90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Доля учащихся казахских классов снижается, а русских – растет

09.06.2021 16:00

Общество

Доля учащихся казахских классов снижается, а русских – растет

Доля детей, получающих школьное образование на государственном языке, перестала расти и даже начала снижаться, тогда как доля юных казахстанцев, грызущих гранит науки в русских классах, напротив, пусть и медленно, но увеличивается. Такой весьма неожиданный вывод напрашивается из обнародованных недавно Национальным бюро по статистике РК цифр, которые отражают этнический и языковой срезы ученического контингента.

Новый тренд

Статистическое ведомство, во-первых, опубликовало данные отдельно по «моноязычным» и смешанным школам, а во-вторых, и это главное, не назвало процентное соотношение учащихся казахских и русских классов. Поэтому пришлось, прибегнув к помощи калькулятора, провести несложные, но довольно утомительные арифметические подсчеты. А заодно поискать статистику за предыдущие годы и десятилетия, чтобы легче было проследить динамику изменений. В результате появилась таблица, с которой можно ознакомиться ниже и которая требует кое-каких пояснений.

За точку отсчета взят 1985/86 учебный год. Это время начала в СССР объявленной Горбачевым перестройки и пробуждения национального самосознания, что имело важное значение в плане выбора родителями детей того или иного языка обучения. (Помню, мой отец-педагог, в свое время отдавший всех сыновей и дочерей в русскую школу, во второй половине 1980-х стал уговаривать нас записать уже наших детей в казахскую). Далее приводятся данные за каждые следующие пять лет, что позволит лучше понять, как менялась ситуация. Применительно же к последнему пятилетию (2016-2021) приведены цифры за каждый год, причем проценты, отражающие соотношение учащихся казахских и русских классов, даны с сотыми долями, поскольку именно ими характеризовалась динамика.

Также стоит обратить внимание на происходившие в течение всех этих лет существенные изменения общего количества школьников, что связано с демографическими процессами в нашей стране. Несмотря на довольно значительный исход неказахского населения в 1990-х, численность учащихся за это десятилетие в Казахстане не только не сократилась, но даже немного увеличилась – благодаря многодетности казахских семей вплоть до конца 1980-х, а также (отчасти) началу процесса репатриации соотечественников из-за рубежа.

Но в «нулевые» годы нам аукнулись тяжелые 1990-е с их ощущением беспросветности и соответственно резким спадом рождаемости: за первое десятилетие нового века численность учащихся школ уменьшилась почти на четверть – с 3247 до 2516 тысяч. Впрочем, затем маятник снова качнулся в другую сторону, и в 2019-м количество школьников в Казахстане впервые в истории перевалило за отметку 3,3 миллиона, а в только что завершившемся учебном году вплотную приблизилось к трем с половиной миллионам.

Соотношение количества учащихся казахских и русских классов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

За следующее десятилетие доля таких школьников увеличилась еще на десять процентных пунктов и достигла к концу «нулевых» годов 62,5%. Затем на протяжении еще нескольких лет она продолжала расти, но уже гораздо более низкими темпами, а после 2014-го оставалась практически неизменной, держась в диапазоне 65,6 – 65,7 %. В последние же два года наметилась тенденция к ее сокращению, пусть и пока выраженная достаточно слабо: 65,69 – 65,60 – 65,35 %.В последний год существования СССР доля школьников, обучавшихся на казахском языке, не достигала и трети (32,4%). А всего через десять лет перевалила за половину (52,1%).

Столь значительный рост можно объяснить «эффектом низкого старта», массовой эмиграцией неказахов в 1990-х и приездом оралманов с детьми. Но все же главной причиной стала переориентация многих представителей «титульного» этноса на школы с родным для них языком обучения. За эти десять лет количество учащихся казахских классов выросло в абсолютном выражении почти в 1,7 раза: был миллион с небольшим, стало 1,7 миллиона.

А вот доля детей, обучающихся в русских классах, упав до своего исторического минимума в 2014 году (30,6%), затем стала увеличиваться, причем из года в год. Да, это ежегодное увеличение выражалось в десятых, а то и сотых долях процента, но в сумме за прошедшие семь лет оно составило один процентный пункт, достигнув 31,54%. В абсолютных цифрах количество таких школьников за названный период возросло с 0,8 почти до 1,1 миллиона, или более чем на треть (!), хотя до этого оно все время сокращалось.

Столица как индикатор

Кто же обеспечил едва ли не 300-тысячную прибавку контингента, обучающегося на языке Пушкина? Русских детей школьного возраста за эти семь лет стало больше всего на 50,4 тысячи. А если учесть сокращение числа учеников украинской национальности, то получится, что в целом славянское население Казахстана дало прирост в 49,6 тысячи школяров.

Наиболее быстрорастущая из крупных диаспор в нашей стране – узбекская. За рассматриваемый период общее количество ее представителей в общеобразовательных учреждениях РК увеличилось на 38,1 тысячи. В то же самое время число тех, кто ходит в узбекские классы, выросло лишь на четыре тысячи. Если семь лет назад 80% узбекских детей учились на родном языке, то теперь доля таких школьников упала до 61%, причем данная тенденция, видимо, сохранится. И есть все основания считать, что большинство из остальных 39% получает знания на русском, ориентируясь в этом плане на Узбекистан, где в силу известных причин (прежде всего, массовая трудовая миграция в Россию) интерес к «великому и могучему» в последние годы растет, как и количество русских школ. Кстати, некоторые представители национальной узбекской интеллигенции уже бьют тревогу по этому поводу: мол, подрастающее поколение лишится корней.

Похожая ситуация и в другой довольно многочисленной диаспоре – уйгурской. Количество школьников, представляющих этот этнос, за семь лет увеличилось на 13 тысяч, а количество обучающихся на уйгурском языке почти не изменилось.

Итак, подсчитаем. Прибавку в 50 тысяч дали славяне, более 30 тысяч – узбеки, около 13 тысяч – уйгуры. Помимо них, есть не имеющие своих школ татары, корейцы, азербайджанцы и другие диаспоры, которые тоже росли в численном отношении. Допустим, что в сумме наберется порядка 120-130 тысяч. Но ведь учащихся русских классов стало больше почти на 300 тысяч. Откуда взялись еще 170-180 тысяч сверх того, что было семь лет назад? Наверное, из казахских семей – больше неоткуда.

Данных о том, сколько детей, относящихся к «титульной» нации, получают образование на языке предков, а сколько на русском, найти в выкладках статистического ведомства не удалось. Поэтому придется обратиться к косвенным показателям, которые тоже дают определенное, хотя и неточное, представление. Семь лет назад на казахском языке обучались 1716 тысяч школьников, а учеников-казахов насчитывалось 1918 тысяч (разница –202 тысячи). Цифры же за последний год выглядят так: соответственно 2275 и 2648 тысяч (разница – 373 тысячи). То есть, можно предположить, что казахских детей, получающих знания на русском языке, стало больше приблизительно на 170 (было 202, стало 373) тысяч. Скорее всего, это и есть недостающая прибавка.

За рассматриваемый период соотношение между количеством учащихся казахских классов и общим количеством школьников-казахов изменилось с 0,89 до 0,86. Это может означать, что доля детей «титульной» национальности, родители которых предпочли обучение на другом (обычно русском) языке, немного увеличилась.

Любопытно, что наибольшее снижение доли учащихся казахских классов пришлось на столицу, которая, по идее, призвана задавать направление и динамику всем процессам, происходящим в стране, и может служить неким индикатором. За последние пять лет этот показатель в Нур-Султане снизился с 58,5 % до 55,6 %, то есть сразу почти на три процентных пункта. Хотя доля «титульных» в обшей массе школьников за это же пятилетие увеличилась с 81,1 % до 83,9 %.

А упомянутое выше соотношение между количеством тех, кто ходит в казахские классы, и общим количеством учащихся казахской национальности, составляющее сейчас в среднем по стране 0,86, в Нур-Султане упало до 0.66 (в абсолютном выражении цифры выглядят так: 108,4 тысячи и 163,6 тысячи соответственно). То есть, выходит, что в стольном граде на государственном языке обучаются лишь две трети детей, представляющих государствообразующий этнос. Чтобы было понятно, о чем идет речь: в середине 1980-х в целом по Казахской ССР школьное образование на родном языке получали 60 процентов детей-казахов – немногим меньше, чем сейчас, на 30-м году независимости, в главном городе нашей республики.

Возникает резонный вопрос: это и есть результат тридцатилетних «усилий» и значительных финансовых вложений, имевших целью развитие казахского языка, расширение сферы его применения? И другой вопрос: имеет ли смысл нашим национал-популистам и дальше бороться с «засильем» русского языка в системе образования (некоторые из них на полном серьезе предлагают лишить русские школы государственного финансирования)? Ведь, судя по приведенным выше цифрам и фактам, спрос на русскоязычное обучение в последние годы не только не падает, но и даже растет. В том числе со стороны казахского населения…

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/society/1774

09.06.2021 16:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Досье:

Эристина Азрет-Алиевна Кочкарова

Кочкарова Эристина Азрет-Алиевна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$3,7 млрд

- объем товарооборота между Россией и Узбекистаном в 2012 году

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30