90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Дети-сироты в Казахстане: без права на жилье

28.07.2021 11:00

Общество

Дети-сироты в Казахстане: без права на жилье

В Казахстане дети-сироты и оставшиеся без попечения родителей, выходя за ворота детского дома, остаются на улице и один на один со своими проблемами. Положенное по закону жилье от государства многие ждут десятилетиями.

Сырые подвалы, СТО, вокзалы, автомойки, мазары, а в летнее время просто скамейка в сквере – эти места несколько лет служили местом ночлега воспитанникам Урюпинского детского дома в Акмолинской области Казахстана. Многим им уже за 30 и искать прибежище они вынуждены теперь семьями.

Источник: Дети-сироты в Казахстане: без права на жилье

«Нет человека, который помог бы в решении проблем наших. Например, Астанинский детдом – их покровители пропихивают. К примеру, он на 10-15 лет младше меня, у него уже есть своя квартира. А мы семьями ютимся в подвалах. С акимата пришли, запретили жить в подвале, все снесли. Говорят, не положено здесь жить, а нас на улицу выставили», рассказывает выпускник Урюпинского детского дома Алексей Сафонов.

Он не первый раз обращается за помощью к журналистам. Вот этим кадрам из видеообращения Сафонова Нурсултану Назарбаеву более 5 лет.

За это время поменялся президент страны и несколько акимов столицы, да и сама Астана стала Нур-Султаном. Только в жизни Сафонова все по-прежнему. В 2021 он живет также без своего угла. У Алексея уже двое детей, жена – тоже воспитанница детского дома.

Сейчас он снимает жилье, за которое платит 100 тысяч тенге (233 доллара США) из своей скромной зарплаты в 140 тысяч тенге (326 долларов США). В очереди на жилье он стоит уже седьмой год. Сколько еще предстоит скитаться по съемным квартирам не знает, как и другие его товарищи.

«В 2010 году встал в очередь на жилье, для этого специально нанял адвоката на 100 тысяч тенге из подъемных, которые дали, чтобы просто встать на учет. Встал в очередь, простоял. Толку никакого нет. За год буквально на два человека продвигается. И все. По началу было по 100 человек, сейчас меньше и меньше. Надежды никакой», – говорит Самат Ташболатов, выпускник Урюпинского детдома.

У него есть еще два брата и сестренка, вместе они воспитывались в одном детском доме, после того, как в семье произошла страшная трагедия.

«В 1990 году родители пить начали. Однажды проснулся ночью, старшего брата не было, мать с отцом ругались. Потом захожу на кухню, папка воткнул нож мамке, убил ее. У меня на глазах. Пока я закрывал ей рану на шее, папка ушел, маму так спасти не удалось. Море крови. У каждого, кто оказался в детдоме своя такая история», – рассказывает он.

Ташболатовы всегда держатся вместе. Не пьют, работают и поддерживают друг друга. Никто из четверых так и не получил квартиру от государства.

Дети-сироты, встающие в очередь на жилье из-за нерасторопности регионов получат квартиру только через 20 лет, посчитал председатель комитета по охране прав детей министерства образования и науки Есенгазы Имангалиев.

Из коммунального жилищного фонда детям-сиротам и оставшимся без попечения родителей выделено 807 квартир. Их хватит только на 1,4 процента от общего количества лиц, состоящих в очереди. Таковы данные на декабрь 2020 года.

«Местные исполнительные органы не представляют информацию о выделении жилья детям-сиротам, это свидетельствует об отсутствии мониторинга данного вопроса», – заявил Имангалиев, выступая на заседании межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при правительстве РК.

Только в столице количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей составляет 838 человек, по данным заместителя акима Нур-Султана Нурлана Нуркенова. В очереди на получение жилья из государственного жилищного фонда состоит 2771 воспитанник, а в 2021 году жилье получили только 14.

Выпускник детского дома Марат Боранбаев не оказался в списке этих 14 счастливчиков. Зарплата дворника в 120 тысяч тенге (280 долларов США), из которой на съем небольшой комнаты уходит 40 тысяч (93 доллара США), не позволяет копить на свое жилье. Положенного от государства воспитанник детского дома так и не дождался.

«У меня ребенок и второго ждем. Не хватает ни на что. Один работаю. Мечтаю, чтобы дети хорошо жили, лучше, чем мы», – рассказывает он, еле сдерживая слезы.

Проблему получения жилья детьми-сиротами периодически поднимают на разных уровнях – в правительстве, парламенте, маслихатах. Но почему-то так и не решают. В начале апреля 2021 года депутат нижней палаты парламента Вакиль Набиев обратился к правительству с предложением создать доступную, удобную в использовании, единую электронную базу, где дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, смогли бы увидеть, каким образом продвигается их очередность.

По поручению президента Казахстана создан институт развития и поддержки, «Отбасы банк», на который возложены функции по централизованному учёту, постановке и распределению жилья. На его базе планируется создать Центр по обеспечению жильем, который будет централизованно осуществлять ведение, постановку и учет всех нуждающихся в жилье, а также распределение жилья.

«Однако, как стало известно, в данной базе “Отбасы банка” опции по прохождению очереди и получению жилья детьми-сиротами не учтены», – отметил в запросе депутат Набиев.

Бывший воспитанник детского дома Денис Шейнер встал в очередь на жилье в 2014 году под номером 2058. Сейчас он числится 1438–м. Жил в кочегарке, в шиномотажке, в вагончике, а сейчас снимает посуточно гостиницу за 5 тысяч тенге (11,7 долларов США) день

«Я думаю винить надо акимат, рулит только аким. Я стою 8-й год. Очередь вообще не двигается. Заглядываю на сайт жилфонда, проверяю еженедельно: то на 10 человек вперед, то опять на это место падаю. Недавно звонил человек из “Жилстройсбербанка”(сейчас “Отбасы банк”), мне предлагают мою же квартиру в ипотеку. Я объясняю, откуда у меня деньги? Я считаю это не справедливо», – сетует Шейнер .

Что такое несправедливость, выпускница детского дома Анна Эйхвальд, воспитывающая сына инвалида, знает не понаслышке. Простояв несколько лет в очереди на жилье, она непонятным образом выпала из списка очередников.

«С 2011 года стою в очереди в департаменте жилья. Сейчас 2021-й, до сих пор стоим на очереди, но получилось так, что мы вообще исчезли из нее. Я обратилась в департамент жилья, чтобы объяснили, как получилось так. Я ездила к ним, писала, звонила, но в итоге одни отписки. Просто ответили: все, до свидания. Я звоню, только услышат мою фамилию и бросают трубки», – говорит она.

Анна Эйхвальд – художница. Платит за съемное жилье около 60 тысяч тенге (140 долларов США), много трат приходится на лекарство для 11-летнего сына Виталия.

«Порою приходится сводить концы с концами. Трудностей хватает, приходится переезжать постоянно с места на место. Ладно если один, а с ребенком переезжать очень трудно, накладно», – рассказывает выпускница детского дома.

Депутаты столичного маслихата считают, что необходимо повысить обеспеченность жильем детей-сирот на 10-15% и определить координирующий орган, чтобы мониторить трудоустройство и проживание бывших воспитанников детских домов.

«У них нет родственников, чтобы обратиться в трудную минуту. Поэтому повышается риск совершить правонарушение или попасть под чье-либо негативное влияние. Извечный вопрос – регистрация. Может быть, пока они не получат квартиру, пусть будут прописаны в интернате или по первоначальному месту учебы, в общежитии?» – предложил депутат маслихата Нур-Султана Владислав Сергеев на очередной сессии маслихата по вопросам обеспечения госполитики по защите прав детей-сирот.

Выпускник Урюпинского детского дома Сергей Кириченко уже отсидел два срока за уголовные преступления. Окончив детский дом в 2005 году, он остался на улице – не было прописки, жилья и денег даже на еду.

«Обозлился на весь мир, потому что государство жилье не дало, и совершил разбойное нападение. 5 лет и 6 месяцев дали. Тяжелая статья. Отсидел 4 года и 2 месяца, вышел по УДО в надежде, что дадут жилье. Не дали. Опять пошел на преступление, потому что есть не на что купить, ни семьи создать, негде жить. Второй раз совершил разбой. Жизнь совсем другая была бы, если бы государство позаботилось о таких как я», – рассказывает Кириченко.

В соответствии с законодательством, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей имеют первоочередное право на получение жилья из государственного жилищного фонда или арендованного местным исполнительным органом в частном жилищном фонде Кроме того, при распределении жилплощадей таким категориям должно выделяться не менее 20 процентов. А предоставляемое жилье должно быть не меньше 15 квадратных метров на человека.

Ставить детей сирот в очередь должны с момента рождения, чтобы к совершеннолетию у них уже было где жить.

Необходимые законы приняты, контролирующие органы проводят проверки, депутаты поднимают проблемы сирот на самых высоких уровнях, но на деле выпускники детских домов продолжают бродяжничать.

«Все свои годы мы видим только слезы, только страдания. Почему бы не протянуть руку и дать сиротам дом? Почему вы все привыкли жить красиво и иметь богатство, власть, а нам не даете возможности? Куда нам идти? К вам домой? До каких пор мы будем жить на улице? Почему квартиры превратились в бизнес?» – вопрошает Азиз Кадыров, выпускник Сайрамского детского дома в городе Шымкенте.

Азиз работает дворником в театре и живет там же. После того, как завершается спектакль, расходятся актеры и зрители, он раскладывает свой нехитрый скарб и ложится спать здесь же, у прохода в зрительский зал. Недавно ему выделили неотапливаемую коморку – пристройку к театру. Это все, на что может рассчитывать детдомовец, говорит Азиз, вспоминая пытки, побои и голод в детских домах.

«В четвертом детском доме Шымкента били книгами по голове, в третьем детском доме топили в ванной, воспитатели пораньше уходили домой на свадьбы разные, тои, приходили няньки и мы получали по шее от них. Иногда они кефир наш забирали домой, лепешки забирали домой», – делится он горькими воспоминаниями.

«Вы напишете все, что о чем я рассказал?» – спрашивает Кадыров. Он уже отчаялся ждать положенного жилья, жить где придется, бороться за правду, а еще очень боится своего тридцатилетия. Ведь именно в 30 умерла его мама.

«30 лет – это приближение к смерти. У меня такая мысль, я не рад, что мне 30. Государство вовремя не сделало квартиры, а я тоже детей завести хочу, семью. Я тоже гражданин Казахстана», – говорит Азиз.

Между тем в Казахстане стартовал проект по внедрению Индекса детского благополучия. Мониторинговый механизм поручил внедрить президент страны, чтобы улучшить положение детей и обеспечить равные возможности для всех.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Нурсултаном Назарбаевым

28.07.2021 11:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Курманбек Эргешович Осмонов

Осмонов Курманбек Эргешович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
23547

количество абортов в Кыргызстане за 2012 год

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30