90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Призыв к действию по дракону. О чем могли договориться главы КНР и Казахстана в ходе первого государственного визита Си Цзиньпина?

14.09.2013 11:48

Политика

Призыв к действию по дракону. О чем могли договориться главы КНР и Казахстана в ходе первого государственного визита Си Цзиньпина?

В конце прошлой недели Казахстан с    первым официальным визитом посетил    председатель КНР Си Цзиньпин – в гости к Нурсултану Назарбаеву китайский лидер приехал в рамках своего турне по Средней Азии. Несмотря на дипломатическую открытость, приезд нового “дорогого руководителя” Срединной империи сразу оброс массой версий относительно его целей. Обозреватели Central Asia Monitor взвесили, о чем же на самом деле могли говорить в ходе двухдневных переговоров лидеры Казахстана и КНР.

Будем откровенны: разрастанию палитры слухов в отношении первого визита китайского лидера способствовало прежде всего общее непонимание того, что и как собирается подписывать с официальным гостем официальная же Астана. Дело в том, что у КНР нет четко обозначенной политики в отношении стран Центральной Азии. Этот момент подчеркивают все известные на сегодняшний день в Казахстане официальные китаисты. Но один этот факт – всего лишь малая часть проблемы. За простой дипломатической формулировкой “первый государственный визит” скрывается еще одна значимая веха: в регион, по сути, с премьерой прибыл главный представитель формации руководителей так называемого “пятого поколения”.

Это крайне важный с политической точки зрения момент: считается, что до смены власти Китай двигался в рамках парадигмы, заданной Дэн Сяопином, – предыдущий лидер Ху Цзиньтао был фактически последним, кого китайский реформатор выбирал лично.

По мнению исследователей, предыдущее поколение всего лишь строило современный Китай, тогда как новое уже успело вкусить плоды имперского величия. Безусловно, до “шестого поколения руководителей”, которых вообще называют “маленькими императорами”, политикам нынешней формации далеко: они все еще остаются  предсказуемыми. Однако уже даже неспециалисты отмечают, что в заявлениях нынешнего руководства Китая все чаще слышны новые нотки, свидетельствующие об осознании им своего места в современной политике. 

Но самое главное по традиции прозвучало буквально накануне визита: один из официальных представителей Китая в специально согласованном для этого интервью, которое было опубликовано в крупной казахстанской газете, сделал довольно громкое заявление о том, что с территории Казахстана силы США и НАТО осуществляют разведывательные действия в сторону КНР. Если вдуматься, то только отсутствие ориентации казахстанских СМИ на внешнюю политику не вызвало эффекта разорвавшейся бомбы: такими обвинениями не принято разбрасываться на официальном уровне. И если уж оно прозвучало со стороны китайского чиновника, значит, ситуация уже давно нервирует нашего восточного соседа. 

Направлено вовнутрь

С самого начала повестка визита китайского лидера в Казахстан была обозначена максимально широко. “Будут обсуждены вопросы углубленного двустороннего сотрудничества в торгово-экономической, энергетической, несырьевой и инвестиционных сферах, а также взаимодействие в многостороннем формате, в том числе вопросы предстоящего сентябрьского саммита ШОС” – так сформулировали ее в Службе центральных коммуникаций при президенте РК. В переводе с дипломатического языка это могло означать только одно: стороны будут, по сути, прощупывать друг друга на грядущее десятилетие – ровно столько отпущено новому главе КНР неумолимым китайским протоколом. А если так, то и спектр переговоров мог быть весьма и весьма широким. Впрочем, одну конкретную тему все-таки можно было предугадать заранее – речь идет о покупке Китаем доли в Кашагане. С этой интригой в Казахстане было связано очень много слухов и, самое главное, подковерной борьбы. Судя по информационным выплескам в СМИ,  далеко не все в казахстанском истеблишменте поддерживали идею продажи – возможно,  именно по этой причине информагентства страны совместно с частью “общественных деятелей” “качали” тему китайской экспансии в неф­тяной сектор республики. “Качали” даже вопреки статистике, которая указывает на однозначное доминирование в этой отрасли англосаксов. Впрочем, как отметила “Радиоточка”, этот вопрос был урегулирован, собственно, к визиту товарища Си. Соответственно, по его прибытии состоялось подписание необходимых документов, о чем СМИ республики довольно громко раструбили. В этом смысле ничего неожиданного не произошло.

Зато любопытно другое: оба лидера старательно молчали о прорывных проектах в отраслях, далеких от нефтегазового сектора. Из этого можно сделать только один вывод: озвученные цифры роста торгового оборота (до 40 млрд долларов к 2015 году) пока базируются на одном только голословном желании развивать сотрудничество. Но с какой стороны подойти к проблеме расширения торгового оборота, никто не знает: если даже лидеры двух стран и вели переговоры по этому поводу, ни о чем существенном они, судя по новостным лентам, так и не договорились.

Очень интересной в контексте переговоров представляется новость об осуществлении операций по обмену юаня на тенге в приграничных с Казахстаном регионах Китая. Фактически эта мера может означать более тесную привязку экономик КНР и РК, во всяком случае, в рамках приграничной торговли. Такой шаг нельзя назвать прорывом,  но тем не менее он очень важен с точки зрения выстраивания горизонтальных экономических связей между двумя государствами. Это серьезный намек на то, что Китай будет постепенно брать ответственность за процессы, происходящие в Центральной Азии. Да, делать он это будет при помощи исключительно торговых рычагов. Впрочем, это было очевидно и ранее: Китай на протяжении последних десятилетий не использовал других механизмов влияния на регион.

Самым же горячим синофобам рекомендуем обратить внимание на последовательность передвижения Си Цзиньпина по Центральной Азии. Сначала он отправился вовсе не в Казахстан, как хотелось бы многим конспирологам, а в Туркмению, где был подписан ряд документов, согласно которым Китай увеличит поставки газа из этой республики на 62 процента. Один только этот жест может демонстрировать направленность китай­ской дипломатии: она подчинена разрешению исключительно внутриполитических проблем, направлена “вовнутрь” и имеет всего лишь один “внешний” аспект. Давайте попробуем поговорить о нем.

Московский блок Пекину

Собственно,  политика КНР в Центральной Азии, насколько можно судить по скудным переводам речи Си Цзиньпина в “Назарбаев Университете”, не претерпевает значительных изменений. Китай все так же не определился с региональными приоритетами, поэтому выделить здесь можно фактически только один: обеспечение региональной безопасности. Дело в том, что Центральная Азия нужна официальному Пекину лишь для нескольких вещей – транзита товаров, обеспечения западных провинций Китая недорогим топливом и  ориентации (в перспективе) местных рынков на беспокойную СУАР. Для решения всех этих трех задач китайские политики реализуют важную стратегию по обеспечению безопасности в Центральной Азии. А таковую они видят исключительно в контексте развивающихся рынков – по этой причине Китай готов какое-то время вливать в регион инвестиции. Однако более тесное партнерство может означать, что республики Средней Азии окончательно уйдут под влияние Поднебесной, чему активно противится Россия. Именно Москва последовательно блокирует, например, создание единого банка в рамках ШОС, при помощи которого можно было бы финансировать важные инфраструктурные проекты. А потому визит товарища Си можно рассматривать еще и в рамках переговоров по этому вопросу, тем более что время выбрано идеально: через несколько дней состоится саммит ШОС в Бишкеке, где данная тема опять будет стоять на повестке дня. На прошлом подобном мероприятии только оперативная работа российского МИДа не позволила Китаю подписать необходимые бумаги – поэтому вполне возможно, что Си Цзиньпин может попытаться взять реванш.  Насколько это у него получится, предугадать весьма сложно. Но известно, что в середине минувшей недели, аккурат после отъезда товарища Си в Ташкент, в Астану спешно прибыл министр иностранных дел России Сергей Лавров. Зачем? Официальная повестка опять максимально размыта, однако в свете закончившегося первого государственного визита Си Цзиньпина многие ее пункты становятся более ясными.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://camonitor.com/archives/9004

14.09.2013 11:48

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Равшан Бабырбекович Жээнбеков

Жээнбеков Равшан Бабырбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
На 250 тысяч

человек вырослв численность населения Казахстана за последний год

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31