90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Получит ли Казахстан новое правительство в 2022 году?

03.09.2021 10:30

Политика

Получит ли Казахстан новое правительство в 2022 году?

Близится 1 сентября, которое давно и прочно ассоциируется у нас с Днем знаний. Однако эта дата является стартовой и для новой парламентской сессии. Именно здесь глава государства по сложившейся за последние годы традиции обозначит задачи на обозримую перспективу не только для законодательной, но и для исполнительной власти. И вероятность того, что реализовывать эти задачи в ближайшее время придется новому составу кабинета министров, достаточно высока.

Над непотопляемым кабмином давно сгустились тучи

Кабинет министров Аскара Мамина принято считать непотопляемым хотя бы потому, что он пережил два обещания президента Касым-Жомарта Токаева распустить действующий состав правительства: в первый раз – летом прошлого года, во второй – в апреле текущего. С тех пор предупредительных выстрелов в направлении Үкімет Үйі (Дома правительства) со стороны Акорды не было. И именно это отсутствие выбросов пара должно было бы насторожить наших министров. Особенности если учесть, что именно в тех направлениях, за которые кабмину досталось в июле прошлого и апреле нынешнего года, ситуация к лучшему не изменилась.

Напомним, что министрам досталось на орехи за не снижающиеся темпы распространения коронавирусной инфекции, а также за не самые блестящие решения по выводу экономики из коронакризиса. С последним направлением неразрывно связаны высокие темпы инфляции, падение благосостояния граждан и другие «мелочи», которые легко могут торпедировать любой «непотопляемый» кабинет министров, причем как вместе, так и по отдельности. А уж когда все это заходит под ватерлинию примерно в одно и то же время, корабль просто обречен отправиться на дно. И с этой точки зрения отсутствие резкой критики со стороны президента за последние несколько месяцев можно рассматривать как приговор: не критикуют тех, на кого просто махнули рукой.

Хотя одно резкое движение Акорда все-таки сделала: речь идет об отставке министра сельского хозяйства Сапархана Омарова в июле этого года. Сложившаяся ситуация требовала срочного хирургического вмешательства, и не исключено, что где-то в кулуарах правительства Токаев таки спросил с Мамина за отсутствие необходимых в данных обстоятельствах оперативных манипуляций с его стороны. Однако Омаров недолго просидел без должности и уже в начале августа возглавил АО «Продкорпорация». Распоряжение о его назначении подписал новый глава МСХ по согласованию с правительством. И такая рокировка лучше любых других объяснений свидетельствует о том, что правительство в его нынешнем составе долго не протянет.

В лексиконе МСХ слово «джут» отсутствует

Засуха на западе Казахстана, из-за которой случился массовый падеж скота, начала бушевать в мае этого года. Причем фото с отощавшими лошадьми и коровами (точнее – их мумифицированными останками) под нещадно палящим солнцем плодились в соцсетях со скоростью света, словно подстегивая руководство аграрного ведомства к каким-то адекватным действиям. А тут еще и местные власти молчать не стали: аким Мангистауской области Серикбай Трумов заявил журналистам, что нехватка кормов в регионе в последние годы стала тенденцией. Так что финансовые вливания со стороны правительства, которые начались за несколько недель до отставки Омарова, можно охарактеризовать известным выражением «Поздно пить боржоми, когда почки отпали». К тому же назойливые животноводы через соцсети достучались до самого Токаева, и на фоне потока жалоб от людей на местах бравурные заявления МСХ о стабилизации ситуации в западных регионах страны стали последней каплей.

«Министерство и акиматы не приняли необходимых мер по решению проблем животноводов, не была проведена последовательная и четкая работа. По их вине наше сельское хозяйство оказалось в безвыходном положении. Из-за отсутствия обратной связи фермеры были вынуждены обращаться за помощью напрямую ко мне. Конечно, засуха – это природное явление, я это хорошо понимаю. Но в такой сложной ситуации ответственное министерство должно было принять срочные и решительные меры, однако министерство не смогло провести эту работу. Поэтому, думаю, что лицо, которое ответственно за данную сферу, – министр Сапархан Омаров – должно отправиться в отставку», – заявил президент на расширенном заседании правительства 10 июля.

После этого он поручил правительству и акиматам для поддержки наиболее пострадавших фермеров обеспечить реструктуризацию кредитов и выделение дополнительных субсидий на корма. В середине августа исполняющий обязанности министра сельского хозяйства Ербол Карашукеев посетил Мангистаускую область, где сообщил фермерам, что их проблемы непременно будут решаться, в том числе и через «Продкорпорацию». А «Продкорпорацию» к тому времени возглавил экс-министр сельского хозяйства Омаров. В общем, круг замкнулся.

Исполняющий обязанности главы МСХ Ербол Карашукеев так пояснил возвращение опального бывшего министра:

«Люди делятся на две категории: первая категория после справедливой критики как бы замыкается и начинает винить все и вся вокруг, вторая категория делает выводы и старается впредь работать эффективнее и лучше. Я думаю, что Сапархан Кесикбаевич относится ко второй категории».

Согласитесь, звучит философски и, я бы даже сказал, несколько по-цоевски, сразу вспоминается его знаменитая фраза из фильма «Игла»:

«Люди делятся на тех, кто сидит на трубе, и тех, кому нужны деньги. На трубе сидишь ты…»

Кадры решают все, однако из-за кадров можно лишиться всего

В общем, правительство решило дать экс-министру второй шанс. Причем вряд ли решение по кандидатуре Омарова через неделю после его громкого увольнения главой государства мог принять исполняющий обязанности министра без согласования с премьером. Шаг довольно смелый, поскольку при малейшем сбое в работе «Продокорпорации» история разжалования ее нынешнего руководителя из министров тут же всплывет на всех интернет-ресурсах в качестве объяснения всех проблем этой структуры. И будет уже неважно, связаны ли они с личностью Омарова или нет: оргвыводы последуют в отношении всех, кто принимал решение по этому назначению.

Тут стоит отметить, что кадровая политика наших исполнительных властей в последнее время словно испытывает действующего президента страны на прочность. Омаров – это далеко не первый персонаж, всплывший на новой должности после скандального увольнения главой государства. Так, в начале августа президент объявил выговор акиму Жамбылской области Бердибеку Сапарбаеву за назначение на должность начальника управления акимата Кайрата Досаева, уволенного с поста акима Тараза после скандала с изнасилованием несовершеннолетней в уличном школьном туалете. А участник ДТП в Риддере со смертельным исходом, экс-аким Усть-Каменогорска Куат Тумабаев, благополучно проработал некоторое время директором Департамента продвижения экспорта в Министерстве торговли и интеграции и лишился новой должности в мае этого года только благодаря общественному резонансу.

Этот круговорот уволенных по отрицательным мотивам чиновников в исполнительных ветвях власти явно не увеличивает доверия к правительству: уж слишком часто в последнее время всплывают в его рядах «отрицательные» персонажи. И ладно бы проблемы с доверием возникали только у простых смертных, от которых судьба правительства мало зависит, но такие подковерные игры рано или поздно заставят действовать более решительно президента страны, за которым в этом вопросе всегда остается последнее слово. Причем никто не вспомнил бы об этих кадровых репутационных издержках кабмина, если бы они перекрывались позитивными социально-экономическими результатами. Однако проблема в том, что каким-то значительным противовесом с апреля этого года, когда Ноль первый пообещал отправить правительство в отставку, кабмин похвастаться не может.

«Маски-шоу»: продолжение следует?

Напомним, что 1 апреля этого года на совещании, посвященном вопросам нераспространения коронавирусной инфекции, министру здравоохранения Казахстана Алексею Цою был поставлен ультиматум: либо его ведомство стабилизирует ситуацию с коронавирусом, либо последуют кадровые решения, которые главу Минздрава «сильно разочаруют».

«Это касается не только министра здравоохранения, но и правительства в целом», – сказал Токаев на том заседании.

По состоянию на 24 августа в «красной» зоне, то есть в зоне с высокой степенью распространения COVID-19, находились почти все регионы страны, исключением стала лишь Туркестанская область. И это случилось за неделю до 1 сентября, когда школьники должны приступить к обучению в традиционном формате. В этой ситуации массовое возвращение учеников за парты может привести к новой вспышке болезни, которая и станет основанием для исполнения апрельского обещания Токаева относительно кадровых решений.

И дело здесь не только в темпах вакцинации: в конце концов 5 миллионов казахстанцев, получивших к 23 августа оба компонента вакцины, – это больше четверти населения страны с почти 19-миллионным населением. И этого было бы вполне достаточно для снижения темпов распространения коронавируса, если бы наши санитарные власти четко объясняли вакцинированным – прививка не является гарантией того, что они не заразятся коронавирусом, зато она гарантирует, что заболевание не приведет к летальному исходу. Но Минздрав в расчете на наплыв желающих вакцинироваться не торопился опровергать гуляющую в народе байку о том, что дважды уколовшийся оказывается в «бронике» и болезнь ему не страшна. Хотя о последствиях этого молчания можно было бы легко догадаться, зная менталитет наших людей, которые после второго укола радостно срывают маску и бегут в кабак обмывать вакцинацию.

Отсюда и большое количество заболевших среди вакцинированных, и повторные случаи заболевания среди уже переболевших. Наш человек не видит никаких противоречий в том, что «переварившему» коронавирус и выработавшему антитела организму теперь никакой ВИЧ не страшен, а значит, можно без маски гулять в той же самой ресторации, где дважды привитый обмывает свою вакцинацию…

В конечном счете такие дремучие представления казахстанцев о коронавирусе и вакцине – непосредственная «заслуга» Минздрава и правительства, поскольку возникают они на фоне проваленной информационной работы с населением и слишком либеральной политики по отношению к нарушителям режима. Подобный «гнилой либерализм» проявляется и в отношении тех, кто пытается прорваться в автобус без маски, и тех, кто пока не заболел, но делает для этого все от него зависящее – не соблюдает меры предосторожности, подвергает себя и окружающих опасности. Более-менее жесткие штрафные санкции применялись только к больным коронавирусом, которые, несмотря на необходимость оставаться на изоляции, тем не менее пытался попасть в общественные места. После такого не стоит удивляться сплошной «красной» зоне, в которой находятся 16 из 17 регионов страны.

В итоге наши граждане, уставшие от «масок-шоу» еще в прошлом году, рискуют получить продолжение этого действа на неопределенный срок. Потому что без соблюдения масочного режима страна никогда не сможет покинуть «красную» зону, и никакая вакцинация ей в этом не поможет.

Корона инфляции и претензии бизнеса

Прочие «мелочи», способные подорвать позиции действующего правительства, вроде рекордной с 2017 года инфляции в 8,4% или постоянных возмущений бизнеса решениями санитарных властей, могут стать дополнительными камнями на шее тонущего кабмина Мамина. Но они в любом случае будут связаны с перечисленными выше проколами.

Повышение стоимости продовольственных товаров действительно имеет место быть по всему миру, однако в Казахстане оно имеет свой поправочный коэффициент, связанный с джутом на западе. Причинно-следственная связь здесь вычисляется легко: скота стало меньше – цена на мясо вырастет.

То же самое и с ограничениями в работе субъектов предпринимательства, которые то открываются, то закрываются. А ведь для бизнеса нет ничего более губительного, чем неопределенность. Предприниматели уже готовы к любым, пусть даже самым драконовским требованиям, главное, чтобы они не менялись каждую неделю, причем в каждом регионе – по-своему. Однако эти единые правила игры до сих пор так и не выработаны, а казахстанские налоговики тем временем констатируют увеличение налоговой задолженности физических лиц. Что тоже вполне закономерно: физлица зарабатывают (вернее – не зарабатывают) на тех же самых предприятиях, для которых правительство никак не пропишет единые правила, позволяющие им работать относительно стабильно.

В июле прошлого года Касым-Жомарт Токаев просил каждого члена правительства подумать о том, насколько он соответствует новым задачам и вызовам, встающим перед страной. И вероятность того, что 1 сентября этот вопрос вновь прозвучит в той или иной формулировке, весьма высока.

P.S.

Итак, над непотопляемым кабмином давно сгустились тучи... Интересно, как сильно громыхнет эта припозднившаяся осенняя гроза? Да и громыхнет ли вообще?.. Впрочем, ее отсутствие наверняка будет сопровождаться нескрываемым ропотом в адрес самой Акорды. А кому еще предъявлять претензии, ну не Библиотеке же?!

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

03.09.2021 10:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Сапар Джумакадырович Исаков

Исаков Сапар Джумакадырович

Премьер-министр Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
+ 30%

составил рост активов коммерческих банков Узбекистана в 2012 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31