90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Во что верит "Талибан", или Богословская доктрина террориста

28.08.2021 10:00

Общество

Во что верит Талибан, или Богословская доктрина террориста

Предшественники "Талибана" общались с Ганди и призывали к единству индуистов и мусульман. А их ученики создали одну из самых радикальных исламских доктрин современности

Практически во всем западном мире талибы считаются жестокими радикалами и фанатиками от ислама лишь немногим лучше ИГИЛ*. Репутация вполне обоснована - первый период их власти в Афганистане запомнился запретом образования для девочек, избиением женщин, появившихся на улице без мужа или родственника-мужчины, и введением наказаний по шариату в самой строгой его форме - с подбиванием камнями и прочим средневековым судопроизводством.

Источник: Во что верит "Талибан", или Богословская доктрина террориста

Сейчас лидеры "Талибана"* заявляют, что стали более прогрессивными. Например, готовы объявить амнистию своим бывшим противникам, разрешить женское образование и даже пригласить женщин в правительство. Но заявлениям о гуманности не особенно верят - очень уж им противоречит недавнее видео публичного обезглавливания офицера афганской армии и кадры замазанных краской женских лиц на рекламных витринах в Кабуле. Ну и разрушенные буддистские статуи им до сих пор не простили.

Так или иначе, у "Талибана"* есть два принципиальных отличия от любых других радикальных течений, будь то "Братья мусульмане"*, "Аль-Каида"* или откровенно людоедское "Исламское государство"*.

Во-первых, большинство вопиющих преступлений, совершенных группировкой - например, резня таджиков и хазарейцев в Мазари-Шарифе, - были продиктованы не религиозными мотивами, а банальным шовинизмом. Конкретно враждебным отношением пуштунских главарей к другим этническим группам. Во-вторых, талибы, несмотря на весь свой радикализм, с точки зрения богословия формально принадлежат, пожалуй, к самой умеренной религиозно-правовой школе ислама, к ханафитскому мазхабу, самому распространенному на территории стран СНГ, в том числе в России, Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане.

А богословская альма-матер проповедников "Талибана"* на заре существования вообще больше напоминала дискуссионный клуб религиозных философов, чем медресе фундаменталистов.

С Аллахом против англичан

Чтобы понять, откуда берет истоки идеология талибов, нужно совершить небольшой исторический экскурс в Британскую Индию конца XIX века. Именно там в 1866 году в регионе Уттар-Прадеш появилось медресе Дар уль-Улюм Деобанд. В стране всего восемь лет назад отгремело кровопролитное Сипайское восстание мусульман и индуистов, недовольных политикой колониальной администрации. Мятеж был жестоко подавлен англичанами, однако идеи независимости и освобождения от чужеземного владычества плотно засели в умах миллионов граждан Индии вне зависимости от вероисповедания.

Одним из первых выпускников, а затем директоров учебного заведения, был Махмуд Хасан Деобанди. Он был по-настоящему образованным улемом (его перевод Корана на урду долгие годы считался классическим в Пакистане) и убежденным противником британского владычества. Даже создание медресе Деобанда Хасан рассматривал как способ вырастить новое поколение убежденных мусульман после многочисленной гибели имамов вследствие Сипайского восстания. За антибританскую пропаганду в 1916 году он был арестован и заключен в тюрьму на Мальте. Но тюремный срок лишь повысил авторитет Махмуд Хасана - после освобождения он получил титул "Шейх аль-Хинд" (Шейх Индии).

Он путешествовал по различным районам Индии, призывая к бойкоту британских товаров и к полному отказу от сотрудничества с колониальной администрацией, чем мало отличался от Махатмы Ганди, главного идеолога индийского движения за независимость.

Антибританская программа настолько сближала сторонников Ганди и Хасана, что в стенах Дар уль-Улюм собирались видные религиозные деятели, лидеры индуистов, мусульман и сикхов, ведя беседы о мирном будущем в новой и счастливой Индии. Да и сам Махмуд Хасан незадолго до смерти призывал к объединению последователей всех конфессий Индостана ради борьбы за свободу.

Академия джихада

После обретения независимости идейный фон выпускников Деобандийской школы стал меняться. Некоторые из учеников Махмуда Хасана стали выдающимися литераторами, талантливыми богословами, желавшими территориального единства Индии. Другие последователи младшего поколения, напротив, боролись за создание самостоятельной исламской республики Пакистан. Так, улем Санаулла Амритсари запомнился современникам не только знанием исламского права и литературными сочинениями, но и весьма активными (и не всегда мирными) диспутами с индуистами, христианами и шиитами.

Если отцы-основатели Деобандийской школы хоть и выступали за чистоту веры, но были тесно связаны с суфизмом - мистическим и не всегда ортодоксальным направлением в исламе, то во второй половине XX века проповедники окончательно порвали с суфизмом и стали придерживаться куда более строгих позиций, граничащих с фундаментализмом.

В 1947 году выпускник деобандийской школы Абдул Хак основал в пакистанском Хайбере отдельное медресе, названное позже в его честь. Стремясь оградить исламскую веру от "бидда", запретных нововведений, преподаватели достаточно жестко трактовали положения традиционного ислама - открыто обвиняли последователей других исламских течений в неверии, предлагали серьезно ограничить положение женщин, требовали неукоснительного соблюдения коранических предписаний.

Медресе предоставляло бесплатное обучение юношам из городских низов и беднейшей крестьянской среды, взамен получая не только одобрение верующих, но и безукоризненную верность учеников, для которых духовное образование было едва ли не единственно возможным социальным лифтом.

Многие выпускники Дар уль-Улюм Хаккания развернули активную проповедническую деятельность в пуштунских районах Пакистана и Афганистана, откуда сами были родом.

Как не трудно догадаться, в период Афганской войны ученики и выпускники медресе оказались на острие борьбы с советскими войсками в южных провинциях Афганистана. После ухода СССР и начала гражданской войны в стране, на политическую арену выступило молодое сплоченное радикальное движение "Талибан"*, где практически вся верхушка, включая основателя Муллу Омара, получила богословское образование в пакистанском медресе. Союзником талибов на ниве джихада были террористы из так называемой сети Хакани, где одно название группировки прямо говорит о ее происхождении.

Именно тогда о Дар уль-Улюм Хаккания заговорили как об "академии джихада".

Доктрина террориста

Испытывая глубокую ненависть к шиитам, талибы в то же время заимствовали идею иранской исламской революции, найдя обоснование ей в теориях весьма неоднозначной организации "Джамаат Таблиг" ("Община призыва"), ставшей своего рода связующим звеном между деобандийским учением и радикальной доктриной "Талибана"*.

Несмотря на преобладание идей деобандизма, движение "Джамаат Таблиг" разделилось на умеренную и радикальную части. Водоразделом стало понимание концепции джихада. Умеренное крыло движения традиционно трактовало джихад в первую очередь как личную борьбу мусульманина с собственными страстями и пороками. А вот радикалы считали, что истинный джихад - это война против неверных и установление всемирного халифата.

Очевидная связь идеологии талибов и радикалов из "Джамаат Таблиг" привели к тому, что движение сейчас запрещено как террористическое в большинстве стран СНГ за исключением Кыргызстана, знаменитого своим либеральным законодательством относительно религиозных организации.

Что касается принципов вероучения, то, по словам зампредседателя Духовного управления мусульман России, муфтия Дамир-хазрата Мухетдинова в деобандийской богословской школе было принято считать Сунну - священное предание о жизни пророка - вторым источником веры, ничуть не менее значимым, чем Коран. А примеры из Сунны должны были быть главным ориентиром мусульманина не только в вопросах совести, но даже и в быту.

"Их отличала нетерпимость к нововведениям в исламе, к инакомыслию, к суфийским традициям, которые были распространены на континенте. То есть очищение от всего наносного было характерно и для сторонников Абд аль-Ваххаба в Саудовской Аравии, и для деобандистов в Индии", - отмечает Дамир-хазрат Мухетдинов.

Проповедники талибана просто возвели соблюдение религиозных правил в абсолют, граничащий с абсурдом. Если в Сунне встречаются упоминание о нежелательности музыки и струнных инструментов - значит, следует запретить ее по всей стране. Если существует хадис о том, что "женщина – это аурат, и когда она выходит, то шайтан приукрашивает ее", то значит женщинам в в принципе надо запретить выходить из дома без сопровождения мужа или махрама, мужчины-родственника. Наказание за ослушание также должно соответствовать нормам судопроизводства 7 в. времени, когда был ниспослан Коран - то есть волне себе средневеково-жестокое.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

28.08.2021 10:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Владимир Сергеевич Ким

Ким Владимир Сергеевич

Президент корпорации «Казахмыс»

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Свыше 15 тысяч

человек находятся в рабстве в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31