90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Быть ли островку демократии на просторах Центральной Азии?

06.08.2021 17:30

Политика

Быть ли островку демократии на просторах Центральной Азии?

Кыргызстан готовится к парламентским выборам и мировое сообщество с большим интересом и не без тревоги следит за происходящими в республике процессами. Звучат опасения, что идея создания парламентской республики в самом сердце Центральной Азии может спровоцировать нежелательное развитие событий во всем регионе. Как используют кыргызы новый шанс построить в стране демократию, не приведет ли это к развалу государства – об этом сегодня рассуждают и спорят отечественные эксперты и иностранные наблюдатели. Высказываются также мнения о том, что апрельская революция – это результат геополитической борьбы Москвы, Вашингтона и Пекина, а не народного протеста.

Высказываются также мнения о том, что апрельская революция – это результат геополитической борьбы Москвы, Вашингтона и Пекина, а не народного протеста.
Международные эксперты дают разные оценки происходящим в Кыргызстане процессам. Все они увязывают события этого года с геополитикой, усматривая в них столкновение интересов мировых держав. Считается, что апрельская революция, как и предыдущая «тюльпанная» 2005 года, есть результат умелой режиссуры государств, отстаивающих свои позиции в Центральной Азии.

Так, автором череды «цветных» революций, произошедших пять лет назад в Украине, Грузии и Кыргызстане, открыто называют США, тогда как в апрельской смене власти усматривают руку Кремля. Некоторые аналитики склонны даже утверждать, что все революции – это результат вмешательства извне, влияния внешних факторов, а наличие внутренних условий совершенно не обязательно, они, мол, складываются искусственно. 

Конечно, в условиях глобализации границы становятся все более прозрачными, на экономику каждой страны все большее воздействие оказывают общемировые тенденции, стали всеобщими проблемы экологии, терроризма, экстремизма, то есть весь мир становится взаимозависимым. Поэтому то, что происходит в одном государстве, не может не задевать интересы других стран, которые должны каким-то образом реагировать.

Что касается технологии смены власти в Кыргызстане, вряд ли можно говорить о том, что судьбу республики определяют только внешние игроки. Скорее всего, здесь речь может идти о влиянии внешних факторов, но при наличии внутренних условий.

Кому-то очень хочется представить так, что все внутриполитические процессы в Кыргызстане, все эти усилия по борьбе с семейно-клановым правлением, установлению демократии и формированию новой системы правления – справедливой и честной, созданию конкурентной экономики - это не более, чем банальный политический фарс, результат непрекращающейся закулисной борьбы мировых держав за сферу влияния в Центральной Азии, за ресурсы и так далее, а кыргызы – просто марионетки в руках этих кукловодов. Но это – заблуждение тех, кто не знает особенностей менталитета народа, его многотысячелетнюю историю.

Вспомним реакцию тех же России и США после свершившейся апрельской революции – да они были просто в растерянности и шоке, и обе страны кивали друг на друга, подозревая противоположную сторону в причастности к организации смены власти в центрально-азиатской республике.

Этот кыргызский пример стал уроком для многих зарубежных политтехнологов, он ярко доказывает, что каждый народ должен сам определять свою судьбу, а не жить по навязанным извне шаблонам. Можно сказать, что кыргызская революция оказала влияние на мировое политическое сознание, в котором происходят определенные изменения, приходит осознание, что далеко не всегда и не везде срабатывают технологии и что определяющим является не внешний фактор, а внутренние условия. Никто не может навязать свои сценарии по изменению политического строя без воли и решения народа самой страны.

После развала Советского Союза и обретения независимости кыргызский народ терпеливо сносил все тяготы переходного времени в надежде на лучшую жизнь. Мужчины, потеряв работу, от безысходности спивались или покидали страну в поисках лучшей доли. Женщины, оставив семьи, челночили или торговали на базаре, чтобы прокормить детей. Всем хотелось верить, что мучения не напрасны, трудности временные, надо только немного потерпеть и жизнь наладится, республика поднимется и все заживут счастливо, как в красивых мыльных операх, заполонивших в те годы все телевизионные каналы.

Кыргызы – народ терпеливый, лишения сносят молча, никому в жилетку не плачутся и по-детски наивно верят обещаниям. Но если «кыргыз взбунтуется, меняется эпоха» - гласит поговорка.не может идти речи о возвращении демократии в стране, где ее практически не было ни при Акаеве, ни тем более при БакиевеЕсли сделать краткий экскурс в новейшую историю независимого Кыргызстана, наверно, многие помнят, что первая попытка внедрения демократии в республике была предпринята в 1990 году, когда легендарный парламент избрал президентом Аскара Акаева.

На том судьбоносном заседании Жогорку Кенеша, где заседали депутаты только от одной партии – коммунистической, избранные по советской системе, ни один из троих кандидатов на пост президента, участвовавших в первом туре голосования, не набрал необходимых 50 процентов голосов. Поэтому все трое выбыли из дальнейшей борьбы (согласно положениям Конституции). А это были самые весомые и значительные фигуры партийной элиты союзной республики, принадлежавшие к высшему эшелону власти. Это первый секретарь ЦК КП Киргизии Абсамат Масалиев, первый секретарь Иссык-Кульского обкома КПК Жумгалбек Аманбаев и председатель Совмина Киргизской ССР Апас Жумагулов. 

Пришедший таким образом к власти академик А.Акаев в первые годы своего правления прослыл настоящим демократом. Кыргызстан называли «островком демократии» и часто приводили центрально-азиатским соседям в пример. Но постепенно он утратил авторитет демократичной республики, а потом и вовсе прослыл страной с авторитарным режимом и семейно-клановым правлением. В 2005 году в результате «тюльпанной» революции А.Акаев вынужден был покинуть страну.

Взошедший после него на престол Курманбек Бакиев в своих предвыборных речах обещал покончить с коррупцией и семейственностью, провести демократические реформы. Но в действительности вышло все с точностью наоборот - второй президент превзошел своего предшественника в узурпации власти и распределении ресурсов. Политическая карьера Бакиева оказалась еще печальнее, чем у его предшественника.
Эксперимент с внедрением демократии провалился.

Омурбек Текебаев процессы, происходящие в республике после апрельской революции, назвал «Возвращением демократии» - так звучит разработанная им еще в апреле совместно с гражданским обществом национальная программа, рассчитанная на один год. Цель - способствовать мирному политическому переходу к правовому демократическому государству, претворяющему в жизнь многопартийную систему, парламентскую демократию и социальное рыночное государство. Недопущение возврата к авторитаризму является одним из важных направлений программы.

Однако известный публицист Жыргалбек Турдукожоев не согласен с такой формулировкой программы «Возвращение к демократии» и считает, что не может идти речи о возвращении демократии в стране, где ее практически не было ни при Акаеве, ни тем более при Бакиеве. По его мнению, в Кыргызстане отсутствовали такие основные признаки демократии, как свобода слова, не было независимой судебной системы, ни разу не проводились демократические выборы, тогда как именно выборы являются одним из основных критериев демократии. 

Только за последние пять лет кыргызы дважды восстали против своих правителей, протестуя против проводимой ими политики и желая установить в стране подлинное народовластие. 

Только за последние пять лет кыргызы дважды восстали против своих правителей, протестуя против проводимой ими политики и желая установить в стране подлинное народовластие. 7 апреля этого года народ вышел на площади потому, что недовольство правлением бакиевской семейки дошло до краев. Были самые серьезные основания для народного возмущения, без ее наличия не сработал бы даже самый технологичный, изощренный и продуманный сценарий смены власти. Высказываются также мнения о том, что апрельская революция – это результат геополитической борьбы Москвы, Вашингтона и Пекина, а не народного протеста.

Нет спору, искусственно раскачать ситуацию, используя современные технологии, сегодня не составляет особого труда. Но те, кто 7 апреля был на площади, видели собственными глазами, какой дух был у людей, сытых по горло антинародной политикой зарвавшейся и зажравшейся власти. Этот дух удерживал их, давал силы, когда в них прицельно стреляли снайперы.

Если бы не было источника, питавшего протестные настроения, сценарий государственного переворота, заготовленный внешними силами, не сработал бы. Власть, выставившая снайперов против своего народа на крышах Белого дома, зданий «Илбирса» и генеральной прокуратуры, и рассчитывала на то, что после первых просвистевших пуль и жертв люди разбегутся, спасая свои жизни, и что после этого очень долго никто не посмеет ее потревожить. Но она просчиталась, так как уже изначально была оторвана от своего народа и не могла знать, о чем думают и чем живут миллионы кыргызстанцев.

Дважды опробовав работу института президентства и разочаровавшись в президентской форме правления, кыргызы решили отказаться от нее в пользу парламентской республики. И это – совершенно новая политическая практика не только в Центральной Азии, но и пространстве СНГ. Это не может не вызывать тревог и опасений лидеров крупных держав, многие из которых не хотели бы допустить появления под боком страны с неиспользованной до этого формой политического устройства, что лишний раз доказывает – апрельская революция была не иностранной заготовкой, а выбором народа.

Ведь внешним силам, стремящимся навязывать свою политику малым странам и устанавливать нужную им погоду, легче иметь дело с одним лидером, на которого можно воздействовать, когда надо надавить или подкупить, нежели с целым институтом власти, представленным десятками ведущих политиков страны. Поэтому их устраивает президентская республика, а Кыргызстан отказался от этого, проголосовав 27 июня на референдуме за новую Конституцию и парламентскую систему.

От результатов предстоящих в октябре выборов в Жогорку Кенеш зависит не просто будущее политическое устройство Кыргызстана, но в целом его состоятельность как государства. Существуют большие опасности, есть много различных заинтересованных сил, преследующих свои цели, из них кто-то вынашивает реваншистские или сепаратистские планы, кто-то не прочь разыграть косовский сценарий или афганский вариант, или построить халифат, кому-то нужна просто власть или смута. Одним словом – все очень и очень непросто и неоднозначно. Но население даже мысли не допускает о том, чтобы всю полноту власти вновь отдать в одни руки.

Путем проб и ошибок мы прокладываем дорогу себе в очень сложном и противоречивом мире. Несмотря на шишки, не устаем стремиться к демократии в современном понимании этого слова. Мы хотим стать цивилизованной и высокоразвитой страной с сильным гражданским обществом, честной открытой властью и развитым бизнесом.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

06.08.2021 17:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Алиджан Рахманович Ибрагимов

Ибрагимов Алиджан Рахманович

Член совета директоров «Евразийского банка»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
50,9%

от ВВП составил внешний долг Кыргызстана в марте 2015 г

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31