90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан. Как изменить судебную систему, чтобы все, наконец, стало лучше.

03.02.2021 13:30

Общество

Узбекистан. Как изменить судебную систему, чтобы все, наконец, стало лучше.

Судебные реформы для третьего Ренессанса

В Узбекистане, по словам главы государства, начался третий Ренессанс. Слово renaissance переводится с французского именно как «возрождение», а отличительные черты эпохи Возрождения — гуманизм и интерес к человеку, его личности.

Hook.report публикует статью Алишера Акмалова о том, как улучшить судебную систему страны и повысить качество судопроизводства. Автор надеется, что предложенные идеи пойдут на пользу и Узбекистан намного улучшит свои позиции в международных правовых рейтингах.

Правовое государство не может существовать без равновесия между тремя раздельными ветвями властями. Следовательно, оно не может существовать без признания независимости и авторитета правосудия. Независимость и авторитет — те качества, которые дают правосудию возможность осуществлять свою функцию в демократической системе, защищать социальный мир и грамотно, с точки зрения закона, разрешать поступающие правовые проблемы из общества.

Правовое государство проверяется состоянием его правосудия — третьей опоры демократии. Независимость судей, которая признается и обеспечивается их статусом, — фундаментальный принцип, лежащий в основе правового государства. Обратной стороной этой независимости является то, что судьи подчинены жестким этическим требованиям и особому режиму ответственности.

Равенство граждан перед законом и защита личных свобод — принципы, лежащие в основе независимости суда, которые без этой независимости ничего не значат. И эту независимость нужно воспринимать не с позиции интересов самого суда, а напротив, исходя исключительно из интересов граждан.

О личности судьи

В развитых демократических обществах работа судьи считается благородной, да и вообще высшим пилотажем в юридической профессии. По этой причине на такую должность нужно назначать больших профессионалов своего дела, понимающих, что право — это искусство добра и справедливости (Jus est boni et aequi), то есть благодаря праву нужно воздавать каждому по его поступкам, оцениваемым с точки зрения единых законодательно установленных критериев. Людей, которые готовы безукоризненно служить и охранять идеалы права, стойко давать отпор любым неправомерным прихотям кабинетных повелителей любого ранга, которые привыкли все решать возможностями «телефонного права».  

Однажды бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони в прямом эфире назвал судей «умственно помешанными людьми», выразил сомнение в их принадлежности к человеческому роду и добавил: «Чтобы выполнять такую работу, надо иметь отличия от человека на антропологическом уровне». Применима ли такая характеристика к местным служителям Фемиды?

Наши судьи прикованы к конвейеру судопроизводства, словно галерники к веслам. Плавание по бумажному морю — это постоянный стресс, усугубляемый страхом наказания за волокиту. Многие судьи, рискнувшие не выполнить незаконные распоряжения председателей судов, потеряли свои должности именно под предлогом борьбы за бесперебойное рассмотрение дел. Поспешность, нервозное, а то и хамское поведение судей в процессах стали визитной карточкой отечественного судопроизводства.

Бесправие перед вышестоящими судьи компенсируют жестокостью по отношению к истцам, ответчикам и подсудимым. Поставленные во фрунт у вертикали власти как возле древка знамени, судьи угодничают перед прокурорами, уполномоченными оспорить их решения, заранее согласовывают приговоры и иные судебные акты с начальством. Страх отмены приговора или решения — еще одна фобия, искажающая человеческий облик местного судьи. Тем не менее не существует бюрократической пирамиды без праведников и работяг — атлантов, выносящих на своих плечах бремя правосудия.

Нет, дон Берлускони. В подавляющем большинстве своем и ваши, и наши судьи — люди как люди. Только наших судей испортили награды не по заслугам и кары не по вине, а еще — проклятый вопрос. Квартирный.

Реформы правосудия для третьего Ренессанса

Нововведения, которые мы опишем далее, позволят в разы улучшить качество правосудия, ибо они уже доказали свою практическую эффективность во многих странах мира.

• Необходимо разработать и принять закон «О присяжных заседателях». Признать право гражданина на рассмотрение его дела судом присяжных, если статьей Особенной части Уголовного кодекса предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком на три года или более строгое наказание. Говоря о преимуществах суда присяжных, обычно указывают на его большую коллегиальность, бесспорную независимость и, следовательно, меньший риск злоупотреблений и судебных ошибок. Присяжных будут беспокоить не ведомственные отчетные показатели, а лишь судьба подсудимого.

• В дополнение к уже созданным судам нужно сформировать новые, специализирующиеся на вопросах интеллектуальной собственности, а также институт следственных судей. Сейчас появилась объективная потребность в эффективной защите объектов интеллектуального труда, и в Узбекистане очень мало судей, способных дотошно разбираться в этих вопросах. Создание Суда по интеллектуальным правам обусловлено также, во-первых, необходимостью привести систему охраны интеллектуальных прав в соответствие с нормами международного права, а во-вторых, потребностью в повышении инвестиционной привлекательности экономики третьего Ренессанса. Задачей суда будет профессиональное рассмотрение споров с учетом особенностей того или иного объекта интеллектуального права, подлежащего защите.

А вот следственные судьи нужны, чтобы полностью реализовать требование о состязательном построении судопроизводства, а также чтобы судебное участие и реальный судебный контроль распространились на все стадии уголовного процесса. Главный дефект нынешнего Уголовно-процессуального кодекса — господство на так называемых досудебных стадиях стороны обвинения и фактическое процессуальное неравноправие стороны защиты, в результате чего судебные доказательства формируются, по сути, одним лишь публичным обвинителем, тогда как другая сторона, защита, такой возможностью не обладает.

• Также надо упразднить военные суды, а подведомственные им дела распределить между уголовными, гражданскими и специализированными судами.

Юрисдикция военных судов ограничена, и нагрузка на них относительно невелика. Военнослужащие — такие же граждане, и нет непреодолимых причин выделять их в отдельную категорию судопроизводства. Аргумент о том, что воинские преступления «особые», не абсолютный.

Достаточно просто подготовить судей, которые будут специализироваться на «военных» делах, ведь в мировой практике есть и следственные судьи, и судьи по административным делам. Аргумент о государственной тайне в «военных» процессах сам по себе не препятствие для рассмотрения таких дел в уголовных, гражданских и специализированных судах. Процесс можно сделать закрытым и юридически обязать его участников не нарушать тайну. Да и не в каждом «военном» деле присутствует государственная тайна. Например, если речь идет о неповиновении начальнику, то это вопрос не государственной тайны, а военной дисциплины. В результате судебная система становится менее громоздкой, более дешевой, упраздняются суды, которые по большей части простаивают без работы.

• Стоит разделить межрайонные гражданские суды на районные. Огромный поток гражданских дел обрушивается на судей, как зимний снег в летнюю жару. Но судьи не унывают, так как есть различные процессуальные уловки — например, бесконечное количество отложений рассматриваемого дела. Необоснованные и немотивированные отложения напрямую нарушают разумные сроки судопроизводства.

Разъединение межрайонных гражданских судов позволит увеличить качество рассмотрения гражданских дел в разы. У судей появится свободное время для написания мотивированных и грамотных решений на основании всестороннего и глубокого изучения материалов гражданского дела. Сейчас рядовые граждане вынуждены преодолевать огромные расстояния из-за отсутствия районных гражданских судов. Такая картина наблюдается на периферии, на примере областей, кишлаков, поселков, районов и аулов.

• Следующее предложение — разработать официальный сайт для каждого суда страны. На сайтах надо указать информацию о составе суда, краткие биографические данные судей и сотрудников аппарата суда, указать территориальную подсудность и внедрить калькулятор госпошлин.

Сейчас все судебные решения публикуются на узбекском и русском языках на официальном портале public.sud.uz. И, к сожалению, портал нуждается в серьезной доработке.

Для наглядного примера того, как должна быть образована данная система, можно воспользоваться уже ранее разработанной системой kad.arbitr, которая была внедрена в систему арбитражных судов России. Большим плюсом этой системы стало то, что там публикуются и промежуточные судебные акты до публикации финального решения по делу в формате pdf. Судебные акты публикуются по категории рассматриваемого дела.

Публикация судебных решений даст возможность юридическому сообществу страны и другим гражданам обсуждать тот или иной опубликованный документ, то есть судьи начнут писать грамотные и мотивированные решения. Любое отклонение от закона может вылиться в публичное обсуждением, и судья несколько раз подумает, принимая то или иное решение. Более того, появится прикладной материал для студентов и академического сообщества, которые занимаются исследовательскими и научными работами в области правосудия.

• Стоит фиксировать протоколы судебных заседаний с помощью современных технологий, например, на аудио. Такое требование вытекает из принципа гласности, закрепленного во всех действующих процессуальных кодексах Узбекистана. Важно также придать юридическую силу аудиопротоколам, чтобы избежать фальсификаций письменных протоколов судебных заседаний.

Введение аудиозаписей будет иметь два других важных позитивных момента: помощникам судей не придется подробно записывать протоколы, знакомить с ними стороны и принимать замечания, а судьям не нужно будет рассматривать эти замечания и выносить соответствующие определения. Кроме того, отказ от изготовления полного письменного протокола судебного заседания существенно сократит время ожидания для сторон при подготовке и подаче жалоб в вышестоящие инстанции и сроки производства по делу в целом.

• Важно также избавиться от основного негативного атрибута уголовного процесса — клетки в залах судебных заседаний. Первую клетку использовали в деле советского серийного убийцы Чикатило, чтобы избежать физической расправы со стороны потерпевших. Клетка — прямое противоречие презумпции невиновности, вызывающее негативное отношение к подсудимому, вина которого еще не доказана.

Логика Уголовно-процессуального кодекса страны указывает, что вина любого человека должна быть доказана в беспристрастном судебном разбирательстве, и если он виноват, то его можно отправить в клетку. А клетка в зале суда — это атрибут карательности. Подсудимый должен иметь возможность сидеть рядом со своим защитником во время разбирательства, а обеспечение безопасности участников процесса — обязанность сотрудников конвойной службы.

• Нужно увеличить размер оплаты труда сотрудникам аппарата суда и судьям. По сравнению с другими правовыми порядками наши местные служители Фемиды получают небольшое вознаграждение за свой труд, а увеличение размеров оплаты резко повлияет на снижение уровня коррупции внутри самой «системы».

Вчерашние выпускники юридических вузов стремятся пойти работать в суды и правоохранительные органы, но, проработав некоторое время, осознают мизерность поощрения своего труда. Прокормить семью и оплатить контракт за обучение ребенка за такую зарплату — задача не из легких. Тут появляется соблазн коррупции, так как простые обыватели аппарата суда и судьи исходят из логики: сначала экономика, а потом политика.

Получая достойную оплату за свой труд, работники судов будут испытывать груз ответственности перед налогоплательщиками — качество выполняемой работы напрямую связано с размером оплаты труда.

• Следующий пункт — в обязательном порядке привлекать преподавателей ведущих зарубежных юридических школ из систем континентального и общего права в преподавательский состав Высшей школы судей. Тем самым можно получить тот необходимый положительный зарубежный практический и теоретический опыт, которого нашим судьям в настоящее время не хватает.

• Наделить помощников судей следующими процессуальными функциями и закрепить это во всех процессуальных кодексах — они должны заниматься подготовкой проектов судебных решений, разъяснять сторонам их права и обязанности, предлагать действия по мирному урегулированию спора и истребовать доказательства.

Сейчас в большинстве случаев подготовку проекта судебного акта берет на себя помощник судьи. Должность помощника предполагает наличие обязательного юридического образования — такое требование неслучайно, ведь роль помощника в судебном процессе довольно велика, его вполне можно рассматривать в качестве второго судьи.

Важной функцией помощника остается составление проекта текста решения (или иного судебного акта), который судья вычитывает, редактирует, после чего скрепляет своей подписью. При существующей высокой судейской нагрузке помощник существенно снижает временные затраты судьи на бумажную работу, тем более если это типовые дела, не требующие особых интеллектуальных вложений, — задолженность по коммунальным платежам, невыплата зарплаты и так далее.

Помимо снижения нагрузки, создание проектов судебных актов играет также и социализирующую роль, готовя помощника к будущей роли судьи. Размер заработной платы помощника нужно будет увеличить, ведь и задач станет больше, и престиж должности надо как-то повышать.

• Последний пункт — внедрить интернет-трансляции в режиме реального времени заседаний коллегий Верховного суда, Президиума Верховного суда, а также Пленума Верховного суда, которые могли бы потом сохраняться в режиме публичного доступа.

Вопрос может возникнуть лишь в отношении каких-то персональных граждан, однако такой риск невелик — данные можно просто не озвучивать. При этом очевидно, что дела, рассматриваемые на закрытых судебных заседаниях, транслироваться не будут.

Время — это единственный арбитр, который может дать свою беспристрастную оценку проводимым реформам в третьем Ренессансе. Все судебные органы Узбекистана и руководство страны должны быть полностью заинтересованы во внедрении предложенных идей, так как после этих реальных действий все мировое сообщество и настоящие инвесторы поверят в качество реформ.

А вот не решив существующие проблемы действующей судебной власти, нельзя рассчитывать и на успешность проводимых реформ в целом.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://hook.report/2021/01/a-poka-tolko-molimsya/

03.02.2021 13:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Нариман Ташболотович Тюлеев

Тюлеев Нариман Ташболотович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

460$

ежемесячная зарплата главы таможни Кыргызтана в 2016 году

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30