90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как рынок труда Кыргызстана адаптируется к новым условиям?

18.06.2021 14:00

Общество

Как рынок труда Кыргызстана адаптируется к новым условиям?

Пандемия коронавируса внесла свои коррективы в рынок труда как в части безработицы, так в части востребованных навыков. В период карантина фокус многих компаний переместился на цифровые коммуникации с окружающим миром и вырос спрос на удаленный найм.

«Мы вынуждены отправить вас в отпуск без содержания, на месяц, пока в городе действует режим чрезвычайного положения», – эти слова директоров компаний весной 2020 года прозвучали как гром среди ясного неба. Мало, кто в тот момент думал о страшном вирусе, который настиг Кыргызстан.  В голове у временно оставшихся без работы  людей неотвязно крутился лишь один вопрос: «А на что мы будем жить?».

Источник: Как рынок труда Кыргызстана адаптируется к новым условиям?

Поскольку отпуск без содержания в отдельных компаниях сначала продлили еще на один месяц, а потом и вовсе на целых три, то вопрос «А на что мы будем жить» уже звучал по-другому: «Как теперь выжить?».

Куда можно было обратиться?

Согласно закону о содействии и занятости, регистрация безработных носит заявительный характер. Пока граждане сами не придут в профильный орган и не заявят о себе, безработными они считаться не могут. Этим и объясняется, что уровень официальной безработицы по республике составляет всего 3%.

«Да, мы понимаем, что официальная статистика не отражает реальной картины. Ранее Министерство экономики прогнозировало, что более 700 тысяч граждан во время пандемии останутся без работы, а Государственная служба по миграции прогнозировала, что из трудовой миграции прибудут более 100 тысяч безработных граждан. Недавно Министерство иностранных дел заявило, что из других стран прибыло более 56 тысяч граждан. Однако к нам в Министерство труда и соцразвития за этот период обратились  всего 283 человека» - говорит Наргиза Туркебекова, и.о. начальника Управления по содействию и занятости Министерства труда и соцразвития КР.

Однако перспектива собирать документы, которые доказывают отсутствие работы, патента на предпринимательскую деятельность, соцотчислений и земельного надела, и только потом получить пособие по безработице в размере около 300 сомов (3,55 доллара США) в месяц, многих пугает.

Но даже пройдя все бюрократические процедуры, безработные могут и не получить  пособие по безработице. Политика профильного органа направлена на экономию бюджетных средств, поэтому чиновники стараются, в первую очередь, прибегать к активным мерам – к трудоустройству состоящих на учете в службах занятости граждан. Однако многие современные соискатели всерьез не рассматривают данное предложение, потому что отечественные компании обращаются в государственные службы занятости, в основном, за рабочими специалистами. Речь идет о газоэлектросварщиках, парикмахерах, операторах компьютера, бухгалтерах со знанием 1С, поварах, швеях, электромонтажниках и водителях.

Исходя из этих предпочтений, можно предположить, что национальной экономике нужны специалисты, благодаря которым работают промышленные предприятия, строительные фирмы и объекты городского хозяйства. Зачастую, те, кто принимает решение работать руками (в рабочих профессиях труд больше физический, чем интеллектуальный), вынуждены пройти дополнительное профессиональное обучение. Министерство труда и соцразвития предоставляет эту возможность бесплатно.

По данным ведомства, более 7 тысяч человек в 2020 году прошли обучение и трудоустроились 75%.

Пандемия в очередной раз показала, насколько велика разница между официальной статистикой и реальными данными. Методология учета, по мнению бизнес-аналитика Айнуры Чекировой, основана исключительно на заявлениях тех, кто решил для себя стать официально безработным. Хотя есть такие компании, которые не полностью уволили сотрудников, а отправили их в неоплачиваемый отпуск. В этот период работник тоже не может обратиться в службы занятости, потому что формально он не является безработным, но не получает зарплату и ищет возможности себя прокормить.

Процесс увольнения для компаний очень болезненный, потому что трудовое законодательство требует от работодателей очень много обязательств перед работником перед его увольнением. Поэтому работодатели максимально стараются избегать этой процедуры и удерживать штат в пределах своих возможностей, предоставляя своим работникам неоплачиваемый  отпуск, сокращая заработную плату  или объем работы. Вроде сотрудник в штате компании, но функционал при этом существенно меняется, заключила Айнура Чекирова.

Пока услуги государства в части поддержки безработных граждан не станут востребованными, разрыв между официальной статистикой и реальным положением дел будет оставаться на прежнем уровне.

Что делать?

Не сказать, что во время пандемии новых предложений на рынке труда совсем не было и до сих пор нет. На онлайн-сервисах, помогающих соискателям найти работу, каждый день появляется что-то новое. Однако условия у работодателей настолько ужесточились, что безработным необходимо научиться быть практически универсальными. Поэтому большинство кандидатов на предложенные вакансии отсеиваются уже на начальном этапе – на этапе изучения резюме, не всем удается пообщаться с работодателями вживую.

Самыми главными навыками, которые нужны для успешного трудоустройства, эксперт в области управления человеческими ресурсами Элиза Асилбек называет коммуникабельность, умение вести себя в обществе и инициативность. Другими словами, так называемый эмоциональный интеллект (soft skills) уже  преобладает над профессиональными навыками (hard skills). К примеру, если соискатель – интроверт, который не может поздороваться и успеть задать пару вопросов своему потенциальному работодателю во время поездки в лифте, то шансы получить работу сводится к нулю, уверяет эксперт.

Однако надо признать, что при удаленном формате работы, который уже стал привычным образом жизни для некоторых компаний и организаций в условиях пандемии, сложно постоянно оставаться экстравертом. Как отмечают эксперты, в период карантина фокус многих компаний переместился на цифровые коммуникации с окружающим миром. Поэтому спрос на SMM-специалистов, digital-маркетологов, мобильных разработчиков, программистов, таргетологов, специалистов по кибербезопасности, стремительно вырос. Однозначно IT-сектор, по прогнозам экспертов, будет масштабироваться, и ежегодно открывать новые рабочие  места.

«Помимо того, что пандемия отсекла часть возможностей, другие возможности она открыла. Даже сейчас, если ты живешь через дорогу от офиса, ты вынужден работать на удаленке, потому что спрос на удаленный найм колоссально вырос. Экспертный рынок уже нелокальный. 50% трудоустроенных в Кыргызстане IT-специалистов не имеют ничего общего с локальным рынком», - говорит генеральный директор одной из крупных IT-компаний Кыргызстана Андрей Гуринов.

По данным отчета за IV квартал 2020 года, выручка Парка высоких технологий выросла на 20% и составила 1,167 млрд сомов или 13,8 млн долларов США.

Андрей Гуринов, к примеру, готов нанимать до 30 человек в год на высокооплачиваемые работы, однако ему не удается их находить на рынке труда Кыргызстана. В 2020 году компания повесила всего одно объявление о том, что она набирает ребят на стажировку, и в течение очень короткого промежутка времени поступило 460 заявок от соискателей.

Сегодня, по словам представителя одной из крупных IT-компаний КР, порядка 800-900 человек уже отучились на IT- специальности, но не могут найти работу, потому что не вытягивают по экспертности. Это при раскладе, что IT-индустрия регулярно ведет диалог с образованием, сетует он.

Раньше представители отечественных компаний специально шли работать в вузы, чтобы потом лучших студентов нанять на работу. Однако сегодня большая конкуренция, которая возникла из-за того, что все пошли учиться на семимесячных курсах, вынуждает работодателей даже вводить оплату за прохождение стажировки в той или иной крупной IT-компании. Прохождения курсов, как выяснилось, недостаточно, чтобы стать программистом. Нужно постоянно учиться, набивать руку и даже работать бесплатно какое-то время.

«Избавьтесь от иллюзий, что IT-профессии доступны только избранным. Нет! Они доступны работоспособным. Зарабатывать своими мозгами, на новой профессии, соискатель сможет через 2,5-3 года, и то только 10 процентов того, что показано на слайдах. Если он думает, что отучился, и теперь будет получать большие зарплаты, то он сильно ошибается. К таким зарплатам можно прийти лет через 10. [...] И без знания английского языка делите зарплату на два, в IT-сфере с этим очень жестко», - заключил Андрей Гуринов.

Образование не поспевает

Сегодня так сложилось, что отраслевые ассоциации и отечественные компании часто забирают функцию государства по планированию обучения и стратегирования, говорит эксперт в области управления человеческими ресурсами Элиза Асилбек. Хотя в республике функционирует 50 высших учебных заведений и ежегодно выпускается до 38-40 тысяч дипломированных специалистов, по данным Министерства образования.

Но официальной информации о точном количестве специалистов, которых не хватает в той или иной отрасли экономики, нет, даже если брать во внимание только формальный сектор. Каждый участник рынка принадлежит сам себе.

«Не понятно, что происходит в экономике, кого нам не хватает? А как раньше было? Велся учет, какой сектор экономики в ком нуждается, и, соответственно, туда и специалистов направляли, заранее будущих выпускников вузов ориентировали. Они обучались и через определенное время трудоустраивались. Сейчас в этом отношении хаос, непонятно, в  каком секторе спрос превышает предложение, а в каком - наоборот. Вот и получается, что хорошие юристы работают курьерами или таксистами», - сетует Асилбек.

Тем не менее, чиновники и  общественные деятели  неоднократно заявляли о том, что рынок труда переполнен юристами и экономистами (эти профессии почему-то до сих пор считаются престижными), и наиболее остро ощущается дефицит рабочих специальностей. Низкая их популярность среди молодых людей, по их словам, является главной проблемой сегодняшнего рынка труда.

Стандартная система образования подразумевает обучение рабочим специальностям на базе 9 и 11 классов. Поэтому Минобразования делает ставку на пересмотр системы обучения в заведениях среднего профессионального образования. Буквально в конце 2020 года ведомство утвердило методологию анализа спроса и предложения на региональном рынке труда для колледжей. То есть, таким образом, профильный орган рекомендовал последним использовать три метода проведения обзора и оценки спроса/предложения на рынке труда:

  • обзор и анализ источников информации о потребностях в квалификациях и навыках с учетом особенностей развития региона;
  • анализ трудоустройства выпускников;
  • анализ информации о потребностях в рабочей силе на основе прямого опроса работодателей в регионе.

Исходя из полученных результатов, колледжи должны будут готовить таких специалистов, которые после обучения обязательно трудоустроятся. Будет ли такой же механизм применяться к системе высшего образования страны, пока не сообщается. Известно лишь то, что сегодня вузы исходят из предпочтений и потребностей самих абитуриентов. Если есть спрос с их стороны на профессии юриста и экономиста, закрыть данные специальности учебные заведения не могут. По итогам 2020 года актуальными направлениями подготовки специалистов стали:

  • «Экономика и управление»;
  • «Педагогические науки»;
  • «Гуманитарные науки»;
  • «Вычислительная техника и информационные технологии».

Сегодня эксперты рекомендуют не ждать поддержки со стороны государства, а брать инициативу в свои руки и начать заниматься дополнительным образованием. Это единственная возможность оставаться конкурентоспособной на посткарантинном рынке труда. Если, допустим, решились осваивать новую профессию, то не стоит бояться идти стажироваться и бесплатно продавать свое время, чтобы получить тот самый опыт, который потом потребуется при трудоустройстве.

Между тем, эксперты призывают государство в качестве партнера активно привлекать сам бизнес. Поскольку предприниматели знают, как за короткое время восстановить деловую активность и создать рабочие места.

«Безработица - это социальная нагрузка, напряженность в обществе. Она ведет к росту числа преступлений, случаев семейного насилия, разных заболеваний, нездоровой обстановке в стране. Государство должно чувствовать потребности населения и решать его проблемы. Если государство решиться на смелые реформы в отдельных отраслях экономики, это не может не привлечь интерес предприятий», - отметила эксперт по регулированию предпринимательской деятельности Айнура Чекирова.

В настоящее время Министерство труда и соцразвития КР завершает разработку новой программы по содействию занятости населения на ближайшие 5 лет. В рамках этого документа специалисты профильного органа предлагают субсидировать работодателей, представителей малого и среднего бизнеса, которые создают новые рабочие места. Пока детали этого документа не раскрываются. Но и.о. начальника Управления по содействию и занятости Министерства труда и соцразвития КР Наргиза Туркебекова намекнула, что, скорее всего, будут налоговые послабления. Однако поддержит ли данную инициативу Министерство финансов, сказать сложно.

Нетрадиционный рынок труда

Пандемия COVID-19 ударила лишь по традиционному рынку труда, а на онлайн-биржах труда наблюдается настоящий бум. Фриланс-рынок, по словам его участников, в 2020 году просто взорвался от притока новых пользователей. Миллионы людей в поисках нового способа заработка ринулись на биржи свободных работников, которых по всему миру несколько десятков. К тому же, сами работодатели, представители зарубежных компаний,  осознав всю «прелесть» удаленных сотрудников, начали массово их нанимать для своих проектов.

Самой популярной рекрутинговой площадкой является UpWork, где  зарегистрировано более 10 миллионов аккаунтов. Главное преимущество таких платформ – оплата идет почасовая, и впоследствии можно даже заключать долгосрочные контракты с зарубежными заказчиками.

Создатель сообщества фрилансеров UpWork в Кыргызстане Дмитрий Серебряков говорит, что самыми высокооплачиваемыми профессиями являются разработчики веб или мобильных приложений. На втором месте  - моушн и графические дизайнеры, видео-продакшн. На третьем – маркетологи, копирайтеры и переводчики.

«Здесь ключом является хороший английский. Тем не менее, многие фрилансеры, работая с онлайн-переводчиками, зарабатывают неплохие деньги. [...] Новички могут рассчитывать на 20 долларов в час , средние - на 30-40 долларов в час, опытные – от 40 и 60 долларов в час, а редкие специалисты, которые срочно решают какие-либо дела, могут получать 100 долларов в час»,  - рассказывает Серебряков.

Однако не стоит забывать, что количество свободных работников увеличивается изо дня в день, что ведет к снижению стоимости всех услуг. К примеру, если вы готовы выполнять задачу за 20 долларов в час, то специалист из Индии или Пакистана может предложить ставку всего в 2 доллара в час. По мнению новичков, все сливки забирают себе пользователи с прокачанным рейтингом, крутыми портфолио и тысячами отзывов от работодателей. Но в любом случае, это хоть что-то, чем совсем ничего.

Но если вы там задержитесь, то вы больше никогда не захотите вернуться на локальный рынок, уверяют пользователи. Почему? Как говорят опытные фрилансеры, у отечественных компаний нет культуры введения бизнеса и общения с соискателями: с одной стороны, работодатели хотят получить, к примеру, второй Facebook, но за среднемесячную зарплату в Кыргызстане, с другой – ведут себя «очень нагло и заносчиво». В зарубежных странах клиентам нужно очень хорошо постараться и хорошо оформить вакансию, чтобы откликнулись самые лучшие опытные работники. То есть, как минимум, необходимо указать заработную плату.

«Отечественные компании не понимают, что их закрытая политика только отталкивает специалистов. Я недавно откликался на вакансию одной из сотовых компаний Кыргызстана и до сих пор не знаю, сколько они платят специалистам моего профиля. Я узнал лишь то, что стажировка длится 3 месяца. Сказали, что вся информация будет после собеседования и испытательного срока. Зачем мне это, если я могу через интернет получить контракт и всю информацию, сколько мне заплатят за мою работу и даже подстраховку на случай возникновения конфликтных ситуаций», - заключил Дмитрий Серебряков.

Кстати, сегодня практику указывания зарплатных вилок начали внедрять отечественные IT-компании. Соискатель может получить в открытом доступе информацию о том, какую минимальную и максимальную зарплату он может получить после прохождения всех этапов отбора.

Однако с развитием фриланс-рынка в Кыргызстане, который однозначно помогает решить проблему занятости населения, усугубляется положение дел с «утечкой мозгов». Заместитель директора госпредприятия «Тундук» Азамат Буржуев отмечает, что сейчас у технологических компаний появились большие финансовые возможности, и они начали переманивать специалистов из России, Беларуси и постсоветского пространства.

«Сегодня идет активная война по переманиванию кадров, и мы уже с этим сталкиваемся. Ожидается очень большая утечка мозгов. Если мы сейчас не постараемся, то можем потерять определенное количество специалистов. А это сильно откатит нас назад», - говорит Буржуев.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

18.06.2021 14:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Дни рождения:

1344 км

длина таджикско-афганской границы

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30