90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Китай изменяет свою внешнюю политику в Центральной Азии?

05.04.2021 15:30

Политика

Китай изменяет свою внешнюю политику в Центральной Азии?

Об увеличении военно-технического сотрудничества между КНР и ЦА. 

Несколько дней назад наш портал писал об увеличении сотрудничества с Турецкой республикой в военно-технической сфере. Сегодня же предлагаем нашим читателям ознакомится с тем, как обстоят дела в отношении военного сотрудничества стран нашего региона с КНР, а также взглянем на геополитику Поднебесной по отношению к Центральной Азии в целом. 

И так, с момента обретения государствами ЦА независимости, Китай старался взаимодействовать с молодыми республиками исключительно с позиции так называемой мягкой силы, стремясь налаживать обширные экономические связи и не вмешиваться во внутреннюю политику стран региона, соответственно и военного присутствия страны в регионе не наблюдалось. Связано это было в первую очередь с экономическими потребностями и возможностями самой КНР, к тому же, Китай не мог себе позволить посягательства на область «жизненных интересов» России, частью которых, в том числе является и Центрально-Азиатский регион, где военно-политическое доминирование РФ по-прежнему неоспоримо.

В целом, осторожность Китая в действиях по отношению к нашим странам по-прежнему остается, особенно учитывая формирующийся стратегический союз между РФ и КНР, из-за чего риски порчи отношений слишком опасны. Но, ничто не вечно под Луной, а в особенности геополитика. Поэтому с изрядно возросшим политическим статусом, огромной долей в мировой экономике, и колоссальными геополитическими амбициями, современная КНР начинает действовать смелее в своей внешней политике, тем самым постепенно изменяя тактику своего воздействия и на страны Центрально-Азиатского региона. 

Отдельно отметим, что на данном этапе все еще рано говорить о военном присутствии КНР в нашем регионе. И все же, есть основания считать, что в ближайшие годы положение изменится, ярким звоночком о начале изменений, стало строительство базы в Мургабском районе Таджикистана, сообщение о которой публиковал еще «The Washington Post» в феврале 2019го года. Официально база представляет собой пограничную заставу, построенную на средства от внешних займов Таджикистана перед КНР, и является частью Таджикско-Китайского соглашения о строительстве семи пограничных застав подписанное еще в 2016м году.

Все заставы будут находиться на границе с Афганистаном, соглашение также предусматривает создание тренировочных центров. Отметим, что несмотря на то, что все данные объекты строятся при непосредственной поддержки КНР, призваны они обеспечить региональную безопасность, нейтрализовав угрозу терроризма со стороны радикалов из Афганистана, которые могли бы попасть в страну через слабо контролируемую горную зону. При этом, стремление Китая заключается скорее в целях обеспечения собственной безопасности, так-как через Таджикистан террористы могли бы проникнуть в Синьцзян. 

На упомянутых пограничных объектах также были замечены представители Народной вооруженной милиции Китая, представляющей собой полувоенное образование, а сам персонал застав частично состоит из граждан КНР. Присутствие подобных силовиков вполне объясняется заключенными обеими сторонами соглашений об обеспечение безопасности. 
Напомним, что всего перечисленного по-прежнему мало, чтобы говорить о настоящем военном присутствие Китая в ЦА. Однако, предельно очевидно, что отношение Китая с некоторыми странами Центрально-Азиатского региона, постепенно выходит за рамки сугубо экономических. 

Между Россией и КНР постепенно начинается молчаливая конкуренция за военное присутствие в регионе, и Поднебесная пока лишь осторожно прощупывает почву. 

Очень многое в вопросе военного сотрудничества, в дальнейшем будет определять торговля вооружениями, и пока что Россия с существенным разрывом лидирует в этом вопросе, несмотря на то, что Китай стремительно увеличивает темпы поставок оружия за рубеж. Притом лидерство РФ наблюдается не только в рамках нашего региона.

В глобальном плане лидерство РФ также ощутимо, по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира, Россия по-прежнему занимает второе место в рейтинге экспортеров вооружений, с долей рынка в объеме 20%. Китай же пока находится на 5 месте, с долей в 5% на мировом рынке.  Но стоит учитывать, что объем экспорта Китайского вооружения будет расти, и именно от этого будет зависеть то, насколько успешно Китай сможет теснить военное положение России в ЦА.

При этом, наиболее плодородная почва для получения Китаем полномасштабного военного присутствия имеется среди наиболее экономически слабых и зависимых от китайских кредитов государств. В первую очередь это Таджикистан и Кыргызстан, в чуть меньшей степени это касается Туркменистана, и лишь в последнюю очередь это угроза для Казахстана и Узбекистана. 

Резюмируя отметим, что в действительности обеспечение какого-то военного присутствия для Китая не является важным стратегическим интересом, в большей степени КНР заинтересована в обеспечение региональной безопасности, с целью обеспечения устойчивого экономического партнёрства с наши странами. Однако, с ростом геополитического могущества Поднебесной, могут произойти и некоторые изменения в её привычной внешней политике относительно стран Центральной Азии. 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

05.04.2021 15:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Равшан Бабырбекович Жээнбеков

Жээнбеков Равшан Бабырбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
70-е

место занимает Таджикистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30