90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Роль этноконфессиональных факторов в процессе внутриафганского диалога

01.03.2021 09:00

Религия

Роль этноконфессиональных факторов в процессе внутриафганского диалога

Роль этноконфессиональных факторов в процессе внутриафганского диалога является фундаментальной и решающей, считает Фарзад Рамезани Бонеш, журналист и эксперт по вопросам международных отношений. По его мнению, прочный мир в этой стране возможен только при условии соблюдения прав всех этнических и религиозных групп.

Источник: Роль этноконфессиональных факторов в процессе внутриафганского диалога

Краткий обзор статьи:

– Фактор этнической принадлежности в Афганистане все более политизируется;

– События последних лет сделали роль этно-религиозных элементов в процессе межафганского диалога очень важной;

– Талибы рассматривают этническое, религиозное, политическое и языковое разнообразие как угрозу;

– Непуштунские лидеры расходятся с талибами во взглядах на будущее государственного устройства Афганистана;

– Прочный мир не будет достигнут, если власти пожертвуют правами этнических и религиозных меньшинств на переговорах с талибами.

 Афганистан является страной где существуют многие виды культурного, языкового, расового и даже религиозного разнообразия. Численность самой крупной этнической группы – пуштунов по разным оценкам колеблется в пределах сорока процентов населения страны. Более половины населения страны говорит на фарси, и большинство афганцев являются мусульманами-ханафитами. 

Этнические, религиозные и языковые различия сами по себе не являются проблемой. Но события последних лет сделали роль этно-религиозных элементов в процессе межафганского диалога очень важной. Таким образом, фактор этнической принадлежности в Афганистане все более политизируется.

Роль этнорелигиозных факторов в подходе талибов к процессу межафганского диалога

Фактически, в прошлом этническая и религиозная принадлежность талибов играли важную роль в процессе их прихода к власти. Талибы были довольно консервативной племенной группой в пуштунских районах, граничащих с Пакистаном. В прошлом талибы проявляли своеобразный, даже противоречивый подход к другим этно-религиозным группам.

К суннитам-непуштунам талибы проявляли этнический подход, к не суннитским групам религиозный.

К суннитам-непуштунам они проявляли этнический подход, к не суннитским групам религиозный. В результате Афганистан во время правления Талибана стал свидетелем кровопролитных репрессий, которые талибы обрушили на представителей других этнических и религиозных групп.

Фактически и сейчас, понимание шариата и ислама нынешних талибов остается консервативным, хотя они пытаются представить себя более современными, подчеркивая присутствие представителей других этнических групп в составе своего руководства.

Однако их восприятие Корана и Сунны, логика рассуждений такова, что талибы по-прежнему рассматривают этническое, религиозное, политическое и языковое разнообразие как своего рода угрозу или результат заговора.

В лучшем случае талибы не придают большого значения факторам религиозно-этнического разнообразия.

Кроме того, роль суннитского фундаментализма и пуштунской этнической принадлежности по-прежнему очевидна в позиции Талибана на мирных переговорах, по вопросам проблемы официальных религий страны и равных прав для религиозных меньшинств.

Этническая и религиозная составляющая по-прежнему играет важную роль в требовании талибов к формированию абсолютной власти в Афганистане (где не будет разделения властей и выборов), созданию исламской системы Исламского Эмирата с абсолютной властью эмира.

Лидеры талибов чтобы сохранить свое присутствие на межафганских переговорах должны идти на уступки и компромиссы, что несовместимо с суннитскими этническими и фундаменталистскими идеалами Талибана. Руководители движения находятся под давлением со стороны лидеров среднего звена и полевых командиров, которые требуют, чтобы они учитывали во время переговоров этнические и религиозные подходы.

Это добавляет двусмысленность политике талибов и усложняет процесс диалога.

Роль этно-религиозных факторов в подходе официального Кабула к межафганским переговорам

В настоящее время все полномочия, связанные с мирным процессом в Афганистане отданы Высшему совету национального примирения, который был создан в феврале 2020 года. В мае 2020 года президент Ашраф Гани и его главный конкурент на президентских выборах 2019 года Абдулло Абдулло достигли соглашения о том, что последний возглавит этот орган.

Хотя Соединенные Штаты, Европейский Союз и простые афганцы приветствовали создание комитета, но факт остается фактом: кризис власти в Афганистане из-за этнических и религиозных факторов усилился.

Например, первое заседание Высшего совета национального примирения прошло только в декабре прошлого года, то есть почти через год после создания.

Самую серьезную озабоченность вызывает отсутствие политического консенсуса среди афганских политиков, этнических и религиозных элит, которые входят в команды Гани и Абдуллы. Это резкое расхождение во мнениях влияет на переговорный процесс в пользу движения «Талибан».

Между тем, этнические и религиозные факторы также влияют на динамику переговоров по всеобъемлющему мирному соглашению, выбор переговорщиков, их способность преодолевать вызовы и необъективные, несправедливые подходы.

В дополнение к этому, этнические и религиозные факторы имеют решающее значение для дальнейших переговоров о роли религии в будущей системе Афганистана, о конституционных прав афганских граждан, особенно этнических и религиозных меньшинств (Глава II Конституции).

Этнические и религиозные элиты будут играть важную роль в достижении согласия по поводу решения о том каким будет правительство и власть после достижения мирного соглашения, о привлечении боевиков Талибана в структуру сил безопасности Афганистана.

В этих условиях прочный мир не может быть достигнут, если власти пожертвуют правами этнических и религиозных меньшинств на переговорах с талибами.

Роль отдельных этноконфессиональных групп в процессе межафганского диалога

Этно-религиозные партии и группы Афганистана, особенно наиболее многочисленные – пуштуны, таджики, хазарейцы и узбеки, играют важную и фундаментальную роль в политической жизни страны.

Двумя основными лидирующими группами являются пуштунские и таджикские этнорелигиозные партии и группы. Пуштуны в основном проживают на юге и востоке, таджики – на севере, в центральной части и на западе страны. Следующая по численности группа – хазарейцы (в большинстве шииты), в основном базируются в центре и в Хазараджате.

Узбеки живут на севере страны. Другие этнические и религиозные меньшинства, такие как исмаилиты, туркмены и т. д. не так многочисленны, что снижает их роль и влияние.

В делегации по межафганским мирным переговорам, сформированную правительством марте прошлого года вошли представители практически всех влиятельных этнических и религиозных общин страны.

В ней присутствуют такие фигуры, как Мохаммад Масум Станекзай и Фатима Гилани (пуштуны), Абдул Хафиз Мансур и Фавзия Куфи (таджики), Хабибех Сараби (хазареец), Батур Дустум (узбек), а также исмаилитский лидер Саид Мансур Надери.

Между тем, позиции многих представителей переговорной группы и Совета национального примирения Исламского государства Афганистан практически близки к позициям этнических и религиозных групп и лидеров страны.

Требования лидеров этнорелигиозных групп на переговорах с талибами

Этнические и религиозные группы расходятся с талибами во взглядах на систему государственного устройства Афганистана. Фактически, талибы добиваются радикальной смены режима власти.

Но для лидеров таджикских, хазарейских и узбекских групп сохранение республиканской формы правления – это красная линия, за которую они не намерены заходить.

Талибан выступает за абсолютную централизованную систему власти. Однако этнические и религиозные группы говорят о необходимости разделения властей, соблюдении прав граждан, достойной роли оппозиции и меньшинств в управлении страной.

К тому же, более умеренные и более светские пуштунские этнические группы опасаются потерять свое влияние из-за усиления власти консервативных талибов. Лидеры таджикских, хазарейских и узбекских этнических и религиозных групп также не желают идти на значительные уступки талибам. При этом все эти группы опасаются вывода войск США.

Большинство непуштунских лидеров и некоторые пуштунские, такие как Хекматияр и Карзай, положительно относятся к идее создания Временного правительства и считают его нужным органом, который мог бы создать условия для компромисса, и перераспределения власти и внесения поправок в конституцию.

Лидеры непуштунских общин в последнее время говорят о необходимости превращения страны в парламентскую республику.

Однако сторонники президента Ашрафа Гани и талибы выступают против таких планов.

Капитуляция перед талибами не принесет мира

Межафганские мирные переговоры начались и зашли в тупик из-за разногласий по поводу основных рамок дискуссии и роли этно-религиозных элементов. В настоящее время участники переговоров спорят по более 20 статьям повестки мирных переговоров.

Переговоры должны создать прочную основу для урегулирования широко распространенных этнических и религиозных противоречий. Национально-религиозные меньшинства не должны страдать от присутствия талибов, а талибы не должны считать их существование угрозой для себя.

Подписание мирного соглашения в Афганистане на условиях диктата талибов, при котором будут проигнорированы факторы этнического и религиозного многообразия, не приведет к прочному миру.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

01.03.2021 09:00

Религия

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945
$334,4 млн

потратит Узбекистан на разработку новых газовых месторождений в 2013-2014 гг

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31