90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Жизнь взаймы. Кому и сколько должен Таджикистан?

18.02.2021 12:30

Экономика

Жизнь взаймы. Кому и сколько должен Таджикистан?

Зачем Таджикистану увеличивать заимствования и как республика будет закрывать долги? 

Правительство Таджикистана решило увеличить внешний долг в 2021 году и попросить о кредитах внешних кредиторов страны. Это при том, что уровень внешнего долга в данный момент достигает 3,1 млрд долларов США (36,9% к ВВП) и равен 294 доллара США на душу населения. Но в правительстве это объясняют тем, что без кредитов реализация проектов по развитию некоторых сфер экономики в Таджикистане невозможна.

Источник: Жизнь взаймы. Кому и сколько должен Таджикистан?

Сколько Таджикистан должен?

Внешний долг Таджикистана в 2020 году увеличился на 238 млн долларов США за счет освоения предоставленных кредитов стране. Если 1 января прошлого года внешний долг составлял 2 млрд 925,3 млн долларов США, то к октябрю 2020 года достиг 3 млрд 163,18 млн долларов США.

Что касается государственного долга страны, то он в октябре 2020 составлял 3,7 млрд долларов США или 44,9% к ВВП. Госдолг Таджикистана состоит на 80% из внешнего долга, остальная часть — это внутренний долг.

Внутренний долг страны резко увеличился пять лет назад 217,5 млн долларов США в 2015 году до  565,5 млн долларов США в 2016 году, когда ряд системообразующих банков страны оказались на грани банкротства. Правительство Таджикистана приняло решение о выпуске казначейский векселей для того, чтобы решить проблему таких крупных на тот момент банков страны как «Агроинвестбанк» и «Таджиксодиротбанк».

Кому больше всего должен Таджикистан?

Самым крупным кредитором Таджикистана за последние 12 лет остается Экспортно-импортный банк Китая (Эксимбанк).

До этого, в 1997 году крупными кредиторами Таджикистана были Россия и Узбекистан, где их доля составляла 52% и 31% соответственно. 

Впервые Китай выдал кредит Таджикистану в 2007 году. К концу того года сумма освоенных средств по кредиту Эксимбанка составляла –  184 млн долларов США.

На тот момент самым крупным займодателем республики был Всемирный банк, чья доля в общем внешнем долге страны составляла – 346 млн долларов США.

Но уже через год, по итогам 2008 года, Китай опередил всех кредиторов Таджикистана, и его доля во внешнем долге Таджикистана составила почти 500 млн долларов США. В 2009 году уже 77% кредитного партфеля Таджикистана составляли китайские кредиты.

Эксимбанк Китая начал кредитовать проекты Таджикистана с 2007 года в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Китай предоставил кредит Таджикистану на строительство высоковольтных линий электропередач 500 кВт «Юг – Север» и 220 кВт «Лолазор – Хатлон», а также на реабилитацию автомобильной дороги «Душанбе – Чанак» (граница Узбекистана).

Именно в то время и появилась самая первая платная дорога в Центральной Азии: протяженность автодороги Душанбе-Чанак составляет 335,9 км, а общая стоимость проекта составила 304,5 млн долларов США, из которых доля китайской стороны составила 289,7 млн долларов США, вклад правительства Таджикистана – 14,8 млн долларов США. Проект охватил и строительство тоннеля Шахристан.

В последующие годы Таджикистан и Китай продолжили сотрудничество в этом направлении и между правительством страны и Эксимбанком Китая в 2009 году было подписано соглашение о выделение дополнительных средств на строительство линий электропередач 500 кВт «Юг-Север» и 220 кВт «Лолазор-Хатлон» в сумме 51 млн долларов США и реконструкцию автодороги Душанбе–Кульма (Таджикистан-граница Китай) на участке Душанбе – Дангара в сумме 49 млн долларов США.

На каких условиях Таджикистан получает кредиты?

Об условиях, по которым Таджикистан получает кредиты, обычно не говорят, об этом мало данных. Международные организации публикуют отчеты, где можно найти данные и об условиях, но тема до конца не раскрыта.

Известно, что прежде чем выдать займ кредитор анализирует финансовую состоятельность заёмщика и то насколько он сможет вернуть выдаваемый кредит своевременно. Но кроме этого, партнеры по развитию могут требовать производить реформы в стране.

К примеру, Всемирный банк наравне с выделением грантов и кредитов Таджикистану выступает за реформы в энергетическом секторе республики, в их числе реструктуризация «Барки точик» и поэтапное повышение цен на электричество. Последнее, по мнению экспертов ВБ, является нерентабельным и при низких тарифах отрасль не сможет развиваться. Поэтому ВБ часто поддерживает именно энергетическую отрасль, а повышение цен на электричество помогает правительству возвращать долг перед ВБ.

Что касается Китая, то его политика и цели иные. КНР не раскрывает данные по выданным кредитам, их процентам и условиям. Но у Китая свои деловые интересы и главным условием льготных кредитов является участие китайских компаний в финансируемом проекте. Поэтому с приходом китайских кредитов, в Таджикистан поступила и рабочая сила из Китая вместе с такими крупными компаниями как CNPC, China Road and Bridge, Zijing Mining и др. Они реализуют проекты в Таджикистане, которое финансирует китайское правительство. Также китайскую рабочую силу можно увидеть и в сельскохозяйственном секторе в регионах страны.

Кроме этого, в 2011 году Таджикистан передал часть своей территории Китаю. Тогда парламент Таджикистана ратифицировал протокол о демаркации своей границы, согласно которому Китаю отходит 1,1 тысячи квадратных километров спорных территорий на востоке страны. Эксперты предполагали, что в этой части гор Памира есть месторождения не только драгоценных камней, но и урана. И это, возможно, было одним из условий выделения льготных китайских кредитов Таджикистану.

Кредит в кризисное время

Пандемия COVID-19 охватившая весь мир больно ударила по бюджету стран, в особенности ощутимым удар был для стран с развивающейся экономикой, в число которых входит Таджикистан.

В 2020 году правительство Таджикистана в 2020 году утвердило и подписало пять новых кредитных проектов на сумму 459,5 млн долларов США. Кроме этого, в рамках «Программы государственных внешних заимствований на 2021 год и прогнозе показателей на 2022-2023 годы» в 2021 году Таджикистан планирует запросить у международных партнеров кредитные средства на сумму 562 млн долларов США.

В Минфине отмечают, что на сегодня в Таджикистане на стадии проектирования находятся 8 кредитных соглашений:

– Проект «Сокращение энергетических потерь в Хатлонской области» – 20 млн евро,

– Проект «Программа развития энергетической сферы» – 25 млн долларов США,

– Проект «Водоснабжения города Куляб» – 8,9 млн долларов США,

– Проект «Теплоснабжения города Душанбе» — 5 млн долларов США (кредит ЕБРР),

– Проект «Строительство автомобильной дороги Обигарм-Нурабад» — 50 млн долларов США (кредит Asian Infrastructure Investment Bank),

– Проект «Программа экономических реформ Правительство Республики Таджикистан» — 50 млн долларов США (планируется получение кредита у Евразийского фонда стабилизации и развития),

– Проект «Строительство Рогунской ГЭС» — 340 млн евро (планируется получение кредитов у швейцарского банка Credit Suisse и у немецкого банка Landesbank Baden — Wiirttember),

– Проект «Реконструкция Нурекской ГЭС. Второй этап» — 50 млн долларов США.

 Таджикистан увеличил порог внешнего долга к ВВП

До 2018 года порог внешнего долга Таджикистана не должен был превышать 40% к ВВП. Этот порог считался самым оптимальным и безопасным для экономики страны, внешний долг превышающий этот порог мог привести к постепенному дефолту страны – таковы были рекомендации международных партнеров, в том числе Всемирного банка. Однако в 2017 году внешний долг страны составил 40,3% к ВВП. Это означало, что Таджикистан должен был снизить это значение выплатив долги по кредитам, а до этого момента приостановить привлечение и освоение новых кредитов. 

После этого правительство Таджикистана приняло решение, начиная с 2018 года внешний и внутренний долг рассчитывать вместе, обозначая это как государственный долгТаким образом, пороговое значение государственного долга к ВВП было утверждено на уровне 60%. В соответствии с новой стратегией при привлечении государственных заимствований преимущество отдается высокольготным кредитам, содержащим как минимум 35% грантового элемента (согласно рекомендации Международного Валютного Фонда).

Государственный долг Таджикистана на сегодня составляет 45% к ВВП, что официально не является опасным порогом для экономики страны.

Таджикистан попросил отсрочку

Министры финансов и главы центральных банков стран Большой двадцатки (G20) 15 апреля 2020 года договорились временно прекратить взыскание долгов с беднейших стран мира. Первоначально речь шла о 6 месяцах, но потом срок был продлен до июня 2021 года. В список сначала вошли 25 беднейших стран мира, потом он был расширен.

Право приостановить выплаты по внешнему долгу было дано и Таджикистану, однако Минфин Таджикистана подчеркивает, что это не означает, что страна находится в дефолте и не может платить по долгам. 

«Данная инициатива направлена на поддержку развивающихся стран в противодействии пандемии COVID-19, и она распространяется на все страны, которые привлекли кредитные средства от стран-членов G20 и Парижского клуба. Помимо Республики Таджикистан более 46 стран мира воспользовались этой инициативой. Таджикистан принял решение присоединиться к инициативе стран Большой двадцатки (G20) по введению моратория на выплаты развивающихся стран по внешнему долгу, полагаясь на рекомендации своих партнеров по развитию. Денежные средства, освободившиеся в результате приостановления обслуживания внешнего долга, были дополнительно направлены на финансирование сектора здравоохранения страны», – отмечается на сайте ведомства.

Отмечается, что в рамках данной инициативы 3 сентября 2020 года Таджикистан подписал Меморандум с Парижским клубом. В результате была достигнута договоренность о приостановлении выплат по долговым обязательствам перед Эксимбанком Китая и Кувейтским Фондом Развития на общую сумму 43 млн долларов США и Германским банком развития (KFW) на сумму 363 тыс. евро.

Ежегодно сумма обслуживания внешнего долга предусматривается в государственном бюджете страны. В кризисный 2020 год, когда экономическая активность значительно снизилась и резко сократился поток денежных переводов в Таджикистан, бюджет республики оказался в упадке, но обслуживание внешнего долга не прекращалось.

 Всемирный банк полагает, что это должно высвободить в бюджете страны необходимые средства для финансирования социально-экономических мер поддержки и здравоохранения в борьбе с пандемией.

Кроме этого, правительство продолжает переговоры с другими двусторонними кредиторами о временном перерыве в обслуживании долга.

Есть риск дефолта?

Столь активное стремление Таджикистана в получении кредитных средств на развитие экономики настораживает международных партнеров по развитию. Всемирный банк открыто, но дипломатично, высказывает свою настороженность о том, что подобные шаги не совсем уместны для Таджикистана.

«Поскольку Таджикистан подвержен высокому риску долгового дефолта, любое новое не льготное заимствование делает госдолг еще менее устойчивым», – отмечают экономисты Всемирного банка.

Данные Всемирного банка отличаются от официальных, в отчете отмечается, что внешний госдолг страны достиг почти 40% ВВП к сентябрю 2020 года в сравнении с 36,6% ВВП в конце 2019 года.

В отчете отмечается, что правительство профинансировало более высокий дефицит бюджета в связи с пандемией COVID-19 за счет заимствований. Для решения проблем, истекающих от пандемии и для закрытия налогово-бюджетного дефицита, образовавшегося из-за недостатка доходов, международные организации поддержали правительство, активизировав проекты в области здравоохранения, а также программы поддержки бюджета.

Экстренная международная помощь в форме грантов и кредитов была согласована с МВФ (189,5 млн долларов США), АБР (свыше 102,5 млн долларов США) и ЕФСР (50 млн долларов США). Поддержка Всемирного банка сектору здравоохранения в период COVID-19 составила 11,3 млн долларов США доступной помощи, которая будет дополнена 16,2 млн долларов.

«У Таджикистана может возникнуть проблема moral hazard»

Риск дефолта в странах с развивающейся экономикой довольно высок. По словам экономиста Шухрата Мирзоева, Covid-19 еще больше ослабил макрофискальные позиции правительства, т.к. доходная база значительно сузилась ввиду сокращения деловой активности, временного закрытия границ и связанного с этим падения покупательной способности населения.

«Единственное изменение для правительства в период Covid-19 – это возможность реструктурировать внешний долг перед многосторонними донорами по причине растущей бедности и уязвимости, а также государственных расходов. Это, по сути, создает проблему moral hazard, т.к. это еще один стимул для того, чтобы опять набрать кредитов для поддержания платежного баланса и покрытия ожидаемого дефицита госбюджета», – считает он.

Как поясняет экономист, риски недофинансирования социальных обязательств из госбюджета реальны и их стоит выдвинуть на первый план.

Хотя Минфин Таджикистана в 2018 году поднял пороговый уровень долга с 40 до 60% к ВВП и поэтому по сути, как говорит Мирзоев, с формальной точки зрения все, что ниже этого уровня, не должно создавать риски долговой ямы.

«Эта мера дает возможность для новых заимствований. Я согласен, что макроэкономических предпосылок для этого не было. По всей видимости на тот момент подняли порог на основе ожидаемого роста экономики и прочих макроэкономических показателей таких как, например, объёмы госрезервов, показатели платежного баланса, денежные переводы трудовых мигрантов, изменение курса сомони, индекс потребительских цен и т.п. Но здесь стоит сделать поправку на то, что за основу были взяты официальные прогнозы правительства, а они как правило бывают завышенными и крайне редко отражают реальность», – подчеркивает он.

Хотя экономист признается, что международные партнеры по развитию МВФ и ВБ долго возмущались по этому поводу, но ничего сделать не смогли. В принципе, пороговый уровень определяется путем расчетов модели устойчивости госдолга. У правительства Таджикистана своя модель, у международных финансовых институтов своя. Отсюда расхождения мнений.

Экономист отмечает, что, к сожалению, Таджикистану не обойтись без внешних заимствований и единственное условие, при котором не понадобятся кредиты, – это слабо регулируемый частный сектор с доступом к финансированию и квалифицированной рабочей силе, что пока совсем не развито в Таджикистане.

«С бюджетной точки зрения мы только 3-4 года назад научились планировать на среднесрочную перспективу. На 10-15 лет практически никто у нас не планирует из-за волатильности макроэкономической ситуации и больших денежно-кредитных и налогово-бюджетных рисков. Поэтому то, что кредиты нужно рано или поздно выплачивать, понимают практически все, но никто об этом всерьез не задумывается. Это на самом деле так», – говорит Мирзоев.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

18.02.2021 12:30

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Джоомарт Каипович Оторбаев

Оторбаев Джоомарт Каипович

экс- премьер-министр Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
726

митингов прошло в Кыргызстане в 2012 году

«

Май 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31