90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что опаснее для Казахстана: талибы или проросшие семена исламских сект?

09.08.2021 15:30

Безопасность

Что опаснее для Казахстана: талибы или проросшие семена исламских сект?

Теолог из Казахстана считает, что стране вскоре нужно будет определиться – садиться ли за стол переговоров с «Талибаном»* (запрещен.организация). Однако в Республике есть свое внутреннее радикальное подполье, экстремисты действуют и на территории соседних Казахстану государств Центральной Азии – на фоне событий в Афганистане все это может резко активизироваться. Теолог Расим Челидзе в интервью Ia-centr.ru высказал свое мнение о том, какие угрозы и риски несут для Казахстана новые реалии безопасности в регионе.

Источник: Что опаснее для Казахстана: талибы или проросшие семена исламских сект?

– Начнем с того, что такое «Талибан»* (запрещен.организация), какие цели развития ставит перед собой данная организация?

– «Талибан»* появился в 1994 году, ровно через пять лет после вывода советских войск из Афганистана. «Талибан»* с 1996 года и по 2001 управлял большей частью Афганистана. В источниках отмечается, что Талибан* выступает против всего западного, точно так же, как нигерийская группировка «Боко харам»*. С приходом к власти талибов, в 11 областях Афганистана закрылось более пятиста школ. Девочкам запрещалось получать какое-либо образование. Власть начала применять шариатские методы наказания, чаще стали появляться публичные казни. Была создана религиозная полиция, которая контролировала как дресс-код женщин, так и внешний облик мужчин (обязательство ношения бороды). В начале своего появления организация состояла из пуштунов, потом примкнули к организации другие этносы.

Несомненно, любого исследователя заинтересуют причины радикального понимания талибами религии. Возможно, ответы следует искать не только в политическом противоборстве внутри государства. Приверженность к крайним методам наказания и ужесточению законов в период их правления в стране основывалась на исправлении «религиозно деградированного», по их мнению, общества. Так что причины поведения движения талибов следует искать в доталибском образе жизни самих пуштунов, каких основ они придерживались больше всего: основ собственных традиций или же строгих религиозных догматов?

Талибы по религиозной принадлежности – сунниты-ханафиты, в вероучении являются матуридитами, отчасти ашаритами, к тому же, лояльно относятся к суфизму.

По последним данным, талибы взяли под контроль большую часть территорий Афганистана, и скорее всего, основной целью является весь Афганистан. Некоторые эксперты считают, что Талибан может позитивно сыграть свою роль в борьбе с ИГИЛ*, и другими террористическими группировками. Однако, насколько надежда экспертов на талибов в борьбе с ИГИЛ* оправдана – покажет время.

За пять лет своего правления Талибан* не проявлял территориальных амбиций в отношении всего ЦА, хотя имел возможность продвигаться вглубь региона, воспользовавшись слабой на тот период защищенностью границ.

– Для Казахстана актуально говорить о каких-то угрозах со стороны талибов?

– В географическом аспекте Казахстан не имеет общих границ с Афганистаном, поэтому как таковой приграничной угрозы не существует, что нельзя сказать о других соседних государствах, как Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Китай, которые на фоне безопасности собственных стран, прослеживают сегодня свою политику в отношении Талибана*.

Казахстан вскоре тоже должен будет политически определиться в отношении талибов – садиться с ними за один стол переговоров, как это сделала Россия или нет. Талибан* запрещен в Казахстане с 2005 года, также, как и запрещен в соседних государствах.

– Существуют ли точки соприкосновения противоборствующих сторон в Афганистане и можно ли эти факторы использовать в переговорном процессе?

– Думаю, да. Единственная точка соприкосновения сторон – это не религия, не суфизм, не деньги, это афганский народ и сам Афганистан. Афганскую проблему решат только сами афганцы без вмешательства извне. Экономическое и политическое развитие страны и государства афганцы желают себе не менее, чем кто-либо, если, конечно, этот кто-либо действительно желает этого.

– Насколько «прозрачны» для проникновения экстремистов границы с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменистаном? Или следует говорить о других маршрутах?

– Экстремистская идеология, как и любая идея не имеет границ. О «прозрачности» границ проникновения экстремистов, официальные государственные ведомства упомянутых государств лучше расскажут. Нужно просматривать, какие точки соприкосновения могут быть у мусульман всей Центральной Азии и Афганистана, какие существуют бреши религиозной жизни в странах ЦА, смогут ли эти бреши послужить благодатной почвой для проникновения идеологии талибов*? К тому же, необходимо ответить на вопрос – кто талибы* сегодня – террористы, с экстремистским подливом или афганские политические оппозиционеры? Связующим звеном талибов и всего ЦА является религиозная аутентичность. Бесспорно, она сможет сыграть положительную роль в интеграции понимания религии талибов* в Центральной Азии. Коранический принцип – «Все верующие – братья» – никто не отменит.

– Запрещенные в центральноазиатских республиках религиозные движения успели за десятилетия «наследить» и оставить некую лояльную базу. Если судить по биографии Абдугаппара Исматуллы (этнический казах из Афганистана), у афганского суфизма и представителей тех движений, которые осуществляли или осуществляют свою деятельность в Казахстане и странах ЦА, много общего. Может ли найти отклик среди наших сограждан религиозная риторика и догматы (а по сути методы вербовки), афганских суннитов из экстремистских организаций?

– Во второй половине 90-х годов в Казахстане быстрыми темпами начало распространяться учение Абдугаппара Исматуллы. Он приехал впервые в нашу страну по приглашению своего казахстанского последователя в 1996 году. Казахстанский суфизм стал связующим звеном для интеграции учения Исматуллы. Многочасовые коллективные голосовые зикры (зикру ад-джахри ), небольшие перерывы на эмоциональные проповеди проповедника, значительно отличали учение Исматуллы от зикров других суфийских братств.

За пару лет своей проповеднической деятельности он собрал несколько тысяч последователей. В 2005 году адептами проповедника регистрируется республиканское общественное объединение "Сенiм. Бiлiм. Омiр"*. По самым скромным подсчетам в стране насчитывалось несколько сотен тысяч последователей. Приверженцы учения величали Абдугаппар Исматуллу таксыром (вождем). Спустя некоторое время деятельность организации была запрещена в Казахстане.

Быстрый рост темпа вовлечения адептов в движение Исматуллы вдохновили «духовный голод» и религиозная ностальгия мусульман. Но, сегодня мы видим совершенно другую картину в религиозной сфере. За последние двадцать лет не вовлеченные в различные течения и братства мусульмане, непосредственно ставшие свидетелями тернистой истории религиозного мира, поняли, что «не все золото, что блестит». Так, зарубежный проповедник, пусть даже будучи этническим сородичем, все-таки не в состоянии верующего человека привести к божественному благу.

Однако, стоит вопрос, как обстоят дела с тысячами «проросшими семенами», которые были посажены здесь в конце 1990-х. Среди них есть те, которые могут откликнуться на красноречие экстремистов из-за гор. Запретить организацию можно, конечно, на учение и литературу тоже можно наложить вето, но для абсолютного исчезновения учения уже требуются ни одно поколение. Любое учение живет благодаря его последователям.

– В некоторых публикациях сообщалось, что шиитский Иран финансирует суннитские религиозные движения и ячейки как в Афганистане, так и в том же Казахстане. Как вы можете это прокомментировать?

– Иран оказывает различного рода помощь суннитскому движению ХАМАС в противоборстве Израилю. Однако, если существуют подобные факты, как финансирование суннитских движений в том числе в нашей стране или в Афганистане, это можно прокомментировать, безусловно, как борьбу за неоспоримое лидерство в регионе и исламском мире в целом. Сунниты по количеству превосходят шиитов, и суннитские движения не настолько политизированы, как движения и вероучение шиитов.

– Что можно сказать о «Таблиги джамаат»*, насколько это движение опасно для Казахстана?

– Джамаат-у ат-Таблиг*, появившаяся в Индии в 20-х годах прошлого столетия, за очень короткий срок получила в свои ряды сотни тысяч адептов. Движение изначально позиционировало себя аполитичным, не стремилось образовать теократическое государство или изменить уклад государства. Учение было направлено на призыв мусульман к практической части религии с элементами некого квазиаскетичного суфизма, при этом суфизм адепты на корню не приемлют.

Таблиговцы в религиозной практике являются суннитами ханафитами. Уклад, образ жизни и внешний вид соответствует мусульманину Индийской или Южно-Азиатской культуры. Миссионеры общины Таблиг* на центрально-азиатском постсоветском пространстве появились в первой половине 90-х прошлого столетия. Сегодня большее количество адептов движения присутствуют в Кыргызстане. В течение 30 лет община, уже на постсоветстком пространстве, раздробилась еще на несколько групп внутри движения. В Казахстане деятельность общины запрещена.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

09.08.2021 15:30

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Темирбек Ишенбаевич Асанбеков

Асанбеков Темирбек Ишенбаевич

Лидер партии "Мекен Ынтымагы"

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

$5 млрд 173 млн

объем золотовалютных резервов Туркменистана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30