90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Злостное нарушение властями Туркменистана права граждан на достаточное питание ставит их на грань выживания.

11.05.2021 17:30

Политика

Злостное нарушение властями Туркменистана права граждан на достаточное питание ставит их на грань выживания.

Коэффициент полезного действия

К выходу очередного доклада омбудсмена Я.Курбанназаровой

Как же незаметно пролетел еще один год из тех пяти лет, что по закону отпущены Уполномоченному представителю по правам человека в Туркменистане на исполнение ответственной и благородной миссии — заботиться о соблюдении прав сограждан! Пройдет еще один, и, возможно, мы узнаем имя нового омбудсмена, и также, возможно, им снова окажется женщина с весенним именем Яздурсун — Яздурсун Курбанназарова. Ее появление в нашей жизни четыре года назад сулило хоть сколько-нибудь заметный подъем активности в сфере защиты прав человека, но вот, что оказалось на деле.

Если судить по ежегодным докладам Уполономоченного представителя, серьезных проблем с этими правами в Туркменистане не существует, ибо они надежно охраняются десятками нормативных документов, сотнями сотрудников государственных органов, которые так и называются — «правоохранительные органы», а самое главное — заботой президента, который денно и нощно только тем и озабочен, чтобы обеспечить согражданам счастливую и безбедную жизнь. Было также отмечено, что одним из ключевых принципов независимого нейтрального Туркменистана «является объявление в стране прав и свобод человека в качестве высшей ценности общества и государства». Да-да, именно, не соблюдение прав и свобод и выполнение международных обязательств в этой области, а всего лишь объявление их в качестве высшей ценности.

Представьте себе картину: счастливый отец семейства возвращается с работы домой. Он только что получил зарплату и мечтает, как купит новый ковер, а лучше — компьютер, микроволновку или пылесос отечественного производства, как повезет своих детей и жену на отдых в Авазу, а стариков-родителей отправит поправлять здоровье в санаторий «Моллакара»… Или наоборот: стариков — в Авазу, а жену и детей — в «Моллакара», ведь там созданы все условия для семейного отдыха и лечения. Оказывается там, наряду с традиционным грязелечением, отдыхающим предлагают сеансы физиотерапии, гидротерапии, фитотерапии, подводного массажа, а еще хвойные ванны и ванны с использованием лекарственных трав, о которых так много хороших книг написал наш уважаемый президент. Лежишь себе в такой ванне, попиваешь травяной чаек и читаешь, читаешь, читаешь…

«Опять ты телевизор на полную громкость включил?! — нарушает идиллию сердитый голос жены. — Допивай скорее свой чай да беги занимать очередь. Говорят, завтра в наш магазин куриные окорочка завезут. А я детей уложу и тебя сменю, сможешь и ты немного поспать. Мыслимое ли дело — круглые сутки баранку крутить!»

Телевизор выключен, мечты улетучились…

Я, конечно, не утверждаю, что рядовые граждане Туркменистана имеют достаточно свободного времени, чтобы читать или слушать по ТВ ежедневные сообщения о масштабных достижениях в экономике, политике, сельском хозяйстве, здравоохранении, образовании, спорте и во всём остальном. Однако, думаю, многие обратили внимание на то, что в последнее время президент довольно часто стал напоминать чиновникам о необходимости «обеспечения продуктового изобилия».

Смысл слова «изобилие» вполне понятен: изобилие — это то, что превосходит норму, это избыток, богатство, излишество. Об изобилии можно говорить только тогда, когда достигнута некая абсолютная величина, норма, в данном случае — когда потребности населения в продуктах питания полностью удовлетворены.

Голод — не тетка

Но вот, о чем сообщают независимые СМИ.

Заголовки:

«Обмороки и драки. Магазины Туркменабада и Абадана берутся штурмом», «В Ашхабаде выросли очереди перед продуктовыми магазинами», «В колониях Туркменистана начался голод», «В Балканабаде урезали норму отпуска пайковых продуктов», «Закрытие границы с Ираном грозит Туркменистану голодом»

Комментарии:

Собственное производство продуктов питания в Туркменистане удовлетворяет лишь около 40 процентов внутреннего спроса. Остальная часть импортируется, при этом приблизительно 80 процентов импорта приходится на Иран.

Из-за очередей и нехватки продуктов мы не всегда можем купить еду.

Наша семья тратит на еду от 70 до 80 процентов своего дохода.

В Туркменабаде восьмилетняя девочка упала в обморок в очереди за хлопковым маслом. В очередь ее поставила мать, которой продавец за соответствующую мзду пообещал продать три литра масла вместо полагающихся по норме полутора.

В Мары женщины пришли к зданию хякимлика, чтобы пожаловаться на перебои в снабжении государственных магазинов. Они устали от того, что очередь за продуктам первой необходимости надо занимать с двух часов ночи.

В Балканабаде основные продукты питания отпускаются по карточкам. Почти все регионы Туркменистана постепенно переходят на продажу продуктов исключительно по предъявлении паспортов с местной пропиской.

На дорогах все чаще появляются дети, просящие милостыню, неимущие граждане штурмуют мусорные баки в поисках просроченных продуктов…

Нашли, чем удивлять, скажут «патриоты», это же публикуют на продажных зарубежных сайтах так называемые оппозиционеры и правозащитники, которым все равно, что писать, лишь бы им за это платили.

Интересно было бы знать, откуда они про это знают, если «продажные», по их мнению, сайты в Туркменистане давным-давно намертво заблокированы? Кстати, информацию, публикуемую на этих сайтах, сообщают, причем нередко даже с риском для жизни, люди, живущие в Туркменистане, настоящие, а не фейковые патриоты.

Почему же они в таком случае обращаются к независимым СМИ, к правозащитникам, а не к Уполномоченному представителю по правам человека, к женщине с весенним именем Яздурсун?! Может, и обращаются, только принимать к рассмотрению такие обращения, а тем более публично комментировать их вряд ли кто-нибудь рискнет, будь он государственный чиновник или даже омбудсмен (что в условиях Туркменистана по сути одно и то же).

Возможно, наши граждане усвоили урок, который преподала им омбудсмен Курбанназарова в своем «дебютном» докладе, когда заявила, что «основная часть граждан, обратившихся к омбудсмену, иждивенчески ждет от государства не соблюдения своих прав, а удовлетворения своих потребностей в различных материальных благах, даже если они не отмечены в действующем законодательстве», что они не способны «самостоятельно и активно решать свои экономические вопросы, традиционно надеясь на помощь государства» и что ей как омбудсмену пришлось «советовать гражданам разрешать свои вопросы в созидательной деятельности, для которой открылись возможности в свободной экономике страны». Вот они и решают.

Право на достаточное питание — одно из основополагающих человеческих прав. Оно закреплено во Всеобщей декларации прав человека (статья 25), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (статья 11) и других документах Организации Объединенных Наций, о плодотворном сотрудничестве с которой так любят говорить президент и его соратники. К сожалению, надо отметить, что лишь 30 стран внесли это право в свои национальные конституции и, естественно, Туркменистан не в их числе. Между тем нарушение этого права в прямом смысле слова ставит человека в на грань жизни и смерти.

В докладе омбудсмена упоминается о принятии «Национальной программы по здоровому питанию населения Туркменистана на 2020- 2025 годы» и Плана мероприятий по ее реализации. Однако, в чем конкретно заключается эта программа и каким образом она реализуется, выяснить пока не удалось.

Век воли не видать!

В разделе доклада, посвященном условиям содержания людей в местах лишения свободы говорится: «В соответствии с приказом Министерства внутренних дел Туркменистана от 5 мая 2014 года за №119 ''О вопросах продовольственного и иного материально-социального обеспечения лиц, находящихся в исправительных учреждениях, следственных изоляторах и специализированных реабилитационных центрах'', ведутся работы по обеспечению лиц, содержащихся в указанных учреждениях, продовольственными и овощными продуктами, одеждой, постельными и необходимыми хозяйственными принадлежностями, товарами и чистящими средствами, отоплением в зимний сезон».

«Поменьше бы фантастику читала!» — фразой из любимого фильма «По семейным обстоятельствам» ответила мне соседка, чей муж вот уже несколько лет отбывает наказание в одной из колоний, до которой, кстати, омбудсмен пока так и не доехала.

А что ей, собственно говоря, там делать? Условия там — живи-не хочу, настоящий «дружелюбный концлагерь», как назвал такие заведения российский узник совести Алексей Навальный. Там внимательно следят за состоянием здоровья заключенных: спальные и рабочие помещения ежечасно проветривают и окуривают юзерликом, полы, стены и двери регулярно моют с использованием дезинфецирующих средств, руки заключенных обеззараживают специальными средствами, носы смазывают оксолиновой мазью, а для измерения температуры в медпунктах имеются электронные термометры. Кроме того каждые десять дней представители администрации совместно с медицинскими работниками проверяют калорийность готовящихся блюд, а также микробиологический и физико-химический состав питьевой воды.

Согласитесь, не каждый житель Туркменистана может себе это позволить, особенно, что касается воды, которая у нас ровно такой же дефицит, как, к примеру, куриные ножки. Но обитатели мест лишения свободы тем не менее нашли повод придраться и направили 10 жалоб. Жалобы в МВД проверили, факты,разумеется, не подтвердились, и жалобы были признаны необоснованными, а следовательно, омбудсмен ими не занималась. Беспроигрышный вариант — направить жалобу на рассмотрение того, на кого жалуются!

Зато не осталась без внимания омбудсмена реализация права осужденных на помилование, благодаря которому ежегодно «уважаемый президент возвращает к семейным очагам тысячи заключенных». В 2020 году милость президента была оказана без малого 4,3 тыс. Всего же за годы своего правления К. Бердымухаммедов помиловал более 90 тыс. осужденных. Можно предположить, что места лишения свободы вследствие этого пустыми не оставались.

В минувшем году омбудсмен, в отличие от прошлых лет, места лишения свободы и другие спецучреждения МВД не посещала. В 2018 году это были МР-Е/13 департамента полиции Марыйского велаята для осужденных несовершеннолетних и ДЗ-Е/8 департамента полиции Дашогузского велаята для осужденных женщин, а в 2019 году — учреждение строгого режима MR-E/16, AH-E/1, где наряду с осужденными содержатся также люди, еще не осужденные, но находящиеся под следствием, и специальный реабилитационный центр AH-M/4 управления полиции Ахалского велаята.

В 2020 году «в продолжение работы по проведению онлайн встреч с экспертами международных организаций Постоянного представительства Туркменистана при отделении ООН в Женеве», прошла встреча чиновников соответствующих ведомств, включая сотрудников аппарата омбудсмена, с экспертом Рабочей группы ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям Хенрикасом Мицкявичусом. В рамках проведенного двухдневного совещания, говорится в докладе, была обсуждена практика посещения страны Рабочей группы, ее мандат и методы работы. До чего конкретно договорились стороны, а именно, состоится ли визит Рабочей группы в Туркменистан, не сообщается. Также мимоходом омбудсмен дала рекомендацию «провести необходимую работу по вопросу приглашения в страну специальных докладчиков ООН по отдельным направлениям в области прав человека». Кому была дана эта рекомендация, неизвестно: какому-то лицу или органу? Просто была дана — и все!

Платформа или проформа?

25 сентября 2015 года представители всех государств-членов ООН, собравшиеся в ее штаб-квартире в Нью-Йорке для участия в юбилейной 70-й сессии Генассамблеи, одобрили и поддержали документ, озаглавленный «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» (ЦУР), включающий семнадцать целей и вытекающие из них 169 задач. Под номером 2 в перечне целей — ликвидация голода и три основные задачи: обеспечение продовольственной безопасности, улучшение питания и содействие устойчивому развитию сельского хозяйства. Возглавляет международные усилия по борьбе с голодом специализированное учреждение — Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО).

Деятельность стран Центральной Азии и Кавказа на данном направлении осуществляет Региональная платформа по развитию потенциала и партнерства в области питания, страны же берут на себя обязательство укрепить свой потенциал и управление в целях улучшения питания и продовольственной безопасности, в первую очередь, наиболее уязвимых слоев населения: детей, а также пожилых людей и людей, страдающих хроническими заболеваниями.

Догадайтесь с трех раз, где состоялось первое заседание Региональной платформы? Ну конечно же в Туркмнистане! А не далее, как в середине апреля нынешнего года Туркменистан стал председателем этой самой Региональной платформы.

Так может, не все у нас так плохо, и зря мы предъявляем претензии омбудсмену по поводу отсутствия реакции на проблемы обеспечения населения Туркменистана основными продуктами питания, а проще говоря — пугающей перспективы надвигающегося голода? Но вот, что говорят правозащитники:

«Усугубившийся дефицит субсидируемых продуктов питания, растущий с 2016 г., вынудил людей часами стоять в очередях в надежде купить продукты по более доступным ценам. Зачастую люди покидают магазины с пустыми руками. Даже в условиях резкого роста безработицы во время пандемии правительство Туркменистана продолжает отрицать существование бедности в стране и не оказывает поддержки экономически уязвимым группам населения. Ограничения на доступ к недорогим продуктам питания, в отсутствие какой-либо государственной стратегии по оказанию экономической или социальной помощи населению означает, что правительство не выполняет свои международные обязательства по обеспечению надлежащего уровня жизни людей и их права на питание».

«Для правительства Туркменистана имидж страны важнее благосостояния людей, — говорит Рейчел Денбер, замдиректора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. — Не прилагая усилий для выявления наиболее нуждающихся граждан и оказания им помощи в этот критический момент, Туркменистан грубо пренебрегает самыми основополагающими нормами прав человека, включая право на питание».

Поэтому так мало доверия испытыаем мы к докладам Уполномоченного представителя по правам человека в Туркменистане, как бы ни старались их авторы убедить нас в благоденствии и счастье туркменского народ.

Несколько цифр, взятых из доклада

На финансирование социальных и общественных услуг в 2020 году из Государственного бюджета Туркменистана было направлено:

 — на социальное обеспечение 2 197 877,5 тыс. манатов;
 — на здравоохранение 2 175 600,5 тыс. манатов;
 — на образование — 6 037 669,3 тыс. манатов;
 — на развитие сферы культуры — 528 412,3 тыс. манатов.

Сколько было выделено на содержание аппарата омбудсмена, не сообщается.

Всего в 2020 году аппарат омбудсмена получил 305 письменных обращений, в том числе:

 — 65 — по жилищным вопросам;
 — 47 — по трудовым;
 — 31 — по миграционным;
 — 28 — по юридическим (несогласие с вынесенными приговорами и пр.);
 — 12 — жалобы на действия сотрудников правоохранительных органов;
 — 8 — по вопросам помилования;
 — 3 — по вопросам здравоохранения.

Из 111 обращений, принятых к производству, 106 были рассмотрены, из них удовлетворены — 16. Одно из положительных решений — предоставление семье ликвидатора аварии на Чернобылоской АЭС 2 тонн корма для его, как я поняла, небольшой животноводческой фермы и обещание в дальнейшем делать это на регуляроной основе. Не знаю, почему, но именно этот факт несколько примирил меня с нашей действительностью.

Для сравнения:

 — в 2017 году получено 254 письменных обращения, удовлетворены 25;
 — в 2018 году получено 479 письменных обращений, удовлетворены 16;
 — в 2019 году получено 346 письменных обращений, удовлетворены 8.

Таким образом, за 4 года работы положительное решение было принято Уполномоченным представителем по правам человека в Туркменистане всего по 65 обращениям.

Полистав страницы интернета, я обнаружила, что существует такой неофициальный показатель эффективности работы омбудсмена, как коэффициент его полезного действия (КПД), который рассчитывается как процент принятых положительных решений от общего количества рассмотренных обращений. Оказалось, в России депутаты любят задавать подобный вопрос при обсуждении докладов, представляемых омбудсменами. Зададим его и мы.

По данным последних трех докладов, из 416 принятых к рассмотрению обращений положительное решение было принято по 40. Процент положительных решений (КПД) составил 9,6 процента.

Много это или мало? Например, КПД приморского омбудсмена составил «всего» 20-30 процентов, чем омбудсмен был явно недоволен. У свердловского областного омбудсмена КПД составил чуть более 9 процентов, и это вызвало недовольство депутатов. То же самое произошло при обсуждении доклада питерского омбудсмена, КПД которого составил 11 процентов, «чуть больше, чем у паровоза», поехидничали депутаты, после чего уже серьезно усомнились в нужности офиса омбудсмена «при таком низком коэффициенте полезности». Омбудсмен попытался оправдаться, сказав, что по его сведениям, КПД омбудсмена Финляндии «всего 7 процентов», на что депутаты заметили, что «в этой стране другая ситуация с правами человека».

И были правы.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.gundogar.org/?0120519781000000000000011000000

11.05.2021 17:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Азамат Абдуллажанович Арапбаев

Арапбаев Азамат Абдуллажанович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
35 лет

возраст самого молодого генпрокурора в истории Кыргызстана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31