90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Динамика регионального развития в Центральной Азии и формат многостороннего сотрудничества «5+1»

27.06.2021 13:00

Политика

Динамика регионального развития в Центральной Азии и формат многостороннего сотрудничества «5+1»

“Несмотря на общие черты, само содержание формата «5+1» отличается, так как вытекает из конкуренции внутригеополитического треугольника Россия-Китай-США” – Фаррух Хакимов, руководитель отдела Центра стратегии развития (Узбекистан) анализирует динамику регионального развития в Центральной Азии.

Центральная Азия всегда была в центре внимания глобальных и региональных держав благодаря своим богатым природным ресурсам, стратегическому расположению, экономическим, транспортным и логистическим возможностям для развития.

Источник: Динамика регионального развития в Центральной Азии и формат многостороннего сотрудничества «5+1»

Узбекистан, имеющий общую границу со всеми государствами Центральной Азии (ЦА), включая Афганистан, обладает уникальным геополитическим преимуществом, которое позволяет ему влиять на политические, экономические процессы и обеспечение безопасности в самом центре Евразии. Таким образом, Центральноазиатский регион всегда был основным приоритетом внешней политики Узбекистана, поскольку региональная безопасность и развитие напрямую связаны со страной. В соответствии со Стратегией действий на 2017-2021 годы, Узбекистан активно реализует свою региональную политику по созданию «пояса безопасности, стабильности и добрососедства»  вокруг Узбекистана путем превращения Центральной Азии в регион возможностей.

В начале глобальной пандемии руководство Узбекистана вновь продемонстрировало свою приверженность региональному сотрудничеству и призвало к совместному реагированию на пандемию COVID-19 в Центральной Азии. Страны ЦА поддерживали обмен опытом и информацией по борьбе с коронавирусной инфекцией, демонстрируя региональную солидарность в борьбе с общими задачами. Гуманитарная помощь из Узбекистана в Кыргызстан и Таджикистан, а затем из Казахстана в Кыргызстан, способствовала региональному сотрудничеству и его преимуществам.

Новая динамика регионального развития в Центральной Азии

После прихода к власти президент Узбекистана Ш. Мирзиеев инициировал масштабные реформы в стране, а также уделил приоритетное внимание укреплению региональных связей и международного сотрудничества. Такая активная региональная стратегия создала благоприятный дипломатический климат между странами ЦА. Инициатива президента Ш. Мирзиеева на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2017 года о проведении консультативных встреч лидеров стран Центральной Азии была поддержана его коллегами и две из таких консультативных встреч были проведены в Астане (март 2018 года) и Ташкенте (ноябрь 2019 года). В связи с пандемией, третья встреча была перенесена на 2021 год и будет организована Туркменистаном.

Благодаря открытой и прагматичной политике Узбекистана в отношении стран Центральной Азии, были возобновлены региональные связи и открыты границы; восстановлены и обогатились новыми направлениями воздушные, автобусные и железнодорожные маршруты; также были облегчены связи между людьми, что, в свою очередь, способствовало развитию региональных экономических и торговых отношений. В результате уровень двустороннего и многостороннего сотрудничества в регионе заметно повысился. Например, в течение 2017-2019 г.г. общий объем торговли Узбекистана со странами ЦА ежегодно рос и достиг 5,2 миллиарда долларов. Согласно статистике, в 2020 году, несмотря на глобальную пандемию, эта сумма составила 5 миллиардов долларов, в то время как доля стран ЦА в общем товарообороте Узбекистана выросла с 12,4 % (2019 год) до 13,6% в 2020 году.

Одновременно в силу определенных факторов, страны Центральной Азии применяют друг к другу разные торговые режимы и торговые отношения.  Следовательно, отличающиеся торговые режимы влияют и препятствуют более интенсивному сотрудничеству и взаимодействию между странами.

Например, нынешнее состояние торговых режимов выглядит следующим образом:

– Казахстан и Кыргызстан, как члены Евразийского экономического союза, пользуются общим таможенным пространством;

– Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан являются членами Всемирной торговой организации;

– Страны ЦА (за исключением Туркменистана) входят в зону свободной торговли Содружества Независимых Государств (СНГ).

Несмотря на то, что страны ЦА практикуют двусторонние соглашения о регулировании и стимулировании взаимной торговли, существует высокий спрос на объединение межрегиональных торговых режимов и экономических отношений, что впоследствии способствовало бы углублению регионального торгово-экономического сотрудничества.

С этой точки зрения, региональные трансграничные инициативы и проекты, такие как Международный центр торгово-экономического сотрудничества «Центральная Азия» (ICTEC) между Узбекистаном и Казахстаном, Программа регионального экономического сотрудничества Центральной Азии (ЦАРЭС), Центральноазиатское инвестиционное партнерство, имеют потенциал для улучшения и стимулирования двусторонних торгово-экономических отношений и поддержки многосторонних усилий по укреплению регионального взаимодействия и сотрудничества.

Примечательно, что Центральноазиатское инвестиционное партнерство, запущенное Узбекистаном, Казахстаном и Соединенными Штатами Америки в январе 2021 года, привлечет не менее 1 миллиарда долларов в течение пяти лет для расширения экономических связей в регионе. Через платформу «C5+1», данная инициатива также поспособствует возможности для расширения торговли, развития и связи, чтобы сделать каждую страну в Центральной Азии более сильной и благополучной.

Укрепление внутрирегиональных торгово-экономических связей посредством вышеупомянутых региональных инициатив и программ, повышает внимание ведущих мировых держав, заинтересованных в развитии диверсифицированных отношений со странами Центральной Азии в качестве единого регионального партнера.

Развивающиеся многосторонние платформы сотрудничества: 5 + 1

Вследствие недавних положительных изменений в странах ЦА, связанных с растущей экономикой, политической силой и автономией, ключевые международные державы усилили свое внимание к вопросам Центральной Азии. Например, Соединенные Штаты и Европейский Союз пересмотрели свою стратегию в отношении Центральной Азии. С другой стороны, традиционные игроки, такие как Россия и Китай, также стремятся укрепить свое сотрудничество в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и инициативы «Один пояс, один путь» (BRI). Стоит отметить, что Центральная Азия представляет интерес не только для мировых держав, но и для таких стран, как Япония, Южная Корея, Турция, Иран, Индия и др. Все эти внешние субъекты, участвующие в Центральноазиатской геополитике, имеют как свои собственные, так и совпадающие интересы в регионе.

Так называемый формат многосторонних встреч «5+1» включает пять государств Центральной Азии («5») и внешнюю страну партнера («1»). Этот формат служит дипломатической платформой для регулярного диалога в рамках встреч на уровне министров иностранных дел и периодически организуемых форумов на уровне экспертов.

Инициированный США формат сотрудничества «С5+1» был запущен в Самарканде в ноябре 2015 года пятью министрами иностранных дел стран ЦА и госсекретарем США. С тех пор было организовано несколько встреч и последние два саммита были виртуальными из-за глобальной пандемии. Во время предыдущей виртуальной встречи «С5+1» 23 апреля 2021 года государственный секретарь США Энтони Блинкен подчеркнул неизменную приверженность США независимости, суверенитету и территориальной целостности государств ЦА. Он также подчеркнул пятую годовщину «С5+1» и 30-ю годовщину независимости стран ЦА. Госсекретарь США и министры иностранных дел стран ЦА также обсудили мирный процесс в Афганистане, восстановление после COVID-19 и изменение климата.

Фактически Япония была первой страной, которая учредила формат сотрудничества «Центральная Азия-Япония» – «5+1» на уровне министров в 2004 году, за которой последовали Южная Корея (2007), Европейский Союз (2008), а затем и другие страны. Тем временем, начиная с 2017 года, внешние субъекты также увеличили свое внимание к ЦА через многостороннюю платформу «C5+1». Например, Индия в 2019 году, а Россия и Китай с 2020 года запустили формат «5+1». Вопреки распространенным предположениям о неодобрении России и Китая такой платформы «5+1», эти две страны продемонстрировали свое намерение укреплять не только двусторонние отношения со странами ЦА, но и рассматривать Центральную Азию как единый субъект международных отношений. К тому времени Москва и Пекин реализовывали различные проекты многостороннего сотрудничества через региональные организации как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), ЕАЭС, «Один пояс, один путь» (BRI), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которых участвовали некоторые страны Центральной Азии, но не все из них.

«Совместное заявление министров иностранных дел государств Центральной Азии и Российской Федерации о стратегических направлениях сотрудничества», за которым последовали встречи «5+1», можно рассматривать в качестве программного документа, закрепляющего несколько измененный подход России к региону.

В свою очередь, 12 мая 2021 года в Сиане, Китай, состоялась вторая встреча министров иностранных дел «Центральная Азия – Китай» (С5+С). Министры обсудили вопросы укрепления взаимовыгодного сотрудничества, развития транспортной взаимосвязи и обеспечения бесперебойной торговли, углубления экономических связей для обеспечения региональной безопасности и совместной борьбы с проблемами. Особое внимание было также уделено положению в Афганистане и восстановлению его социально-экономической инфраструктуры.

Несмотря на общие черты, само содержание формата «5+1» отличается, так как вытекает из конкуренции внутригеополитического треугольника Россия-Китай-США.

Хотя Центральная Азия имеет относительный приоритет во внешнеполитической стратегии новой администрации, «в течение последних 30 лет политика США в отношении Центральной Азии с прослеживаемой последовательностью основывалась на признании и поддержке независимости региона в его единстве», поэтому «С5+1» в ближайшие годы может служить эффективным механизмом сотрудничества со странами ЦА для содействия экономическому, инвестиционному, гуманитарному, региональному сотрудничеству и сотрудничеству в области безопасности.

Хотя китайско-российский формат «5+1» был запущен недавно и находится на начальной стадии с более декларативными и менее практическими результатами, он может принести положительные результаты в зависимости от готовности всех сторон к эффективному сотрудничеству.

В то же время проекты, поддерживаемые в рамках формата «С5+1», такие как проект CASA-1000 и проект трубопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия, пока не реализованы из-за финансовых вопросов и рисков безопасности в Афганистане.

Следует отметить, что роль и усилия Узбекистана в процессах мирного примирения в Афганистане имеют важное значение с учетом его местоположения, политических и экономических преимуществ. Несмотря на политическую неопределенность, после решений США и НАТО о выводе войск, Узбекистан активно сотрудничает с региональными и глобальными партнерами для обеспечения региональной стабильности. Кроме того, Узбекистан считает Афганистан неотъемлемой частью Центральной Азии и способствует вовлечению страны в региональные экономические процессы и инфраструктурные проекты, добиваясь значительных успехов.

В этом контексте состоялись трехсторонние встречи «Узбекистан-Соединенные Штаты-Афганистан», официальные дискуссии «Узбекистан-Япония- Афганистан», «Узбекистан-Китай-Афганистан», а также участие афганских делегаций в значительных мероприятиях как международная конференция высокого уровня «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности», Диалог «Индия-Центральная Азия» и другие подчеркивают конструктивную роль Узбекистана в афганских вопросах и делах Центральной Азии. Действительно, сегодня существует необходимость в совместной региональной стратегии и поддержке мирного урегулирования ситуации в Афганистане.

Заключение

Новый формат многостороннего сотрудничества стран ЦА – формат «5+1» считается релевантным механизмом для регулярного диалога между странами ЦА и их зарубежными партнерами с целью улучшения сотрудничества, что, следовательно, служит региональной стабильности, экономическому и инклюзивному развитию.

В то же время, формирование новых форматов и диалоговых площадок между региональными и внешними субъектами повышает геополитическое и экономическое значение Центральной Азии. С одной стороны, формат «5+1» является очень удобной дипломатической платформой для сотрудничества, а с другой стороны, в рамках теоретической основы «балансирующего регионализма», которая также включает неформальные многосторонние платформы и диалоги, «5+1» – это общее понимание проведения многовекторной внешней политики и механизма балансирования внешнего влияния великих держав.

Кроме того, в нынешней геополитической ситуации и условиях, для стран ЦА крайне важно поддерживать многополярное и сбалансированное сотрудничество с иностранными партнерами. В этом контексте, углубление регионального сотрудничества является решающим фактором повышения значимости Центральной Азии и решения проблем в области экономики и безопасности в интересах региона.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

27.06.2021 13:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Абдыманап Орозбаевич Кутушев

Кутушев Абдыманап Орозбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

1,5$

минимальная розничная цена 0,5 литров водки в Киргизии

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30