90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан. Таргетирование инфляции как тормоз роста экономики

21.09.2021 14:00

Экономика

Узбекистан. Таргетирование инфляции как тормоз роста экономики

Данный материал продолжает тему, начатую в статье «Малый бизнес: невыгодный клиент для узбекских банков».

Правительство Узбекистана намерено снизить уровень инфляции в этом году до 10, а в течение следующих двух лет – до 5 процентов. «Если не будет стабильности, мы не сможем достичь наших целей экономического роста», – подчеркнул президент Узбекистана на встрече с предпринимателями и обозначил несколько важных целей экономического роста.

Источник: Таргетирование инфляции как тормоз роста экономики

Важнейшие цели

В ходе своего выступления на X съезде Движения предпринимателей и деловых людей – Либерально-демократической партии Узбекистана, президент страны обозначил в качестве важнейших две цели экономического развития:

— в ближайшие пять лет увеличить ВВП на душу населения в 1,6 раза и к 2030 году увеличить доход на душу населения более чем на 4000 долларов и стать одной из стран с доходом «выше среднего»;

– поддержать макроэкономическую стабильность за счет снижения уровня инфляции к концу 2023 года до 5% и удержания дефицита государственного бюджета на уровне не более 2,5% к ВВП.

Учитывая природу современного рынка, можно обозначить еще одну очень важную задачу, которая может выступить драйвером роста – «увеличение размера цифровой экономики как минимум в 2,5 раза – до 4 миллиардов долларов США». При этом «каждый дом и социальное учреждение будут подключены к высокоскоростному Интернету по доступной цене, автомагистрали будут на 100% покрыты мобильной связью и Интернетом. Скорость международного магистрального Интернета увеличится в пять раз, скорость межрайонных сетей увеличится в восемь раз».

Остается внести ясность в источники и механизмы экономического развития страны в предстоящие пять лет, уточнить соответствие намеченных мер решению поставленной задачи.

Заявления государственных органов и Центрального банка

Как было заявлено, в 2021 году ВВП Узбекистана ожидается на уровне 60 млрд долларов США, что в расчете на душу населения в количестве 35 млн человек составляет 1714 долларов США.

Здесь необходимо уточнить, что все цифры по численности населения Узбекистана являются ориентировочными, требующими подтверждения на основе всеобщей переписи населения, проведение которой предусмотрено на 2023 год.

Существующие цифры основаны на результатах последней Всесоюзной переписи населения, проведенной в 1989 году с внесением поправок на основе сведений органов ЗАГС на протяжении 22 лет. Данная статистика не учитывает все случаи механической миграции людей (лица, постоянно проживающие в Узбекистане без гражданства, временно проживающие, но имеющие твердое намерение остаться в стране, лица выехавшие из страны на ПМЖ или те, кто на протяжении вот уже нескольких лет не живут в Узбекистане и о судьбе их ничего не известно и т.д.).

Увеличение ВВП на душу населения до 2026 года в 1,6 раза при среднегодовом чистом приросте населения в 1,5% предполагает увеличение ВВП страны до 104 млрд долларов США, если учесть, что численность населения достигнет 37,7 млн. человек. Это означает, что экономика Узбекистана должна расти более чем в 10-11% ежегодно, чтобы добиться обещанных показателей.

Расчеты и обоснования не представлены

Однако, расчетов, которые могли бы обосновать достижение этих показателей, общественности пока не представлено. Нет также отказа от экстенсивных способов развития экономики, напротив заявлено желание заимствовать на международном рынке капитала огромные средства (не менее 5 млрд долларов США в год). Не представлено проектов, которые могут дать мощный импульс развитию народного хозяйства, создать рабочие места, улучшить конкурентоспособность экономики на мировом рынке разделения труда.

Источники сомнений

Сложно поверить в осуществимость планов «увеличения степени переработки природного газа с 8% до 20%» при очевидном тотальном дефиците природного газа на текущие внутренние нужды страны и ставшем уже хроническом импорте природного газа из Туркменистана. При этом некоторые эксперты утверждают, что посредниками этого импорта выступают российские компании.

Если предположить, что переработку удастся наладить, возникает вопрос о рынках сбыта продукции и её конкурентоспособности. Существует опасность, что Узбекистан может наступить на те же грабли, как в случае с проектами MTО (methanol to olefin), когда цена конечной продукции оказалась в разы дороже мировой.

Если из-за этого будет страдать внутреннее промышленное и бытовое потребление природного газа, предприниматели не смогут эффективно работать и производить свою часть ВВП, но похоже, что за красивыми лозунгами об этом забыли.

Точно также вызывает сомнения необходимость формирования оптового рынка энергетических ресурсов, поскольку существует монополия на генерацию, транспортировку и реализацию их потребителям. Если в итоге эти «идеи» приведут к созданию мощной монополизированной структуры, то рынок энергетических ресурсов сузится до уровня «платежеспособного спроса по ценам, устанавливаемым предприятиями-монополистами». Это неминуемо приведет к стагнации и деградации всех отраслей экономики.

Без ответа на такие фундаментальные вопросы все крупные инвестиционные проекты могут стать каналами освоения огромных государственных финансовых ресурсов определенной группой лиц.

Что касается второй важной «цели» – доведения уровня инфляции в 2023 году до 5%: наверное, мы единственная страна в мире, которая ставит в качестве цели экономического развития один из индикаторов финансовой стабильности.

Денежные агрегаты


Центральный банк: совместить несовместимое

Гражданам было бы важно понять логику действий Центрального банка Узбекистана, который, возможно, понимает, что именно огромные вливания в экономику страны заемных средств поддерживают экономику и служат драйвером её последние 5 лет. Однако, при этом растут также государственные расходы (в т.ч. инвестиционные), дефицит бюджета, а обменный курс остаётся стабильным, и инфляция постепенно падает. Непонятно, как могут совмещаться такие разнонаправленные показатели, и где тут спрятана фигура умолчания.

Наблюдения показывают, что ЦБ Узбекистана знает только один метод сокращения инфляции и удержания стабильности обменного курса – это как можно дольше удерживать абсолютный размер узкой денежной массы (деньги в фактическом обороте экономики – т.н. агрегат М1) на одном и том же уровне, каковы бы не были масштабы роста экономики, в т.ч. теневой, неофициальной. Посмотрите на приведенную таблицу: практически с сентября 2020 года (год пандемии) по август показатель агрегата М1 вырос всего на 1,28%, в то время, как, если верить официальной статистике, ВВП за только первое полугодие 2021 года вырос на 6,2% годовых (все данные ЦБ).

Денежная масса является движущей силой функционирования экономики, и она не может развиваться успешно, если денежная масса искусственно понижается действиями регулятора и золотовалютные ресурсы страны наращиваются без определенной цели. Как видим, из таблицы именно это сейчас с узбекской экономикой и происходит.

На практике же действия ЦБ оборачиваются усилением требований к коммерческим банкам по основному и резервному капиталу, по ликвидности, по соотношению активов к капиталу, в т.ч. коммерческих кредитов, по порядку выдачи кредитов, по оценке рисков и созданию дополнительных резервов… В итоге, все банки приходят к одному решению: выбрать небольшое количество клиентов, которым выдавать крупные кредиты и поддерживать свой кредитный портфель на уровне возврата ранее выданных кредитов, а по возможности, – сокращать, во имя достижения главной цели ЦБ – сокращения уровня инфляции. Побочный отрицательный экономический и социальный результат этих действий: сдерживание темпов роста, особенно малого и среднего бизнеса.

Тезис о важности финансовой стабильности как залоге экономического роста хорош для развитых стран, где рост ВВП в 2-3% считается большим успехом. А для развивающихся стран, которые ставят перед собой цель добиваться ежегодного прироста ВВП в 10-11%, нужны огромные инвестиционные вливания, в том числе (если не прежде всего) внутренних инвесторов, которым нужны дешевые и долгосрочные финансовые ресурсы. Для них инфляция в размере 10% или 5% годовых не имеет существенной разницы, для них важнее наличие устойчивого спроса и доступа к относительно дешевым финансовым ресурсам. А действия ЦБ направлены на сокращение глобального платежеспособного спроса внутри страны, т.к. адресованы на искусственное ограничение объема денег в обороте.

Опять сомнения и вопросы

Поэтому, думается, что вектора задач по увеличению ВВП в 1,6 раз и одновременном удержании инфляции на уровне 5% направлены в противоположные стороны и не могут быть совмещены. Чем-то придется пожертвовать. Об этом мы узнаем очень скоро, если статистика будет правдивой и объективной.

До выборов осталось чуть более полтора месяца и очень надеемся, что опытная команда промышленников и экономистов найдут убедительные аргументы и ответы на поставленные вопросы.

Абдулла Абдукадиров, финансовый аналитик Anhor.uz

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://anhor.uz/economy/brake/

21.09.2021 14:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности
80-е место

занимает армия Казахстана в мировом рейтинге Global Firepower

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31