90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Талибы*: Почему сейчас?

14.07.2021 12:00

Политика

Талибы*: Почему сейчас?

К 11 сентября 2021 США планируют полностью вывести свой военный контингент, расположенный в Афганистане. Интернет «лихорадит» нервными сводками: Талибан* захватывает одну провинцию за другой; пограничники, охраняющие границу Афганистана со странами Центральной Азии, массово бегут на территорию Таджикистана и Узбекистана, внешне кажется, что ситуация только усугубляется. О причинах нынешней эскалации конфликта; и критичности положения для официального Кабула – в рубрике #ВопросЭксперту, специально для Ia-centr.ru, директор аналитического центра российского общества политологов Андрей Николаевич Серенко.


Источник: Талибы*: Почему сейчас?

Андрей Николаевич, самый главный вопрос: почему сейчас? Это связано с выводом американских войск или внутренняя ситуация внутри самого Афганистана и наличие силового ресурса у центрального правительства, у Кабула, повлекло за собой эскалацию, которую мы наблюдаем.

На самом деле, причин несколько.

Талибан*, на мой взгляд, на сегодняшний день уже не является неким националистическим, пуштунским, исламским движением, исключительно присущим Афганистану. И вот почему:

В ходе боевых действий 2001–2003 годов в Афганистане, когда Талибы* вместе с Аль-Каидой* из Афганистана бежали в соседний Пакистан, началась трансформация талибского* движения.

Талибы, осевшие в Пакистане, конечно же, адаптировались к местной среде. Каждый здравомыслящий человек понимает: если тот или иной политический лидер живёт на территории определённой страны, тем более, если он изгнанник или структура, находящаяся в иммиграции, он не может не быть подконтрольной действующим в этой стране силовым структурам, государственным структурам и так далее.

Тоже самое случилось и с Талибаном*. Талибан*, конечно, всегда пользовался поддержкой пакистанских спецслужб, пакистанской армии. Был, правда, период, когда пакистанцы делали ставку на исламскую партию в Афганистане. Но когда выяснилось, что Талибы* более успешно справляются с целым рядом задач, которые интересовали пакистанцев в Афганистане, они переориентировались и сменили «оператора» для работы, сделав ставку на Талибан*.

Примерно с середины 90-х годов и до сегодняшнего дня, талибы* очень плотно опекаются пакистанской разведкой и пакистанской армией.

Длительное проживание талибов* в Пакистане, их лидеров, членов их семей, их личный бизнес, который там находится, целая инфраструктура, которая завязана на местной власти и не могла бы существовать без поддержки военных и гражданских властей в северо-западных провинциях Пакистана, она привела к тому, что, по сути дела, Талибан* на сегодняшний день представляет собой абсолютно подконтрольную пакистанским спецслужбам, пакистанской армии структуру.

Успех этой структуры, подчеркну ещё раз, связан с тем, что все тыловые, все необходимые для существования этого проекта ресурсы, как правило, находятся в Пакистане, начиная от госпиталей, заканчивая учебными лагерями, штабными проектами.

Зачем это Пакистану?

Понять пакистанцев очень просто.

В основе конфликта, по большому счёту, в Афганистане лежит не проблема Афганистана. Лежит многолетний, на мой взгляд, не имеющий решения конфликт, пока латентный - скрытое противостояние между Пакистаном и Индией.

Конфликт из-за Кашмира и не только, есть и другие причины для взаимной ненависти и нелюбви. Конфликт связан с тем, что Пакистан и Индия находятся в постоянной готовности к войне. Военные элиты двух стран убеждены, что, возможно, рано или поздно такой открытый силовой конфликт произойдёт. И если это произойдёт, то есть риск, в силу географического положения Пакистана и, в особенности, вооружённых сил двух стран, что индийская армия сможет очень быстро занять большую территорию нынешнего Пакистана. И тогда пакистанской армии для продолжения войны с Индией необходимо будет отступить куда-то, чтобы иметь возможность продолжать боевые действия дальше – стратегическая глубина.

Если вы посмотрите на карту, то таким регионом, который может обеспечить стратегическую глубину пакистанцам, является только Афганистан. Соответственно, в рамках обеспечения концепции защиты национальной безопасности Пакистана, в преддверии возможной войны, очень важно иметь в Кабуле подконтрольное или лояльное Исламабаду правительство. Потому что если там не будет подконтрольного или лояльного Исламабаду правительства, то велик риск, что там будет подконтрольное или лояльное правительство Дели. Поэтому Афганистан, в данном случае, заложник этого противостояния.

Конечно, сегодня, когда мы наблюдаем активизацию талибов*, я считаю, что необходимо нам этот тезис зафиксировать. В связи с тем, что Америка ушла или почти ушла из Афганистана, возникает уникальная возможность сменить правительство в Кабуле, посадить туда правительство, лояльное Пакистану. Талибан* в данном случае используется как наиболее эффективный инструмент, доказавший за 20 лет свою профпригодность с точки зрения решения этой задачи.

Вторая причина, по которой происходит «обострение» в Афганистане – это то, что официальный Кабул отклонил предложение пакистанцев серьёзнейшим образом скорректировать свою политику.

Речь о секретных или полусекретных переговорах, которые вели представители пакистанской армии, то есть генерал Баджва [начальник штаба армии Пакистана – ред.] с руководителями силовых ведомств Афганистана, в том числе с Хамдуллой Мохибом, советником президента Афганистана по безопасности, одним из самых влиятельных людей в политике. Эти генералы встретились в Бахрейне при посредничестве очень интересного человека – начальника штаба обороны Великобритании, генерала Николаса Картера, который выступал в роли посредника вот этой встречи.

Бахрейн был выбран, потому что афганцы не хотели ехать в Исламабад, пакистанцы не хотели ехать в Кабул. В Бахрейне прошли переговоры, абсолютно закрытые, никто толком не знает, о чём там говорилось.

Но, тем не менее, стороны договорились увидеться через некоторое время уже на какой-то либо пакистанской, либо афганской площадке. Напомню, встреча была в марте.

И в начале мая эта встреча произошла в Кабуле, когда генерал Баджва в том же самом, практически, составе прилетели в Кабул, где они провели переговоры уже с Ашрафом Гани, президентом Афганистана.

Стороны ни до чего не договорились. Кондиции, которые обсуждались, остались на уровне информационных утечек, которые были сделаны уже даже спустя несколько дней после проведения этих переговоров. Когда афганская сторона отказалась принять эти кондиции (напомню, это было начало мая), сразу же в Афганистане началась война.

То есть, она началась не потому, что американцы вывели свои войска или начали выводить, она началась потому, что, на мой взгляд, провалились переговоры при британском посредничестве, которые вели пакистанские военные с афганскими силовиками. Некоторые мои источники, которым я склонен доверять, поделились со мной нюансами того документа, который обсуждался в ходе переговоров в Кабуле. Я рискну предположить, что именно эти кондиции обсуждались и формировались и в Бахрейне на этой площадке.

Там много пунктов, но я просто некоторые из них назову. Первое – это закрытие всех консульств Индии на территории Афганистана, кроме столичного. Второе – подписание соглашения о сотрудничестве между спецслужбами Афганистана и Пакистана. Предполагался обмен мнениями, обмен информацией, обмен проектами. Ну и, наконец, очень важный был пункт– это настойчивое предложение начать наконец-то подготовку офицерских кадров для афганской армии в пакистанских учебных заведениях. Также одним из требований Пакистана предполагалось радикальное сокращение афганской армии до ста тысяч человек. Сегодня афганская армия имеет численность около 300 тысяч человек.

Ну, были там ещё другие требования, они касались, например, управления водными ресурсами. Это, кстати, одна из причин очень серьёзных, которые являются большой проблемой для Пакистана.

Естественно, президент Ашраф Гани их отверг. После этого началось наступление Талибана в Афганистане. Да, оно совпало по времени с выводом американских войск, но что-то мне подсказывает, что вывод американских войск был просто хорошей декорацией, на фоне которой можно было реализовать вот этот проект. То есть, вы не захотели по-хорошему, будет по-плохому. Поэтому Талибан сегодня является инструментом принуждения афганского правительства либо к условиям, которые выставляет Исламабад, либо этого правительства быть не должно.

Афганская разведка, афганские военные неоднократно представляли соответствующие материалы о том, что в рядах талибов воюют пакистанские военнослужащие, есть пакистанские офицеры запаса, которые выполняют роль полевых командиров Талибана. В боях последних, в июне месяце около 300 граждан Пакистана, именно военнослужащих, было убито в Афганистане. Около десяти полевых командиров из числа бывших офицеров запаса Пакистана погибло. Счёт граждан Пакистана, убитых в боях, идёт на тысячи. Имеются в виду боевики-пакистанцы, которые вербовались на территории Пакистана с помощью различных вербовочных проектов.

Что будет, если талибы* всё-таки сумеют Афганистан взять под полный контроль? И чем это грозит для РФ и уж, тем более странам-соседям Афганистана?

Я считаю, что талибы* не возьмут контроль над Афганистаном, они не возьмут Кабул, более того, они не захватят крупные города в Афганистане – у них для этого сегодня нет сил. Вот это активное талибское* наступление, за которым мы сейчас внимательно следим, вот эти все уезды, которые падают к их ногам, дескать, талибы* просто маршируют по Северному Афганистану, не должно никого вводить в заблуждение.

В Афганистане воюют долго, и там нет генеральных сражений, после которого страна считается покорённой или разбитой. Нет ни одного уезда и даже одной провинции, которую можно было бы взять и сказать, что всё, война закончилась, есть победитель. Это то ли к счастью, то ли, к сожалению. Поэтому война в Афганистане длится десятилетиями. И поэтому сегодняшнее «победоносное шествие» талибов* является неким, одним из этапов в новой афганской войне, войне уже афгано-пакистанской, это уже не война с терроризмом.

Талибы несут огромные потери, по моим оценкам, с конца апреля до 15 тысяч боевиков было убито. Из них несколько тысяч – это граждане Пакистана. Афганская армия достаточно, да, не совершенна, но она перемалывает сегодня талибов достаточно жёстко.

И даже «уездопад», который мы наблюдаем сегодня крайней неоднозначен: известно, например, что в провинции Бадахшан, где талибы в течение суток заняли шесть уездов: три уезда афганские силовики оставили без боя, то есть даже не отдавали их, они не воевали за них.

На мой взгляд логика здесь очень простая, хотя сложно так говорить о войне. Для афганской армии сегодня принципиально важно два момента: сохранить своих солдат, личный состав своей армии, даже ценой утраты территории, потому что территории можно вернуть, а жизнь солдата не вернёшь.

А второй момент: максимально уничтожить живую силу противника. Это приоритет. То есть, если надо для этого отдать талибам* какую-то территорию, чтобы подставить их под более выгодный удар, например авиации, они готовы эти вещи делать.

Поэтому сегодня задача физического уничтожения как можно большего количества боевиков Талибана* – это задача номер один перед афганской армии, как и спасение своих солдат.

Сейчас, насколько я знаю, у афганской армии есть план контрнаступления, так что в ближайшее время, думаю, услышим интересные новости с афганского фронта. Что-то мне подсказывает, что талибы* далеко не все уезды смогут удержать. Это, кстати, тоже очень интересная вещь для Афганистана. Мало взять уезд, надо его ещё удержать. У талибов *сегодня не так много сил для этого.

Но все-так, что случится невероятное – талибы* возьмут Афганистан под контроль?

Талибы не имеют контроль ни над одной столичной провинцией. В Афганистане 34 относительно крупных города, и ни один они не контролируют.

Но если мы предположим, мы фантазируем сейчас с вами, что талибы вот взяли власть в Афганистане, они победили афганскую армию и они восстанавливают тот режим, который они хотели бы видеть в Афганистане.

Это будет практически формат Исламского государства. Тот вариант, который они предлагают – Исламские эмираты – это ничем не отличается по своему устройству, по своей философии, по своей предлагаемой практике от Исламского государства.

Это проект локального халифата, который они хотели бы видеть на своей земле. То есть со всеми прелестями: это их версия шариатов, это разрушение всех сложившихся институтов, которые есть в стране, это демонтаж всех практик политических, которые возникли в последнее время: выборы, президент, парламент, правительство — всё это ликвидируется, всё это уничтожается. То есть, Талибан фактически будет пытаться восстановить ту модель эмирата, которая была до его свержения. Талибы* этого не скрывают.

Они говорят, что та модель, которая была тогда, она является оптимальной, поэтому если они приходят к власти в Афганистане, а прийти они могут только одним путём – с помощью вооружённой силы, либо в результате сделки между, допустим, Афганистаном и Пакистаном как часть коалиционного правительства.

Но здесь у меня, честно говоря, серьёзные сомнения. Я очень скептически отношусь к тем версиям, дескать, что талибы* будут готовы войти в некое традиционное правительство. Никогда талибы* ни в одном традиционном правительстве не состояли, у них просто не было такого опыта.

Талибан* знает только одно правительства – единоличное, их собственное, только их джихадистская диктатура – больше ничего. У талиба* только один вариант – я главный, а все остальные меня слушают. Там не о чём договариваться. И сейчас почему талибы не ведут переговоров никаких реальных?

Они рассуждают о переговорах, вбрасывают различные пропагандистские штучки про то, что они готовы там готовы вступить в переговоры, у них есть какой-то план и так далее. При этом они по три месяца не могут согласовать с афганской делегацией даже просто структуру пунктов переговоров. Хотя бы не то, что обсуждать, а когда обсуждать, с каким перерывом на обед. Даже эти вещи талибы игнорирует. Это говорит о том, что их совершенно не интересует мир и переговоры. Их интересует власть в Афганистане.

Более того, я скажу, что мне вообще сложно предположить, успокоятся ли они как джихадистская структура после взятия Афганистана. Джихад не может завершиться. Согласно манхаджу джихадистскому или любой другой джихадистской доктрине, джихад продолжается до Страшного суда. То есть, нормальный джихад должен нестись в интересах мусульман, как они это читают, вечно против неверных, ради торжества ислама, чтобы наконец-то весь мир стал исламским и так далее. Талибам очень сложно будет отказаться вот от этой джихадистской методологии. То есть, вы не можете просто так прекратить джихад, он не может куда-то деться.

Вообще джихад – это единственная форма существования Талибана*. Талибан* никогда не существовал вне джихада, в мирное время, он других форматов не знает. Все попытки надеяться на то, что Талибан* превратится в партию, в политическое движение, ну, в общество любителей кактусов, наверное, тоже может превратиться, потому что эффект тот же самый был бы от превращения. Победа Талибана* в Афганистане была бы победой джихадистской доктрины причем на её щите висела бы шкура убитого «американского империализма», которую можно теперь показывать всем правоверным мусульманам. Я уверен, что после этого нужно ожидать жёсткой реакции международного сообщества.

Ну конечно я сейчас не буду говорить, что, дескать, талибы* придут и покончат с наркотиками, это сказка. Талибы* всю жизнь спекулируют на наркотиках. Некоторые наши аналитики говорят, что Талибан* – это лучший борец с наркотиками. Конечно, лучший борец с наркомафией для того, чтобы перераспределить доходы от наркомафии в свои собственные карманы. Талибан* в своей истории боролся с наркотиками только последние полгода перед своим крахом.

Просто тогда перед талибами* стояла задача признания международного их режима. И они, чтобы показать свою такую как бы гуманистическую сущность окружающему их человечеству, объявили, что начинают борьбу с наркотиками и действительно снизили уровень наркопроизводства в Афганистане, достигли там ощутимых статистических успехов. И в общем-то Талибан* – это один из крупнейших мировых наркокартелей. Половина минимум доходов Талибана* – это доход от продажи наркотиков. Я не думаю, что от таких прекрасных сумм откажутся талибы, даже если они придут к власти.

 *Талибан, Аль-Каида, ИГИЛ - запрещенные в России организации.

Продолжение следует

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://ia-centr.ru/experts/iats-mgu/taliby-pochemu-seychas/

14.07.2021 12:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Тажимамат Тайгараевич Шаболотов

Шаболотов Тажимамат Тайгараевич

Заместитель Руководителя Аппарата ЖК КР

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$334,4 млн

потратит Узбекистан на разработку новых газовых месторождений в 2013-2014 гг

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31