90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан собирает Центральную Азию под крыло?

10.08.2021 08:30

Политика

Узбекистан собирает Центральную Азию под крыло?

 

Страны Центральной Азии снова пытаются наладить диалог. В регионе накопилось множество проблем, требующих скорейшего решения, и со многими в одиночку не справиться. Однако насколько результативным показал себя формат «центральноазиатской пятерки» – разбор договоренностей и вызовы перед сотрудничеством стран Центральной Азии в материале Евгении Ким на Ia-centr.ru

Встреча президентов стран Центральной Азии в Туркменистане в августе 2021 года стала уже третьей по счету в формате внутрирегиональных. Рамки Консультационных встреч предполагали обсуждение региональных проблем и способов их решения. Тем для переговоров в 2021 году накопилось много. Главы государств вспоминали создание общерегионального рынка, реализацию инфраструктурных проектов, стабилизацию Афганистана, изменение климата. Новой темой стала пандемия коронавируса.

Источник: Узбекистан собирает Центральную Азию под крыло?

Встреча-2021 – чем она запомнилась?

Прорывных договоренностей на встрече в Туркменистане достигнуто не было. Большая часть заявлений сводилась к тезисам об укреплении межрегионального сотрудничества» и «использованию потенциала стран Центральной Азии». И это первая особенность прошедшего мероприятия.

Вторая особенность, которая активно подчеркивалась гостями и принимающей стороной – неформальный характер встречи. Президенты, одетые в спортивные костюмы, катались на яхте, о чем-то беседовали в тренажерном зале, изучали инсталляцию тутового дерева, пробовали блюда стран Центральной Азии. В 2019 году формат был схожий – тогда лидеры высаживали деревья в резиденции Куксарой в Узбекистане.

В формальной части переговоров президенты вернулись к привычным классическим костюмам и стандартным дипломатическим формулировкам.

В Туркменистане, как и при первых двух встречах в Узбекистане и Казахстане, стороны регулярно подчеркивали «многовековую связь народов Центральной Азии […] и демонстрацию огромного потенциала для сотрудничества по всем направлениям на основе принципов добрососедства и взаимной заинтересованности».

С одной стороны, можно посчитать это частью дипломатического этикета.

С другой – подобные заявления никак не влияют на количество конфликтов между некоторыми братскими странами. В случаях, когда дело доходит до открытых столкновений, стороны предпочитают решать проблемы по-старинке – силой.

Почему к договоренностям прийти не удается?

Вопрос земли и водопользования, который регулярно становится причиной столкновений между Кыргызстаном и Таджикистаном, далеко не единственная проблема, мешающая наладить добрососедство между странами Центральной Азии.

Помимо локальных вызовов существует несколько фундаментальных противоречий, которые могут отразиться на зарождающемся партнерстве. Среди них:

1. Целеполагание. Это основа, скелет на который наращивают мясо – проекты, способствующие достижению общих целей. В ЕАЭС одной из таких целей является создание единого экономического пространства, в котором обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. В ШОС декларируемой целью является борьба с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. В формате встреч лидеров стран Центральной Азии цели максимально размыты.

Пока ежегодные встречи напоминают попытку нащупать общую идею, которая бы увлекла за собой лидеров Центральной Азии и не противоречила задачам уже существующих формальных и неформальных объединений.

2. Модераторство. Формат Консультационных встреч был создан по инициативе Ташкента в 2017 году. По итогам трех мероприятий именно Узбекистан выглядит наиболее уверенно и целеустремленно – выдвигает конкретные инициативы и интересуется сроками реализации конкретных проектов. Казахстан, не желая брать на себя никаких обязательств, отделывается размытыми формулировками об «укреплении взаимодействия и потенциале сотрудничества». Возникает вопрос, кто станет двигателем нового объединения, примет на себя ответственность в кризисных ситуациях и будет говорить от имени всего региона?

3. Надежность и последовательность партнеров. Любой союз означает готовность идти на компромисс и отчасти жертвовать своим суверенитетом. Готовы ли Кыргызстан и Таджикистан наступить себе на горло и выполнять обязательства, которые могут ущемить национальные интересы – большой вопрос.

4. Внешние игроки и дублирование задач существующих объединений. Большая часть стран Центральной Азии уже состоит в интеграционных блоках. Казахстан и Кыргызстан являются членами ЕАЭС, Узбекистан в конце 2020 года получил статус наблюдателя. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан состоят в ОДКБ. Они же вместе с Узбекистаном входят в ШОС. Кроме того, с 2016 года Таджикистан – единственный в Центральной Азии, состоит в антитеррористическом альянсе во главе с Китаем. За последний год активно обсуждается активизация так называемого «Тюркского совета» – организации, которая объединяет тюркские государства.

Членство в каждом объединении накладывает определенные обязательства и ограничения. Например, согласно уставу ОДКБ, государства-партнеры не могут размещать на своей территории иностранные военные базы без согласия остальных членов союза. Как отстоять свои интересы, не вступая в противоречия с внерегиональными игроками, сохраняя хотя бы формальную независимость от их мнения?

Кроме того, часть вопросов, которые уже три года проговаривают президенты стран Центральной Азии на Консультационных встречах пересекаются с повесткой имеющихся объединений. Например, строительство транспортной инфраструктуры, промышленных и энергогенерирующих мощностей, развитие общего рынка и т.д. Часть из этих проектов реализуются, большая часть отложена в долгий ящик. Причиной тому – не дефицит общения между президентами, а сложность в нахождении компромисса и источников финансирования.

Стоит отметить, что большинство нюансов не являются уникальными для формата межгосударственного партнерства, которое пытается запустить Узбекистан. Например, проблема надежности союзников характерна для ЕАЭС, ШОС и многих других объединений. А вопрос целеполагания, модераторства при отсутствии материальной базы под межгосударственные проекты характерен для зарождающихся интеграционных проектов Турции в Центральной Азии.

О чем говорили и что решили в 2021 году?

По итогам переговоров президенты Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана сделали совместное заявление. Документ содержит размытые дипломатические формулировки о необходимости «развивать и углублять», без особого смыслового наполнения. Гораздо более интересными, вероятно, были закрытые двухсторонние переговоры.

Например, президент Узбекистана заявил, что «в будущем Узбекистан рассчитывает использовать возможности Трансафганского коридора “Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар”, автомобильной и железной дорог “Китай – Кыргызстан – Узбекистан”.

Приоритеты Ташкента по дороге понятны – он уже вложил деньги в свой участок железной дороги и промедление Бишкека со своей частью проекта для Узбекистана убыточно. Но пока не похоже, что Кыргызстан готов сдвинуть этот проект с мертвой точки.

Глава Казахстана Касым-Жомарт Токаев по итогам встречи обозначил успешные проекты с Узбекистаном в области трансграничной торговли, а также поддержал идею развития трансафганского коридора.

Остальные вопросы: от безопасности в Афганистане до налаживания культурных связей в общих чертах обозначались как «вероятные направления сотрудничества».

От консультаций – к делам

Сейчас Консультационные встречи являются неформальной диалоговой площадкой. Чтобы они перешли на качественно новый уровень и стали эффективным интеграционным объединением нужно решить ряд задач:

· Создать межгосударственные институты: консультативные или исполнительные наднациональные органы, которые займутся реализацией проектов.

· Определить источники финансирования. Деятельность каждой интеграционной структуры должна быть подкреплена ресурсами. Их могут предоставить частные, государственные или межгосударственные финансовые организации. На данный момент у стран Центральной Азии общих межгосударственных структур нет, есть лишь возможность обратиться за деньгами к внешним донорам.

Результативны ли встречи: аргументы «за» и «против»

1. Относительная конкретика присутствует в рамках встреч только при обсуждении двухсторонних проектов. Например, между Казахстаном и Узбекистаном, Узбекистаном и Кыргызстаном.

2. Создание реального объединения означает не только бонусы, но и частичную передачу суверенитета на уровень выше. Плюсы неочевидны, риски высоки, поэтому готовность стран региона к подобным шагам сомнительна.

3. О самостоятельной региональной интеграционной структуре, в которую могут трансформироваться Консультационные встречи, пока говорить не приходится. В нынешнем виде мероприятие интересно как вспомогательная диалоговая площадка при уже существующих объединениях.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

10.08.2021 08:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
73 года 8 месяцев

средняя продолжительность жизни женщин в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31