90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Информационные войны в глобальной политике: цели, задачи, последствия

20.02.2022 01:24

Общество

Информационные войны в глобальной политике: цели, задачи, последствия


17 февраля в Бишкеке на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл круглый стол на тему: «Информационные войны в глобальной политике: цели, задачи, последствия». Партнёрами выступили Фонд по молодёжному гуманитарному сотрудничеству «Евразийцы – новая волна» и мультимедийный информационный портал «Кундеми». В мероприятии приняли участие журналисты, политологи, учёные, эксперты по вопросам безопасности, общественные деятели Кыргызстана, России и Беларуси, а также студенты Международного университета Кыргызской Республики.

В ходе дискуссии эксперты обсудили  цели и задачи информационной войны, развязанной коллективным Западом против России и её союзников; технологии, используемые в информационной войне, а также способы защиты государства и населения от информационных атак.

Основные тезисы выступлений:

Бакыт Бакетаев, политолог, сопредседатель клуба «Пикир»: «Сегодня мы поговорим на сложную, наболевшую тему, которая является острой не только для нашей страны, но и всего мира – это информационные войны. Пользуясь случаем, хочу отметить: одним из результатов этих войн можно считать внесение в список иностранных агентов (который сейчас составляется к законопроекту об иноагентах) радио Sputnik. Но это СМИ не может считаться иностранным агентом, поскольку создано оно в рамках ЕАЭС. Хотел бы обратить на этот вопрос внимание министра культуры, информации, спорта и молодёжной политики КР. Если мы признаем Sputnik иноагентом, то получим результат, к которому стремятся третьи силы».

Вадим Ночёвкин, журналист, сопредседатель клуба «Пикир»: «Этот круглый стол был запланирован ещё до того, как в мире разразилась, пожалуй, масштабная война в новейшей истории. Это истерия вокруг якобы вторжения России на Украину – по-своему трагикомичная, но грозящая, однако, перерасти в самую настоящую, горячую войну. У нас планировалось онлайн-выступление известного военкора Семёна Пегова. Он сейчас находится на переднем крае информационной войны – в Донбассе. Но сегодня выяснилось, что принять участия он не сможет – там сейчас гремят выстрелы. Похоже, горячая фаза уже началась. Поэтому тема информационных войн сегодня приобретает особую актуальность.

В качестве своего рода эпиграфа к сегодняшней дискуссии хотелось бы привести известный афоризм американского писателя Роберта Шекли: «Самое обидное, что в информационной войне всегда проигрывает тот, кто говорит правду, он ограничен правдой, лжец может нести всё, что угодно». И об этом тоже хотелось бы сегодня поговорить. В самом ли деле правда обречена на поражение в информационной войне? Что может предпринять правда, чтобы правда победила ложь? Кыргызстан сегодня, к сожалению, больше объект, чем субъект мировой политики. Но наша республика тоже превратилась в полигон для локальных битв глобальной информационной войны».

Алексей Кочетков, руководитель Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия» (Россия): «Конфликтология рассматривает войну как такой вид конфликта, в котором стороны прибегают к вооружённому противостоянию и наносят ущерб противнику при помощи вооружённых сил, диверсий, террора и прочих методов прямого воздействия.  В настоящее время к классическим формам войн и видам силового противостояния прибавилась ещё одна, привлекающая всё большее внимание исследователей и публицистов, – информационная война.

Понятие «информационная война» носит синтетический характер. Оно включает в себя целый ряд явлений, возникающих в человеческом сообществе при взаимодействии масс, социальных групп или народов. В соответствии с целями воздействия «информационная война» в разных условиях и в разное время получала разное обозначение: пропаганда, контрпропаганда, спецпропаганда, психологическая война, техника дезинформации и т.д. При становлении информационного общества в ходе его глобализации и вовлечения в социально-политическую жизнь всё больших человеческих масс обособление понятия «информационная война» стало общепринятым. Современные специалисты считают информационную войну высшей формой информационного противоборства. В разработанной Комитетом начальников штабов Вооружённых сил США «Единой доктрине противоборства в области управления и связи» термин «информационная война» определяется как совокупность мероприятий, принимаемых в целях достижения информационного превосходства над противником путём воздействия на его информационные системы, процессы, компьютерные сети, общественное и индивидуальное сознание и подсознание населения и личного состава вооружённых сил при одновременной защите своей информационной среды. К этим мероприятиям можно прибавить распространение по каналам противника или в мировом информационном пространстве дезинформации или тенденциозной информации для воздействия на оценки, намерения и ориентацию населения и лиц, принимающих решения, с целью формирования общественного мнения, выгодного для противоборствующей стороны.

Однако наряду с информационной войной как одной из наивысших форм информационного противоборства в повестку дня сегодня стремительно входит ещё более технологичная форма - ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ война. Отличие между обычной информационной войной и цивилизационной войной заключается в том, что в последней целью является не локальная тактическая победа над противником, а глобальное разрушение или поглощение противоборствующей цивилизации, доведение её до состояния, когда ни о каком сопротивлении или конкуренции речи идти не может. В такой войне задача состоит не в введении в заблуждение вражеского командования или населения противника, а в переформатировании самой сущности попавшего под удар народа, в изменении его цивилизационного кода и необратимой трансформации его идентичности. Цивилизационная война является войной смыслов и ценностей, а поле её действий распространяется в первую очередь на сознание противника.

В общем технологическом алгоритме обеспечения цивилизационной войны можно выделить три базовых технологических компонента: науку, идеологию и язык. Эти компоненты, являясь неразрывными, позволяют этой форме войны органично вписываться в тело современной культуры, жить по её правилам, маскироваться под неё, подстраиваться под повседневные практики обывателя. В условиях цивилизационной войны наука выполняет функцию закона и технологий производства смыслов. Отсюда такое количество различного рода экспертных структур, институтов и всевозможных центров, участвующих в этой войне. Наиболее часто науками, употребляемыми в военных целях, становятся история и социология. История - как конструирование прошлого и социология - как конструирование настоящего. Любой смысл, касающийся социально-гуманитарной сферы, должен быть подкреплён опытом этих наук. Социологические конструкции редко обходятся без апелляции к истории, которая является для них фактографическим фундаментом.

Многочисленные примеры использования истории как инструмента в цивилизационном или геополитическом противостоянии мы видим во всех без исключения странах Центральной и Восточной Европы, а также на всём постсоветском пространстве. Тотальное переписывание истории, создание мифологизированных исторических концепций, противоречащих документально зафиксированным историческим фактам, мы особенно ярко можем наблюдать на примере современных Польши, Украины, Беларуси или стран Прибалтики. Не стали исключением и страны Средней Азии. Внедрение в сознание людей исторических образов, наполненных ненавистью (ещё одно поколение назад просто немыслимых), в первую очередь стало возможным благодаря внедрению на государственном уровне учебных программ, подготовленных при содействии различных западных фондов и институтов (например, фонда Сороса). Новая историческая политика активно поддерживается средствами массовой информации, различными альтернативными историками и деятелями культуры.

Помимо вытеснения России и Русской цивилизации, решается здесь и ещё одна важная задача: под предлогом якобы возврата к историческим корням лишить народ конкретной страны позитивного исторического опыта, максимально ослабить связи с Россией и русскими, лишить его реального исторического, а не мифического фундамента и столкнуть назад в архаику, сделав этот народ с помощью исторических и социальных манипуляций неконкурентоспособным и лишённым исторических друзей и союзников. Вторым компонентом в общем технологическом алгоритме обеспечения цивилизационной войны является идеология. Заняв место религии, идеология осталась в поле веры. Как бы ни старались идеологи, но научно, рационально невозможно доказать ни правильность, ни привлекательность той или иной идеологической доктрины. Демократия, коммунизм, либерализм, консерватизм, монархизм и пр. остаются объектами веры. Идеология, как и религия, играет здесь роль ценностной рамки, которая задаёт правила для производства ценностных смыслов. Несмотря на то, что у науки есть свои правила, их надо дополнить политическими ценностями иного, некогнитивного порядка. В итоге в процессе цивилизационной войны идеология задаёт направление и границы фальсификаций, задаёт вектор научной рефлексии и обставляет это движение идеологическими условиями. Последним компонентом обеспечения цивилизационной войны является язык. Язык остаётся её самым пластичным и динамичным компонентом. Его можно рассматривать как универсальный и эффективный инструмент ведения войны за умы людей. Смыслы и ценности материализуются, транслируются и трансформируются именно посредством языка. Поэтому абсолютно не случайно, что на постсоветском пространстве не прекращаются попытки вытеснения из повседневного обихода общеупотребляемого русского языка как языка высокоразвитой цивилизации и замены его различными архаичными суррогатами.

Существование такого явления, как цивилизационная война, вовсе не означает, что все ныне существующие человеческие цивилизации могут или должны вести друг с другом цивилизационные войны. Эта война является исключительным инструментом одной претендующей на безраздельное идеологическое и технологическое доминирование западной цивилизации и её производного - американской цивилизации. Современная цивилизационная война стала возможной благодаря стремительному развитию  информационных технологий, она является продуктом современного этапа эволюции системы социального управления.

Говоря о цивилизационных войнах, мы говорим не о противостоянии цивилизаций вообще, а о противостоянии западной цивилизации с теми цивилизациями, которые она считает угрозой для своего доминирующего положения. Здесь речь идёт прежде всего о странах так называемой «полупериферии» (по Сэмюэлю Хантингтону), которые имеют собственный технологический и экономический потенциал и стремятся освободиться от диктата высокотехнологичного «центра» мировой капиталистической системы, вырваться из состояния зависимости и самостоятельно выбирать пути своего развития. Именно такие  страны, где Западу не удалось установить своё культурное и идеологическое доминирование, и становятся объектами проведения операций цивилизационных войн. В то время как страны «периферии», несмотря на все культурные отличия от «центра», самим Западом как угроза никогда не рассматривались. Так как эти страны в случае  противостояния с мировой капиталистической системой никогда не имели даже чисто гипотетических шансов на успех».

 Нурлан Досалиев, эксперт по вопросам региональной безопасности, ветеран спецслужб (Кыргызстан): «Основная цель информационной войны - ослабить моральные и материальные силы противника и усилить собственные силы - достигается использованием различных мер пропагандистского влияния на сознание и эмоции людей. Главные задачи информационных войн: манипулирование сознанием масс; навязывание требуемого для воздействующей стороны решения; внесение в общественное и индивидуальное сознание разрушающих идей и взглядов; дезориентация и дезинформация масс; ослабление определённых убеждений, ценностных ориентаций и традиционных устоев; навязывание собственных духовно-нравственных и культурологических ценностей.

В числе структур, которые ведут против нас – России и её союзников – информационную войну, можно назвать и организации, работающие, как ни странно, в самой России -  Московскую школу гражданского просвещения, Фонд Егора Гайдара, Фонд борьбы с коррупцией Навального. А также такие структуры, как Американский фонд мира, Центр стратегических и международных исследований, Институт американского предпринимательства, Фонд «Наследие». В информационной войне участвуют также такие «правозащитные» организации, как Freedom House, «Репортёры без границ», Human Rights Watch, Amnesty International, ассоциация «Голос», «Мемориал», а также Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ), рейтинговые агентства Moody’s и Fitch.

Новый этап информационных войн начался 11 сентября 2001 года. Атаку на башни-близнецы в Нью-Йорке лично я считаю спланированной провокацией. В этом же ряду – печально знаменитое выступление госсекретаря Колина Пауэлла в Совбезе ООН 5 февраля 2003 года перед вторжением в Ирак. Сам он, возможно, не знал, куда приведёт мир его злосчастная пробирка с «сибирской язвой». Цена одной этой пробирки – тысячи человеческих жертв, хаос в азиатском регионе, арабская «весна», война в Сирии т.д.».  

 Андрей Сыч, директор Центра социальных исследований, науки и технологий (Беларусь): «На примере событий в Беларуси важно обозначить, как бойцы информационной войны заходили на наше медиапространство. Особую роль в этом сыграли мессенджеры. О том, что различные силы пытались манипулировать людьми извне, свидетельствует, как минимум, безграмотность их действий. Политтехнологи, которые заходили на медиарынок Беларуси, не выяснили, какими мессенджерами пользуются сами белорусы. Они хотели внедряться в действующие сообщества в мессенджерах, находить безусловных лидеров мнений (но, если речь, к примеру, идёт о дворовых чатах, то лидером там считается председатель товарищества собственников). А такие чаты у нас - в Whats app и Viber. Эти же силы, зайдя в белорусское информационное пространство, в первую очередь выходили на Telegram. Искусственно там создавали такие же дворовые чаты и пытались туда завлекать людей. То есть система влияния на тех же лидеров мнений не сработала, потому что информационная площадка была создана искусственно.

Также заблаговременно в стране создавалась «москитная» медиасеть. Буквально за два года до президентских выборов небольшие информационные порталы появились в каждом районе, в каждом городе. Ресурсы вливались и вливаются огромные - в том числе и сейчас. Недавно появилась информация от немецких грантовых фондов, что суммы грантов будут начинаться от нескольких тысяч долларов - конечная цифра, что интересно, не указана, нет ограничений по грантовому финансированию. То есть, если ты способен предложить проект, который может оказать влияние на какую-то повестку внутри страны, западные партнёры его достаточно щедро профинансируют.

«Москитная» медиасеть чётко структурирована. Как и чаты в Telegram, которые позиционировались как абсолютно разные, с разными администраторами, но при этом, когда надо было вбросить конкретную информацию, одно и то же сообщение буквально с разницей до полминуты появлялась во всех мессенджерах одновременно. То есть повестка отрабатывалась централизовано. Одной из медиасетей стал информационный портал TUT.BY, который существовал к тому времени 15 лет. Первоначально портал выполнял достаточно полезные функции, являлся некой обратной связью для госаппарата. Там периодически выступали с критикой, но умели оставаться в рамках приличия, не переходя на прямые оскорбления. Но за год до президентских выборов основатель этого портала умер от онкологической болезни, и остальные соучредители, я так полагаю, взяли достаточно большие гранты на участие в информационной политике в предвыборный период. А деньги выплачивались для Беларуси большие: за выступления в «Фейсбуке» с критикой государства предлагалось порядка 20 тысяч долларов. Когда силовики начали «отрабатывать» этих лидеров, у сотрудников портала находили суммы в размере 50 тысяч долларов.

TUT.BY использовал в качестве первоисточников новости из регионов – огромной сети информационных порталов. Появились они тоже буквально за год до президентских выборов. Их сотрудники пытались находить максимально негативную информацию в регионах. Это становилось основной повесткой, то есть никакого позитива там не было. После того, как белорусское Министерство информации заблокировало эти порталы, единственным местом их работы стали Telegram-каналы, причём там сейчас можно посмотреть достаточно объективную статистику по их посещаемости. То есть портал, который позиционировал себя как полумиллионник по суточной посещаемости, в Telegram имеет лишь порядка 50 тысяч подписчиков. Для грантодателей статистика накручивается искусственным способом, чтобы придать проекту больше значимости и получать гонорары.

Также одним из важных приёмов информационной борьбы на территории Беларуси является слив персональных данных через мессенджеры. Как с этим бороться? Мне кажется, стоит создавать СВОИХ лидеров мнений. В Беларуси достаточно позитивные события произошли после 2020 года, начали появляться государственные фонды. 2020 год внёс позитивную повестку во внутригосударственную молодёжную политику. Фонд президентских грантов будет реализовывать программы по поддержке молодёжных инициатив, в том числе связанных с общественно-политической деятельностью. На сегодняшний день в стране мобилизованы не только информационные государственные порталы, меняется к лучшему и реализация государственной политики в информационной сфере».

Никита Мендкович, глава Евразийского аналитического клуба (Россия): «Проблема фейков и дезинформации в СМИ Кыргызстана достигает таких масштабов, что для части аудитории происходит подмена реальной картины ложной информацией, продуцируемой иноагентами. Недавние примеры – фейки о «войне на Украине» и «восставшем народе в Казахстане», из более давних примеров – срыв добычи урана в Кыргызстане, антикитайская и антироссийская пропаганда западных медиа.

Присутствие игроков из дальнего зарубежья на медиарынке региона неадекватно велико. Во-первых, речь о непосредственно иностранных медиа - «Азаттык», «Настоящее время», «Евразия.нет». Во-вторых, речь о СМИ-иноагентах, зарегистрированных в стране, но работающих при поддержке зарубежных государств, обычно США и стран НАТО. Примеры – информресурсы Кaktus.media и Kloop.kg (Кыргызстан), Vласть.kz (Казахстан) и ряд иных. Эти медиа зачастую дают искажённую картину событий в стране и за рубежом,  создавая позитивный образ США, формируют пул спикеров из НПО-иноагентов, которые дают комментарии, удобные заказчику. Примером может служить разжигание конфликта между Кыргызстаном и Таджикистаном и возложение ответственности на ОДКБ, хотя Кыргызстан и Таджикистан официально отказывались от помощи Организации или России в урегулировании конфликта.

По данным финансовой отчётности, американское правительственное агентство USAID в 2017-2022 годах выделило на финансирование медиа в Кыргызстане 10 миллионов долларов. Основным оператором распределения денег является известная организация «Интерньюс», зарегистрированная в США. Известно, что через неё накануне мятежа в Казахстане в декабре 2021 года были выделены средства на создание сети «гражданских корреспондентов» в регионах страны. Через пару недель эти люди были задействованы в освещении митингов в Жанаозене, Мангистау, Алматы и других местах.

Для проведения идеологической работы со СМИ и журналистами используются специальные НПО-иноагенты - «Институт медиа полиси» (Кыргызстан) или «Адил соз» (Казахстан). Они отвечают за проведение «обучающих» мероприятий, организуют пресс-туры в Грузию и на Украину. Зачастую семинары носят прямо политический характер, например, «Медиа полиси» на закрытых семинарах осенью 2021 года убеждала представителей СМИ вести борьбу против принятого парламентом закона о фейках, призывала проводить протесты, бойкотировать или обходить юридические нормы. НПО-иноагенты активно используются для навязывания журналистскому сообществу своих норм идеологии и псевдоэтики. Для этого используется сеть ресурсов под названием «Фактчек», которые зачастую сами продуцируют фейки. Например, казахстанский «фактчек» осуждал журналистов, которые публиковали документы о работе американских биолабораторий в Казахстане и Узбекистане. Кыргызстанский «фактчек» объявлял фейком публикацию газеты «Дело №…» о встречах глав НПО-иноагентов с оперативниками ЦРУ Спаской Гатзинска и Джозефом Беллом. Хотя позже фигуранты скандала признали подлинность фото и факт встреч.

Крайним проявлением институционализации фейков стало создание комиссии по журналистской этике при «Институте медиа полиси», которая присвоила себе право одобрять и осуждать работу медиа. Разумеется, любая критика западных иноагентов для неё является «злом».

Часто звучит мнение, что зависимость медиа от иностранных фондов обусловлена финансово. Однако это противоречит фактам. Упомянутая программа USAID в Кыргызстане составляет около 2 миллионов долларов в год, с учётом переводов через другие структуры, включая фонд Сороса и NED – вдвое больше, 4 миллиона. Между тем, официальная оценка объёмов только рекламного рынка в республике – 19 миллионов долларов в год. С учётом теневых сделок, субсидий от государства, а также от официальных и фактических владельцев речь идёт о финансовых потоках, на порядки превосходящих задействованные ресурсы противника.  Тем более, упомянутые 2-4 миллиона сосредоточены преимущественно в руках перечисленных выше НПО и 11 официальных изданий-партнёров USAID.  Причём я даже не беру фактор коррупции, откатов в пользу чиновников USAID, которые носят массовый характер. Тем не менее, присутствие американских иноагентов в медиасфере республики неадекватно велико, они зачастую «продавливают» свою позицию даже в конфликте с официальными структурами.

Основной причиной мне представляется не финансовая зависимость, а большая популярность американских семинаров - «курсов для журналистов», «уроков медиаграмотности» и прочего. К сожалению, уровень подготовки журналистов и тем более блогеров зачастую недостаточен, а старшее поколение редакций не находит времени для передачи опыта и тем более не может дать базу для обучения молодых коллег использованию современных технологий. Считаю, что патриотическое журналистское сообщество должно само взяться за обучение кадров и обеспечение журналистской этики, вытеснить из этой сферы иноагентов. Ведь это – задача не только государства. Защита родины от агрессии, в том числе информационной - долг и рядового гражданина, вопрос его патриотизма и чувства ответственности за свою страну».

Владимир Березовец, вице-президент Международной ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» (Россия): «Сверхдержавы не могут позволить себе такую вольность, как вхождение в горячую стадию военного противостояния. Это будет конец цивилизации. Информационные войны велись всегда, и чем дальше – тем более распространёнными они будут.

Ярчайшим примером развязывания информационной войны является конец Второй мировой, когда на Западе начали изучать феномен стойкости советского народа. Как можно объяснить силу духа солдат, оборонявших Брестскую крепость? Как объяснить то, что немцы, прошедшие всю Францию за 38 дней, не смогли пройти одну улицу в Сталинграде и за два месяца? Как объяснить подвиг панфиловцев?  Тогда были брошены громадные средства на то, чтобы уничтожить наши воспитание и образование, подкинуть нам сомнительные ценности. Наркотики, проституция – всё, что есть низменное, к нам пришло. Параллельно они искусственно создавали из нас «империю зла», против нас вещала масса радиостанций. Я в своё время полтора года был советником у Муаммара Каддафи, я знаю Ливию. Так благополучно, как жили ливийцы, они теперь очень долго жить не смогут. А всё началось с фейка - с создания образа диктатора. Фейки могут разрушать целые страны и экономики. Примеров тому множество».  

Павел Дятленко, доцент кафедры истории КРСУ (Кыргызстан): «В постсоветский период одним из направлений внешнего влияния на постсоветские страны, включая Кыргызстан, стало переформатирование их национальных версий истории под красивыми лозунгами «переосмысления истории» и «деколонизации». Запад проводит переформатирование истории системно, последовательно, с учётом особенностей и настроений каждого из постсоветских обществ и использованием всего спектра необходимых инструментов (СМИ, соцсети, мессенджеры, фильмы, ролики, различная литература, НПО, блогеры, активисты и др.). Этому процессу способствуют: слабость многих постсоветских государств, отсутствие у них стратегий гуманитарного развития своих обществ и привлекательного образа будущего, ограниченность гуманитарных связей с соседями, упадок и бедность местных академических сообществ, наличие прослойки прозападных СМИ, политических НПО и активистов, «юбилейный» подход к прошлому.

В случае с Кыргызстаном активно используются его большая открытость внешнему миру, нестабильность и зависимость республики от внешнего финансирования. Также через республику реализуются региональные проекты. Навязывание своего видения прошлого и системное манипулирование им позволяют Западу влиять на современные социальные настроения в постсоветских обществах и формирование желаемого образа будущего и внешнего врага в каждой из постсоветских стран.

Академический неоколониализм стал частью внешней политики Запада.

Его цели: - отрыв страны от постсоветского пространства и противодействие евразийской интеграции; - внутренний раскол общества по болезненным и политизированным темам; - дискредитация собственного опыта модернизации и навязывание вестернизации; - усиление самоизоляции, местного национализма, прозападных настроений; - навязывание комплекса жертвы и формирование образа врага в адрес естественных союзников и соседей.

Исполнители: - прозападные СМИ, блогеры; - политические НПО и активисты («исследовательская площадка», «культурно-исследовательский центр» и др.); - учёные, аффилированные с западными структурами; - местные филиалы западных фондов.

Инструменты: - акцент на устной истории, мемуарах и публицистике; - избирательное использование архивных документов; - умолчание неудобных аспектов; - навязывание определённых теорий (постколониальная и гендерная теории, тоталитаризм); - активный перевод и тиражирование западной литературы; - реализация научных и образовательных грантовых проектов под контролем западных учёных (местные учебники истории).

Основные темы: - присоединение Центральной Азии к Российской империи; - местные выступления (Андижанское восстание, восстание 1916 года); - период Гражданской войны (басмачество); - туркестанский и советский этапы модернизации (мифы о  «голодоморе» и борьбе с родовой знатью); - политические репрессии в 1920-х – начале 1950-х годов (мифы о массовости и полной невиновности попавших под них, ГУЛАГе, «погибшем цвете нации»); - Великая Отечественная война; - политические процессы 1980-х – начала 1990-х годов (мифы о «диссидентах» в странах ЦА, Алматинских событиях 1986 года)».

 Ольга Сухаревская, главный редактор новостного веб-сайта «Stanradar - новости Центральной Азии» (Россия): «Информационные войны в наше время носят тотальный характер. Это инструмент воздействия на страны-жертвы именно со стороны Запада – очень хорошо и детально разработанный как с идеологической, так и с методической точек зрения.

Во-первых, у Запада есть идеология в красивой обёртке – это демократия, свобода, права человека и прочее. Действительно, какой человек в своём уме может быть против свободы и демократии? И Запад этим пользуется.

На самом деле вся эта идеология выродилась из романа Джорджа Оруэлла «1984». Война – это мир, свобода – это рабство и прочее. Это уже очень хорошо видно на самом Западе, когда человек, отрицающий преимущества ЛГБТ перед здоровыми людьми, подвергается тотальному преследованию и фактически вымыванию из информационного пространства, из профессии. Его объявляют изгоем. Если какое-либо государство в своей политике не плетётся в хвосте стран НАТО и Запада, оно объявляется недемократическим. Но какая же это свобода слова, если за отрицание голодомора, допустим, можно получить уголовный срок?! Очередное порождение демократии – это гуманитарные бомбардировки «в защиту прав человека», а какие могут быть права человека, когда этого человека бомбят?

Тем не менее, эта идеология пропагандируется и, как ни печально, очень многие в неё верят. Помимо этой идеологически стройной картины существует целая система продвижения демократии. Это многоуровневая система: есть западные правительства, главные ведущие НПО, мелкие национальные НПО и СМИ, а в последнее время появились просто тучи «ботов». Это очень стройная система, примером может служить инфильтрация террористов в странах Центральной Азии. Правительства западных стран предложили странам ЦА программу возвращения ИГИЛовцев на родину и их реабилитацию, адаптацию и прочее. После бегства американцев из Афганистана странам региона предлагают огромные деньги за приём так называемых беженцев. Это первый шаг. Второй – правозащитные организации (Human Rights и т.д.) начинают травить правительства за преследование религиозных свобод. То есть, когда идёт борьба с терроризмом, включается вся мощь «грантоедов» за свободу религии – чтобы не преследовали исламских экстремистов, не арестовывали их, и они могли свободно действовать в странах ЦА.

Недавние события в Казахстане тоже стали примером использования майданных технологий информационной войны. На плечах реального протеста рабочих заводов (причём западных компаний) вышел майданный интернационал, террористический интернационал, который устроил беспорядки. Следом мы видим уже третий шаг – в Европарламенте и в западных правительствах начинается давление на власти Казахстана, угроза санкциями и обвинения в нарушениях прав человека. К сожалению, Казахстан поддался и сейчас пригласил правозащитников расследовать нарушения свободы во время разгона митинга. Параллельно мы наблюдали информационную войну. Говорится, что в повышении цен на газ виноват Евразийский союз, где предполагается единая энергетическая политика, хотя на самом деле биржевые торги спровоцировал кризис в Евросоюзе. Эта же схема была применена в Казахстане и спровоцировала эти забастовки. Также шла попытка дискредитировать действия ОДКБ. К примеру, есть видеоролики, как казахская полиция передвигается на военной технике, а подпись к ним гласит: «Путинские войска убивают казахов». Хотя на самом деле ОДКБ не участвовала в разгоне митинга.

В информационных войнах и в организации госпереворотов всегда используются одни и те же группы населения: прозападные СМИ, НПО - как национальные, так и международные, и религиозные секты - как мусульманские, так и христианские. Вопросы, которыми раскачивают все государства, практически одинаковы: борьба с коррупцией, когда постоянно дискредитируется власть; голодомор, геноцид. В Кыргызстане, к примеру, «грантоеды» эксплуатируют тему «геноцида» кыргызов в 1916 году. В каждой из республик бывшего СССР присутствует какой-нибудь «геноцид»,  совершённый непременно Россией.

Информационные войны широко используются для захвата экономик государств. Примером может служить борьба в Казахстане против 55 китайских заводов, борьба против атомной энергетики. И тут USAID предлагает программы по развитию зелёной энергетики, печальные результаты которой мы могли наблюдать и в США. И вот сейчас у нас на глазах разворачивается трагедия в Европе, при этом атомные станции, безусловно, строить нельзя. К сожалению, все информационные войны мы проигрываем по целому ряду причин. Во-первых, у нас после 1990 годов действительно прижились мысли-вирусы о демократии и правах человека, свободе и пр. Даже когда мы пытаемся бороться с Западом, мы всё равно пользуемся его терминологией: «Они продвигают плохую демократию, мы – хорошую». И это порождает постоянное ложное понимание демократии и свободы слова. У нас совершенно спокойно работают западные СМИ. Мы не можем объявить их иностранными агентами и запретить, потому что мы нарушаем свободу слова и демократию.

Ещё одна проблема – в отличие от Запада у нас действительно нет своей идеологии. Мы всё время плетёмся у них в хвосте, хотя и оспариваем этот факт. И возникает вопрос: а что мы, собственно, строим? До тех пор, пока мы не ответим на этот вопрос, мы не сможем противостоять этой информационной войне».

Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад» (Кыргызстан): «Поводом к информационной войне в Кыргызстане вокруг строительства АЭС стало следующее событие. 20 января этого года в Дубае проходила всемирная выставка «Экспо-2022». В рамках российского Дня АСММ (атомных станций малой мощности) министр энергетики КР Доскул Бекмурзаев и глава Госкорпорации РФ «Росатом» Алексей Лихачёв подписали меморандум о сотрудничестве в сооружении в республике АЭС малой мощности. «Низовых» противников АЭС в социальных сетях можно разделить на две группы. Первая – эмоциональные дилетанты. Это - реальные люди, которые действуют в одиночку; имеют давние фобии и предубеждения и транслируют их; не обладают глубокими знаниями о предмете фобий и предубеждений. Вторая группа – нанятые «тролли». Они – в отличие от эмоциональных дилетантов - действуют группами; используют псевдонимы и фальшивые фото, либо имеют пустые профили; пытаются создать в интернете видимость массового недовольства.

Промежуточные, так сказать, противники АЭС – это ангажированные экологи и так называемые «гражданские активисты», а также ангажированные информационные ресурсы.

Кто же главные противники? Это - нефтегазовое лобби и конкуренты России на рынке «мирного атома». До 2007 года, когда возник «Росатом», на рынке «мирного атома» господствовали Япония, Франция и США. Когда россияне сказали, что к 2030 году «Росатом» добьётся лидерства на этом рынке, никто тогда не воспринял это обещание всерьёз. Но уже по итогам 2018 года выяснилось, что «Росатом» построил 60% всех электростанций мира. Более того - к тому же 2018 году «Росатом» имел портфель зарубежных заказов на 10 лет вперёд стоимостью больше 160 миллиардов долларов.

Понятно, что честно конкурировать при таких условиях не получится. А кто главные конкуренты «Росатома»? Первый конкурент — французская «Orano» (бывшая «Areva»). Второй – ещё более интересен. В мае 2019 года на экраны<

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

20.02.2022 01:24

Общество

Система Orphus
телеграм - подписка black

Досье:

Сергей Юрьевич  Глазьев

Глазьев Сергей Юрьевич

Советник Президента Российской Федерации

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

1200

киргизских сел не имеют доступа к чистой питьевой воде

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30