90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В ТАДЖИКИСТАНЕ: УРОКИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ, ГБАО И СТАТУС ДАНГАРЫ

28.02.2022 10:00

Политика

РЕГИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА В ТАДЖИКИСТАНЕ: УРОКИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ, ГБАО И СТАТУС ДАНГАРЫ

Долгие годы проблема непропорционального развития регионов в #Таджикистан'е остается актуальной. Неравномерность в распределении доходов между регионами и центром зачастую ведет к постепенному разрушению производственного комплекса слаборазвитых областей страны, увеличению числа мигрантов. Доктор политических наук, ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Зарина Дадабаева в беседе с Ia-centr.ru рассказывает об истоках и последствиях региональной политики в Таджикистане. 
Региональная политика в Таджикистане: уроки гражданской войны, ГБАО и статус Дангары

– Таджикистан, став независимой республикой, пережил множество конфликтов, включая и гражданскую войну 1992-1997гг. Однако разница развития «центра» и «периферии» существовала и до войны, и стала в том числе одной из ее причин. Какое влияние оказали внутренние конфликты в Таджикистане на формат административного деления?

– Таджикистан во времена СССР делился регионально на две части. Север был промышленно-развитым районом с высокой инфраструктурой и индустрией. Юг, наоборот, отставал в плане развития. В основном во главе республики стояли лидеры с Севера, представители Ленинабадской области (сейчас Согдийская область Таджикистана).

Гражданская война в 1990-х усилила разделение общества, а республика осталась в бедственном положении. Произошла ситуация, при которой из региона уехало большая часть русскоязычного населения, произошел большой отток квалифицированных специалистов.

Однако конфликт привел к кардинальным изменениям и в административном делении Таджикистана. После войны именно Юг занял лидирующее положение в стране, и власть стала больше ориентироваться на южные области Таджикистана. Теперь уже в этих регионах стала развиваться инфраструктура, строиться дороги, сюда вкладывали инвестиции. Северные промышленные районы продолжили своё развитие, но в меньшей степени.

«Прививка войной» дала значимую поддержку властной системе в Таджикистане. Население Республики Таджикистан не настроено на открытые протесты или борьбу с властью, имея за плечами опыт Гражданской войны.

– Считается, что сегодня на региональную политику Таджикистана влияет запущенный процесс транзита власти. Вы согласны с этим?

– Мне кажется, пока человек жив и находится при должности, говорить о каком-либо транзите неверно. Естественно, президент думает о том, кто останется после него. Тем более, специально для сына Эмомали Рахмона в Конституции понизили избирательный возраст для кандидата в президенты.

Основная проблема любого транзита власти в том, что в данном процессе много акторов. Всегда необходимо учитывать возможность несогласия внутреннего и внешнего окружения с выбором. Из-за этого сложно с уверенностью сказать, как пройдет транзитный процесс.

На мой взгляд, транзит власти никак не повлияет на административное устройство в Таджикистане. При приходе человека из того же клана, что и Рахмон – это будет преемственная политика. Уже сейчас сын Эмомали Рахмона продолжает политику отца. Да, возможна смена политических ориентиров вследствие изменений окружения. Однако, один человек не может изменить все.

– В контексте обсуждения центра и регионов, стоит отметить, что в Таджикистане уже долгое время обсуждается вопрос Дангаринского района. Есть вариант, что район сменит географический статус и станет областью. Интересно, что эти места напрямую связаны с президентом РТ…

Эмомали Рахмон, действительно, выходец из Дангары. И соответственно, он и во власти старается привлекать выходцев из своего региона, так как на них может опереться.

С одной стороны, это можно назвать землячеством. С другой – в окружении Рахмона просто есть люди, стремящиеся ему «подыграть», польстить, увековечив его имя в истории.

Сама местность Дангары не очень крупная, но туда вкладываются большие деньги, так как это родина президента.

Скорее всего, не столько сам Рахмон хотел бы улучшить положение региона, сколько его окружение, среди которого много выходцев из Дангары, пытается возвысить район среди прочих.

– Исходя из последних административных реформ, 17 ноября 2021 года указами президента Таджикистана Эмомали Рахмона были смещены главы нескольких районов и городов. Является ли это попыткой власти реформировать регионы, даст ли это положительный результат в будущем?

– Я бы сказала, что это попытка показать, что власть работает. В европейских странах такая ротация происходит, чтобы люди у руководящих позиций не «застаивались», не обрастали длительными связями. В Азии причина перестановок в том, что человек либо кого-то не устроил, либо чиновник действительно не справился со своими обязанностями – тогда это «показательная порка». Но это все никак не влияет на реформирование районов, потому что зависит только от политики высшего руководства.

«Младореформаторы», к сожалению, не могут ничего изменить. Необходимо полностью перестраивать всю систему власти и механизмы принятия решений. Сейчас чаще происходит смена одних представителей власти другими. При этом всегда существует элемент коррупции, что тоже играет роль при смене руководства районов.

– Один из самых известных и больших регионов Таджикистана – ГБАО – в свою очередь является и одним из самых бедных в стране. В течение нескольких лет происходили столкновения населения ГБАО с центральной властью. В чем уникальность данной территории и как сейчас строятся отношения Душанбе с самой восточной областью страны?

– ГБАО (Горно-Бадахшанская автономная область) находится на границе Таджикистана с Китаем и Афганистаном. Это объясняет то волнение, которое испытывает власть, говоря о регионе.

В первую очередь, ГБАО является своеобразным форпостом для Таджикистана и для стран СНГ.

Кроме того из-за горной местности до Памира очень трудно добираться, круглогодичная автомагистраль появилась только в независимом Таджикистане. В советское время для доставки продовольствия, других необходимых товаров в ГБАО активно использовалось авиасообщение. Такая отдаленность региона от других районов республики, невозможность влиять на общее политическое и экономическое развитие страны – всегда существенно влияли на настроение народа.

Памирцы всегда чувствовали себя очень автономно. Сам по себе – это народ независимый и самодостаточный, который всегда чувствует, когда начинается борьба за власть и за его территорию. ГБАО богата полезными ископаемыми, но проблема заключается в высоких издержках их добычи. Для этого необходимо вкладывать в эту отрасль большие инвестиции, а промышленных предприятий там практически никогда не было.

Несмотря на географическую и административную автономность ГБАО, власти все равно стремятся её интегрировать в современную структуру страны. Кому интересно, когда в доме (стране), есть такой очаг напряженности? Однако при этом государство не предпринимает эффективных усилий для экономического развития области, для борьбы с безработицей.

Можно было бы, например, построить в ГБАО объекты легкой промышленности, инвестировать в туризм, развивать животноводство, улучшить условия для работы артелей, малых предприятий по обработке драгоценных каменей, что привело бы к увеличению рабочих мест.

В настоящее время определенная часть молодежи в регионе, оставаясь без работы, ищет выход, в том числе, примыкая к группировкам различного толка. Находящиеся под таким влиянием молодые люди и совершает противоправные действия, крайне остро реагирует на любые действия властей.

– Несмотря на непростые отношения регионов с центром, есть ли возможные решения для сложившегося комплекса проблем в Таджикистане?

– Если говорить о сложных отношениях между областями и районами, то в Таджикистане, сложные отношения с центром есть, пожалуй, только у населения ГБАО. Практически во всех остальных регионах таких протестных настроений нет. Но, экономические проблемы есть везде и, конечно, их надо решать. Основной вопрос – обеспечение работой быстрорастущего населения республики.

Таджики исторически – оседлый народ. Однако в современной ситуации людям часто приходится уезжать из страны на заработки, чтобы прокормить семью. Проблему растущей трудовой миграции можно было бы решить путем увеличения количества высокооплачиваемых рабочих мест.

Стабильные доходы будут обеспечивать внутреннее потребление, а это приведет к развитию производства в стране, что увеличит стабильные поступления в бюджет, который, впоследствии, можно будет распределять на другие сферы.

Естественно, нужно привлекать инвестиции, но относиться к ним аккуратно. Даже сейчас, пользуясь китайскими кредитами, надо помнить, что долги придется возвращать. 

Безусловно, необходимо решать совместно с соседними странами проблемы в энергетике и по приграничным вопросам. Без рабочих мест, инвестиций в перспективные сферы бизнеса и с нерешенными территориальными вопросами трудно будет улучшить экономическое положение Таджикистана.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

28.02.2022 10:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Андерс Фог Расмуссен

Расмуссен Андерс Фог

Генеральный секретарь НАТО

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
4,3%

рост ВВП Казахстана в 2014 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31