреки тому хайпу, который был вокруг них накануне выборов, – призыв Аблязова голосовать за партию?

 – У «Ак жола» свой электорат имеется. Партия активно работала. У нее много активных спикеров, которые могут конкурировать с нуротановскими, и есть устойчивый курс на преемственность партии «Алаш». 

Так что полученные голоса – результат работы самой партии, а не Аблязова. Я считаю, что «Ак жол» закономерно заработал свое второе место.

– Повлияли ли внешние события на исход наших выборов? Заявления российских депутатов – Федорова и Никонова, события в США и т.д.

– Федоров и Никонов – не такие весовые люди, чтобы вступать с ними в полемику на государственном уровне. С другой стороны, то, что им стали отвечать на уровне главы государства, показало наличие определенного комплекса неполноценности перед бывшей метрополией.

Вы заметили, что у нас заявления любого россиянина, хоть бомжа с улицы, хоть высокопоставленного работника администрации президента, воспринимается как «позиция Российской Федерации». Ну, выступили два депутата. Один понес ахинею, другой ляпнул, не подумав.

И отповеди историков или пары депутатов в их адрес вполне было достаточно. А требовать извинений за них на уровне государства – это значит придавать им непропорционально большое значение.

А что касается других событий…

Многие потроллили ситуацию с президентом США. Даже первый президент не удержался вставить свои пять копеек: к нам присылаете наблюдателей от ОБСЕ, а сами их к себе не пускаете.

Да, были киргизские события и события в Беларуси. Но они бы имели смысл в казахстанском пространстве, если бы на выборы шла ОСДП, разыгрывая карту «партии против всех».

– С учетом того, что на политической арене, по сути, ничего не поменялось, можно ли сказать, что выборы проводились исключительно для галочки, так сказать, ради соблюдения регламента?

– Нет. Выборы – важное событие. Для власти – это вотум доверия от населения. Для населения – возможность повлиять на ситуацию в стране. Но, с другой стороны, мы видим, что альтернативы Nur Otan в стране нет.

Если в начале 90-х было движение «Азат», в конце 90-х – коммунисты, «Народный фронт», гремели «Азамат», РНПК, ДВК, то сейчас альтернативы никакой.

Даже ту же ОСДП рассматривать как сильную партию довольно сложно. Из нее столько руководителей со скандалом вышли, что уже даже непонятно, кто остался. 

А поскольку у нас, надо понимать, политика персонифицирована – мы говорим, что «Нур Отан» это партия Назарбаева, «Ак жол» это партия Перуашева, НПК – это партия Конурова, то альтернативу должна собой представлять некая личность.

Такой личности, которая была бы сопоставима по авторитету и весу с нынешними главами государства, в стране за все эти годы так и не появилось. 

Вот скажите мне: есть ли у нас на сегодняшний момент такая персона, которая способна бросить вызов Токаеву на президентских выборах?

– На мой взгляд, нет…

– А был ли такой человек за последние 30 лет?

– Простите, я запутался: кто у кого берет интервью.

– Я к тому, что это вопрос риторический. У власти никогда не было серьезной оппозиции. Были люди, способные оттянуть на себя процентов 20–25 электората, но не более. А объединенные силы оппозиции всегда проваливались и разваливались. Их консолидации хватало максимум на одну электоральную кампанию. Мы же все помним, как «Ак жол» разваливался, ДВК разваливалась, как коммунисты сдувались… 

В этой ситуации все просто обречены следовать в фарватере основного курса. И власть порой этой безальтернативностью злоупотребляет. У нас иногда даже самый мелкий чиновник считает, что он проводит курс президента, а те, кто его, чиновника, критикуют – совершают покушение на устои государства.

В связи с этим возникает вопрос: готова ли власть расширять контроль над собой? Мы прекрасно видели, как акиматы сработали в праймериз.

Нурсултан Назарбаев и Бауыржан Байбек предложили хорошую идею: пригласить в Nur Otan известных общественников, активистов, предпринимателей, которые сами по себе популярны. Но акиматы тоже имели своих кандидатов на праймериз, и большинство их кандидатов спокойно победили – и акимы районов, и их заместители.

В итоге праймериз состоялся и даже сыграл определенную роль в ребрендинге партии, но массовой кампанией по обнулению депутатского корпуса он не стал.

– Вы написали, что «Ассамблея народа Казахстана (АНК) и ее депутатская группа – важный механизм представительства интересов всех национальностей Казахстана и фактор межнационального согласия». Но если посмотреть на список новых депутатов от АНК, то становится понятно, что далеко не все национальности представлены. Чем обусловлен выбор именно этих людей?

– От АНК 9 депутатов. То есть физически нельзя представить все национальности. Но депутаты от АНК периодически меняются…

– Татар нет среди новых депутатов. Обидно…

 – Татары есть и в других партиях (смеется). Нет же жесткого требования, что должны быть еврей, армянин, немец, уйгур и дунганин. Но есть принцип ротации.

Кто-то может уйти и вместо него могут избрать другого. Это не проблема. Главное, чтобы голос был.

– Взамен вновь прибывших некоторые довольно известные лица покидают парламент. В том числе и Владимир Божко. Однако в истории было немало примеров, когда ушедшие на заслуженный отдых потом возвращались обратно. Есть ли такая вероятность для Владимира Карповича и других ушедших?

– Божко из тех людей, кто долго без дела сидеть не может. К тому же есть пример другого генерала – Каирбека Сулейменова, который после отставки был и депутатом, и возглавлял Совет ветеранов, сейчас руководит Советом по борьбе с коррупцией в НПП «Атамекен»…

Я думаю, что для таких активных людей как Божко или Гульмира Исимбаева место и дело всегда найдется.

– Практически все наблюдатели охарактеризовали прошедшие выборы, как честные и транспарентные. Некоторые пошли еще дальше. К примеру, руководитель школы наблюдателей Гражданского альянса Алматы Александр Братенков охарактеризовал прошедшие выборы как эпохальное событие, мол, были заложены основы нового Казахстана. Согласны с такой оценкой?

– Я видел разные выборы. С каждым годом транспарентность растет. Но не из-за внедрения методик, а из-за увеличения влияния социальных сетей и смартфонов.

Даже случайный прохожий может зафиксировать какие-то нарушения, и они тут же окажутся в новостях. Растущая информационная открытость стала фактором, с которым власти не могут не считаться. Так что эпохальными я бы эти выборы называть не стал. То, что они прошли в срок – не повод для гордости. Прошли и прошли.

В плане качества же выборов у меня есть претензии к Центризбиркому – и в плане социологии, и в плане организации. Выборы проходят раз в четыре года, а зарплату работники ЦИКа получают ежемесячно. Можно было начать разъяснительную работу гораздо раньше, выработать нормальные правила, а не устраивать цирк на ровном месте.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

15.01.2021 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Алмазбек Баатырбекович Баатырбеков

Баатырбеков Алмазбек Баатырбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
13,2%

составил рост ВИЧ-заболеваний в Киргизии в 2012 году

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30